Айше Сейтмуратова, историк, участник национального движения, дважды депортированная из Крыма
День 18 мая я не забуду, пока смерть не закроет мои глаза
18.05.2016 09:00 878

- Этот день я никогда не забуду, пока смерть не закроет мои глаза. Помню тревожное лицо мамы, когда среди ночи мы проснулись от стуков в дом. За 15 минут, которые ей дали военные, она только и успела собрать своих семерых детей. Ничего из вещей и продуктов в дорогу взять не смогла - ни хлеб, ни документы. Помню, я плакала, из-за того, что в доме осталась моя любимая кукла, с которой не хотела расставаться. Помню, как нас вывели на площадь, а сосед наш дядя Макляк, русский, с его домом у нас была общая стенка, послал своих детей за продуктами, сложил их в мешочки и стал их кидать нам в толпу. В них были куски хлеба, сухари. Так дядя Макляк спас нас в дороге от голода. Каждый день мы, дети, получали от мамы из его мешочков по сухарику... Позже, в 1947 году, дядя Макляк нашел в нашем доме все оставшиеся метрики детей, документы, единственную фотографию погибшего на фронте отца и отправил все это нам.

- Как вы перенесли дорогу?

Эти детские слезы я никогда не забуду и не прощу их советской власти

- Когда нас погрузили в вагоны, для нас, детей, это было огромной радостью. Мы же никогда не видели поезда. Мы радовались и не понимали, почему все вокруг плачут. Уже в пути, изнуренные голодом и невозможностью выйти на улицу, мы тоже плакали и просились из вагона. Эти слезы детские я никогда не забуду и не прощу их советской власти. Но нас всех спасло то, что наша большая семья - дяди, тети, оказалась в одном вагоне.

Родственники в нашем селе все в основном занимались скотоводством и успели взять с собой пастушьи ножи для обработки овечьей шерсти. Они устроили в душном вагоне форточки, сделали отверстие для туалета, которое огородили простыней, чтобы не было запаха параши. У них оказались и одеяла. Так мы избежали возможных болезней и смерти в пути. Бог спас нашу семью.

- Куда вас привезли?

- В Узбекистан. Мы попали в горную часть Хатырчинского района Самаркандской области, в рудник "Лянгар" - это одна из шахт в горах Тянь-Шаня. Там был чистый воздух, горные источники, что опять-таки нас спасло. Мы не пострадали, как многие наши соотечественники, от среднеазиатской жары и грязной воды в арыках.

- В 1954 году я поступила на историко-географический факультет Самаркандского университета. Среди моих ровесников, которые шли учиться в институты, популярны были профессии медика и инженера. Я решила стать историком, потому что у меня было много вопросов к жизни, и я хотела на них получить ответы. Я досконально изучала историю Крыма, знала, сколько у нас героев войны, сколько крымских татар воевало, сколько участвовало в партизанском движении. Все эти факты очень пригодилась активистам национального движения при составлении документов и обращений в органы власти от имени крымских татар. Инициативники меня не афишировали, но первый мой арест не заставил себя долго ждать. 19 мая 1967 года на закрытом судебном процессе в Самарканде я сказала прокурору в лицо, что я историк и обязательно опишу роль НКВД, как советских эсесовцев, в истории нашего народа.

Но советская власть посадила меня в тюрьму, не дала мне возможности закончить аспирантуру и защититься, лишила меня преподавательской работы в Самаркандском университете… Из-за моей правозащитной деятельности меня не брали даже уборщицей в школу.

- Потому что вы постоянно напоминали о том, что вы крымская татарка? Когда вы впервые после депортации приехали в Крым?

За мою работу по сбору фактов о преследованиях и издевательствах над крымскими татарами меня депортировали второй раз

- В 1961 году я впервые после выселения вернулась в родное село, нашла соседей и стала навещать крымскотатарские семьи, которые ценой неимоверных усилий через милицейские кордоны возвращались на родину и пытались жить в Крыму.

