Как в Москве убивали дочь сбежавшей в Украину российской оппозиционерки

Как в Москве убивали дочь сбежавшей в Украину российской оппозиционерки

Аналитика
19316
Ukrinform
Московские друзья Ирины Калмыковой стали сами собирать информацию о последних днях жизни ее дочери

Российская оппозиционерка Ирина Калмыкова, бежавшая в Украину из России накануне своего ареста за участие в одиночных пикетах против Путина, недавно переехала из Украины в Литву. Вместе с 14-летним сыном Ирина покинула Украину, чтобы быть еще дальше от России, где ее объявили в федеральный и международный розыск. В день перехода Калмыковой границы с Украиной в Москве при странных обстоятельствах умерла ее дочь. Укринформ впервые публикует подробности о смерти дочери оппозиционерки - трагедии, которой больше подходит определение «убийство».

РАССКАЗ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ

Ирина Калмыкова, которая все еще не оправилась после смерти дочери в Москве, только сейчас решилась рассказать Укринформу подробности о произошедшем 25 января в российской столице. Добиться подробностей трагедии у женщины, переживающей за безопасность своего сына, удалось только лишь благодаря многолетнему личному знакомству. К тому же после смерти дочери необходимо было время, чтобы прийти в себя.

Сейчас Ирина уже не носит черную ленту в волосах. Но при упоминании имени дочери все равно срывается на плач...

БУДУТ СТРАДАТЬ ТВОИ ДЕТИ

В начале февраля мы сообщали о том, что Ирина Калмыкова вместе с несовершеннолетним сыном Русланом, опасаясь ареста по политическим мотивам в России, ночью 25 января перешла российско-украинскую границу и поселилась в Киеве. Всего лишь несколько дней женщина успела порадоваться свободе от России.

Беспокоили лишь мысли о том, что Алеся, старшая дочь Калмыковой, которая осталась дома присматривать за больной бабушкой, перестала выходить на связь. Последний телефонный разговор был 24 января.

Алеся, пережившая год назад похищение с целью надавить на ее мать, чтобы та перестала заниматься политической оппозиционной деятельностью, планировала выехать из России вслед за матерью позже, когда состояние бабушки, пережившей операцию, улучшится.

Но уже 4 февраля друзья Калмыковой из Москвы сообщили ей, что Алеся скончалась в одной из московских больниц. Первое, что вспомнила Ирина при этих словах - то самое похищение Алеси в 2015 году, когда неизвестные передали ей через дочь послание - если не успокоишься, будут страдать твои дети.

В больнице соратникам Калмыковой отказались называть причину смерти, заявив, что дадут информацию только близким родственникам. Когда тело Алеси приехал забирать ее отец, живущий в России (с Калмыковой они давно не живут вместе), в больнице ему заявили, что его дочь скончалась от рака. Этот диагноз был написан и в заключении о смерти.

Однако ранее ездившей на опознание в морг юристу, подруге Калмыковой, у которой есть доверенность от Ирины на представление ее интересов, в больнице было заявлено, что Алеся умерла не приходя в сознание от воспаления легких.

Когда отец Алеси забирал ее тело из морга для похорон, обнаружилось, что ладони девушки наполовину фиолетовые, пальцы - черные. То ли от обморожения, то ли от гематом. В заключении о смерти об этом не было ни строчки.

На фотографиях с похорон Алеси четко видно, что руки девушки в ужасном состоянии. Ни рак, ни воспаление легких к такому не приводят.

Московские друзья Ирины Калмыковой стали сами собирать информацию о последних днях жизни ее дочери.

КАК УБИВАЛИ АЛЕСЮ

24 января состоялся последний телефонный разговор Алеси с бабушкой. Говорили о банальных вещах, про состояние здоровья бабушки, про работу, про быт. По телефону они не обсуждали то, что Ирина с сыном Русланом находится возле российско-украинской границы и собирается в ближайшее время ее переходить. Опасались прослушки.

25 января Ирине не удалось дозвониться Алесе. Номер сначала не отвечал, а потом телефон оказался выключенным. Не удавалось дозвониться дочери и в течение всего дня. Опасаясь за сына, Ирина приняла решение переходить границу в срочном порядке - в ближайшую ночь, несмотря на обильно выпавший накануне снег, затруднявший передвижение по пересеченной местности.

В ночь с 25 на 26 января Ирина Калмыкова с 14-летним Русланом по сугробам, в темноте, перешла границу и арендовала машину в ближайшем украинском населенном пункте, откуда отправилась в Киев.

Связи с дочерью так и не было. Как выяснилось через полторы недели, к этому времени Алеси уже не было в живых.

Соратникам Калмыковой удалось выяснить, что Алеся попала в больницу в тяжелом состоянии, однако в этой истории очень много белых пятен. 24 января, в последнем разговоре с бабушкой (матерью Ирины Калмыковой) по телефону, Алеся пожаловалась, что плохо себя чувствует, и у нее температура.

По словам Калмыковой, выяснилось, что 25 января, когда Алеся скончалась не приходя в сознание, она была в больнице уже второй раз. Известно, что первый раз девушка попала в реанимацию, видимо, 24 января, после ее последнего телефонного разговора. Из-за чего - неизвестно.

Кто ее доставлял в больницу, кто принимал, с каким диагнозом - выяснить не удалось. В истории болезни этого нет. Удалось выяснить лишь, что, видимо, ближе к вечеру 24 января, Алесю из реанимации забрали сотрудники каких-то правоохранительных органов и увезли на допрос в райотдел полиции.