В 1976 году за мою работу по сбору фактов о преследованиях и издевательствах над крымскими татарами меня депортировали второй раз. Но я продолжила эту работу и все собранные мной сведения ложились в основу информационных сообщений, адресованных международным организациям, западным СМИ. Отправляли мы их и в Кремль, лично я встречалась на приемах с Андроповым, Черненко, Щелоковым. Но работать становилось все сложнее. Трудности и преследования меня не пугали, но они не давали должного результата. Это вынудило меня выехать за границу и просить там политического убежища.

- Расскажите об этом подробнее.

- Еще будучи в Союзе, я направляла обращения в международные организации о ситуации с крымскими татарами, а в ноябре 1978 года с помощью друзей правозащитников вылетела через Израиль в Вену, где меня встретила Международная организация по спасению беженцев. Потом уже, в январе 1979 года меня приняли в США, где я попросила политического убежища и получила статус политзаключенного. Кроме того, организация "Международная амнистия", которая опекала правозащитников, поручала конкретным странам решать их проблемы, поэтому проблем с условиями для жизни и работы у меня не было.

- Чем занимались в Америке?

- Меня взяли внештатным  корреспондентом "Голоса Америки". Позже я стала работать и на "Свободе". Да и с радиостанции "Би-Би-Си" мне часто слали задания и звонили из Кельна - я им по телефону давала интервью. Выступала в парламенте США, на форумах Исламской конференции. Дважды меня принимал президент Рейган. Конгрессмены и сенаторы стали меня узнавать, как правозащитницу.

Как-то я прилетела в Турцию, и в здании, где как раз проходило совещание НАТО, поднималась на лифте, а сенаторы США, спускались и, увидев меня, приветствовали: "О, мисс Айше! Human right". В Америке я старалась расширить список наших политзаключенных и правозащитных групп, которые нуждались в опеке и защите. Я выступала на всех правозащитных форумах и пресс-конференциях, вышла на связь с Хельсинской группой, читала лекции в университетах США и Великобритании. Для решения крымскотатарской проблемы у меня не было границ.

- Как воспринимали там проблему крымских татар?

- Где бы я ни находилась и к кому бы ни обращалась, я не встречала равнодушных людей. Несмотря на должности и ранги, все встречали меня с большим пониманием и старались оказать поддержку и помощь.

- В начале 90-х годов крымские татары возвращались в Крым из Средней Азии. Вы решили вернуться на родину из Америки. Чем сегодня занимаетесь в Крыму?

- Да, я вернулась в Крым  из Нью-Йорка, потому что всегда мечтала жить на родине со своим народом. Я открыла в Симферополе пансионат для тех крымских татар, которые оказались одинокими и не могут жить самостоятельно. Еще преподаю студентам Крымского индустриально-педагогического университета историю национального и правозащитного движения.

"Мы хорошо знаем, что в 90-х годах Украина приняла нас, как один из народов своей страны. Да, Украина не смогла нам дать все то, что мы хотели. Однако сама Украина до сих пор не встала на ноги, но я уверена, что мы сегодня должны строить свою государственность вместе с Украиной, украинским народом. И вместе с Украиной мы достигнем успеха и расцвета", - сказала Сейтмуратова, выразив этим мнение делегатов национального съезда.

"Поэтому сегодня мы должны прямо сказать, что мы знаем, что такое Россия", - бросила в лицо президенту Татарстана Айше Сейтмуратова.

О стойкости Сейтмуратовой говорили многие высокопоставленные государственные деятели. Так, удивленный упорством этой женщины глава МИД Турции Халефоглу, встречи с которым в Стамбуле она долго добивалась, сказал своим подчиненным: "Учитесь у этой женщины, как нужно бороться".

Такие как Айше Сейтмуратова доказывают, что шансов у насилия даже абсолютного большинства против чести и стойкости, пусть и небольшой когорты борцов, нет абсолютно.

Екатерина Лисицина, Киев.

Фото: Борис Бобриков, Укринформ.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-