Всю ночь девушку в критическом состоянии держали в участке, требуя дать информацию о местоположении ее матери. Непонятно, почему они не воспользовались мобильным девушки для связи с Ириной, возможно из-за того, что Алеся либо уничтожила сим-карту, либо спрятала телефон.

После этого полицейские, видимо, просто выгнали девушку на улицу утром или в обед 25 января. На улице в тот день было 12-14 градусов мороза. Не самая низкая для российской столицы температура.

По словам Калмыковой, ее дочь нашли на улице прохожие. Она лежала на снегу без сознания, не могла двигаться, но была еще жива. Люди вызвали скорую помощь. Так Алеся оказалась в больнице второй раз. Однако прожила она не долго и не приходя в сознание умерла.

Судя по рукам Алеси, ее либо избивали, либо она очень долгое время находилась на холоде, причем ладони были без каких-либо перчаток. Обморожения кистей рук такой степени возможны, если только руки были на морозе несколько часов.

Либо девушке никто не оказывал все это время помощь, и она лежала на улице, либо она находилась на морозе в месте, где ее не видели проходящие граждане. Конечно, различные эксперименты журналистов и активистов говорят о том, что к лежащему на улице в Москве человеку помощь приходит не сразу, но чтобы молодая девушка лежала на холоде несколько часов, и мимо проходили люди, в это тяжело поверить.

Возможно Алесю держали на холоде в пыточных целях, возможно, как раз всю ночь, после чего ее вывезли и выбросили на улице, увидев, что человек отморозил руки и стал умирать.

Узнать это пока не удается, так как в больнице отказываются обсуждать произошедшее, приводя как будто заученную легенду - привезла «скорая», лежала на улице.

Узнать о том, что Алесю 24 января забирали из реанимации и увозили в райотдел, удалось лишь благодаря работе со свидетелями в больнице, которые дали информацию только на условиях анонимности.

Все приведенные факты Укринформу озвучила сама Калмыкова, со ссылкой на своих соратников по протесту в Москве.

«С 30 января моя мать, которая так и не смогла связаться с Алесей, стала обзванивать все московские больницы и морги. Звонила она и в ту самую больницу, где еще 25 января умерла Алеся. Но там ей, как и в остальных учреждениях, ответили, что такой девушки у них нет, и она к ним не поступала. Более того, в этой больнице заявили, что вообще никаких неопознанных молодых девушек к ним не поступало.

4-го же февраля, когда Тверской суд Москвы принял решение о розыске и процедуре экстрадиции меня из Украины, буквально через 10 минут после суда, из больницы позвонили матери парня Алеси, с которым она встречалась в Москве, и сообщили, что опознано тело, что это именно Алеся, и потребовали, чтобы близкие родственники, а лучше - мать, приехала забирать тело из морга. Почему дочь опознали именно после решения суда, хотя она была у них уже полторы недели - выяснить так и не удалось», - рассказывает Ирина Калмыкова.

БЕГСТВО ПОДАЛЬШЕ ОТ РОССИИ

Решение переехать в Литву Ирине Калмыковой далось не легко.

«Материалов дела и решения Тверского суда Москвы было достаточно, чтобы сменить подписку о невыезде, которую я нарушила, уехав в Украину, на арест. С кем бы тогда остался мой сын? Оставлять ребенка и садиться в тюрьму только из-за того, что я выражала свою гражданскую позицию, я не хотела. В Украине, из-за войны с Россией, после смерти Алеси, я не чувствовала себя в полной безопасности. Пришлось ехать дальше», - рассказывает Ирина Калмыкова.

По ее словам, она опасалась повторения истории, произошедшей в Киеве с российским оппозиционером, помощником депутата Госдумы Ильи Пономарева, Леонидом Развозжаевым, который, опасаясь ареста, сбежал в Украину, но был похищен «неизвестными» от здания верховного комиссара ООН по делам беженцев 19 октября 2012 года.

Исчезнув в Киеве, Развозжаев через несколько дней оказался в Москве, в Следственном комитете России, куда он «пришел с повинной». А после суда получил 4,5 года тюрьмы.

По словам Калмыковой, она также опасается действия закона о выдаче розыскиваемых лиц, который действует между Россией и Украиной. А московский суд, по ее словам, направил запрос в МВД Украины с требованием задержать ее и передать правоохранительным органам России. В конце марта Россия также передала документы о розыске Калмыковой в Интерпол, отложив очередное заседание суда на 28 апреля.

В настоящее время оппозиционерке грозит до 5 лет лишения свободы за «неоднократные нарушения на массовых акциях».

«В Украину пока, в отличие от Евросоюза, очень легко попасть из России. Российские спецслужбы из-за всего происходящего очень интересуются Украиной. Я боюсь за сына. Люди, которые за меня болеют, порекомендовали пока выехать куда-нибудь в Евросоюз. К тому же, я боюсь ответственности за незаконное пересечение украинской границы. Дела политбеженцев в Украине пока рассматриваются долго, на что я буду жить и кормить сына?

Естественно, я люблю Украину, болею за нее всем сердцем и буду продолжать за нее бороться. За нее, за тех людей, которые сидят по политическим делам в российских тюрьмах, за свободную Россию без банды Путина. У меня в Украине родственники, друзья. И еще я надеюсь, что когда-нибудь смогу съездить и в Россию к маме, и на могилу Алеси. Но пока это невозможно. Пока Россия не освободится», - заявляет Ирина Калмыкова.

Дмитрий Флорин, российский журналист, Валентина Сямро, Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-