Пастухи от Путина и казарма с Wi-Fi. Жизнь в зоне АТО

Пастухи от Путина и казарма с Wi-Fi. Жизнь в зоне АТО

Аналитика
Укринформ
Журналист Укринформа в составе патруля контрдиверсионной роты "поохотился" на диверсантов 

О прифронтовом городе Счастье и о батальоне полиции "Луганск-1" мне уже приходилось писать сравнительно недавно. Но что может увидеть и услышать журналист за полдня общения с радушными хозяевами? То, что сами хозяева захотели (или смогли) показать постороннему, по сути, человеку. Дело даже не в скрытности - в конце концов, на самом краешке линии разграничения отцы-командиры имеют право вообще ничего не показывать, кроме разве фасада. Но в этот раз журналисту позволили провести с батальоном целых три дня.

Кстати, о фасаде…

ЛОВУШКА ДЛЯ ГРУ-ШНИКОВ

Точнее, о "Фасаде" - так называется ротный опорный пункт, обеспечивающий защиту автомобильного моста через главную реку Донбасса Северский Донец. Чтобы было понятно: линия разграничения проходит по Донцу и только здесь, в Счастье, она резко выгибается в сторону противника. Наши бойцы занимают позиции по обеим сторонам моста. Обороной моста руководит Дмитрий Булатов - лидер Автомайдана и экс-глава Министерства молодежи и спорта.

На противоположный, "луганский" берег нас с пресс-офицером "Луганска-1" домчал старый "жигуль"; по окончании беседы и "осмотра достопримечательностей" мы из вежливости отказались было от транспорта, но Булатов запретил. Дело не в особом гостеприимстве - в любой момент подозрительных "гостей" может "снять" вражеский снайпер. К тому же буквально за день до того погиб его боец:

- В начале первого прилетели с левого фланга на тот берег гранаты из АГС. Одна граната упала рядом с бойцом…

С командиром мы поговорили на целое интервью; может, оно потом и выйдет, а здесь - тезисно о главном. В полном соответствии с законами географии правый - "сепаратистский" - берег Донца хорошо приподнят над рекой, и опорный пункт представляет собой удобную и даже соблазнительную мишень. Опять же вокруг - пресловутая "зеленка", овраги. Так что на прочность наших бойцов наемники испытывают регулярно. И регулярно получают по зубам. Самый яркий эпизод неудачного налета - это эпопея российских ГРУ-шников Ерофеева и Александрова (правда, захват этот случился буквально за несколько дней до того, как сюда прибыл Булатов). Нам потом показали это историческое место.

Об этом я не спрашивал - Дмитрий сам затронул больную для многих тему:

- Знаете, много людей говорит, что надо идти в наступление. Но когда это говорят люди, находящиеся здесь, и когда то же говорят те, кто живет в мирных городах, - эти слова имеют разную цену. Потому что тот, кто сидит в мирном городе - ему не надо лезть под пули и снаряды. К тому же существуют политические договоренности, и потому незачем что-то говорить, когда знаешь, что никто команды на наступление не даст.

Напоследок он вывел нас на передний край и показал ряд противотанковых мин, довольно далеко впереди вмонтированных в асфальт поперек дороги на Луганск:

- Здесь происходят все обмены пленными. А вот фуры с контрабандами тут пройти не могут никак.

Я оценил укрепления, перегораживающие дорогу и мост. Будь на их месте какие-то железобетонные конструкции, их могли бы убирать с дороги мощные автокраны, пропуская многообещающие грузы. Но это - некие брезентовые емкости, заполненные песком. Попробуй такую поднять - и она порвется под пятитонной тяжестью песка. Между тем из-под брезентовых бадей уже полезла зеленая трава. Их явно давно не трогали…

ПИОН ДЛЯ МАЙОРА

Корреспондент Укринформа удостоился чести не просто провести три дня (и две ночи) на базе батальона "Луганск-1". На следующее утро он, в составе патруля контрдиверсионной роты, отправился на "охоту" за диверсантами и шпионами. Или, если быть более точным, патруль выехал на прочесывание территории, непосредственно прилегающей к Северскому Донцу. Поскольку здесь нет сплошной линии фронта, а река издревле обросла пойменными лесами, диверсанты вовсю используют особенности местного ландшафта.

Иногда их ловят из специально устроенных секретов, просиживая в ожидании целые ночи. Но журналист, видимо - с точки зрения бойцов роты - еще не готов к таким испытанием. Потому на него надели бронежилет (кажется, на единственного во всем экипаже), напялили каску и посадили, надо признать, не на самое неудобное место в "таблетке" (так здесь называют УАЗик, некогда исполнявший обязанности "Скорой помощи", а теперь мобилизованный на воинскую службу).

О командире роты Леониде Пантыкине я уже писал, но с тех пор в его послужном списке произошли изменения: его наградили орденом. Попробовал найти информацию об этой награде в интернете - и наткнулся на такую… заметку: "Органами правопорядка ЛНР разыскивается член особо опасной диверсионной группы Пантыкин Леонид Леонидович… При задержании соблюдать особые меры предосторожности". И - портрет в форме майора милиции. Террористы ничего не перепутали…

По дороге заехали в село Кряковку - там у батальона, видимо, какая-то база (во всяком случае, кружкой кофе здесь угостили). Командир протиснулся во двор наполовину разбомбленного дома. За огородом - широкий луг, дальше Донец в изумрудном обрамлении "зеленки". Пантыкин "просканировал" открывшуюся панораму опытным взглядом, а потом вдруг повернулся, наклонился и… понюхал каким-то чудом пробившийся сквозь давно некошеную траву цветок:

- Люблю пионы. Еще с тех времен, когда букеты учителям в школу носил. Несешь букет, а они так пахнут…

И еще один непридуманный "кряковский" эпизод. Со двора одного из домов вышли две интеллигентного вида дамы (возможно - учителя в сельской школе). Одна - хозяйка, другая живет в доме наискосок. Дамы что-то пошутили про мой воинственный вид, я что-то им ответил. Сколько-то шагов мы прошли рядом, и та, вторая, вдруг сказала:

- Мой покойный муж тоже был военным. Афганистан прошел, в Кушке на границе служил. А этой войны не вынес - повесился…

Последние слова она произносила, уже рыдая. Я не нашелся, что ей ответить.

САМОЗВАНЫЕ ПАСТУХИ

Маршрут патрулирования - от Трехизбенки до Старого Айдара (дальше дорога выныривает из "серой зоны" и идет по относительно безопасной местности). Как водитель ориентируется в этой густой сети грунтовок - не знаю. Впрочем, большую часть пути он старательно держался Донца, разве что выбирая колею посуше.

Люди на маршруте практически не встречались - опасно выходить к реке, где тебя могут пристрелить просто из озорства. Сразу за Трехизбенкой стоял одинокий рыболов, но его проверять не стали - батальон просто по обязанности тщательно работает с местным населением, и в рыбаке узнали жителя села. А вот дальше…

В небольшой рощице возле реки мирно жевали травку коровы; рядом со стадом расположились два пастуха, оба голые по пояс. Но Пантыкин успел на ходу усмотреть нечто подозрительное. Резкая команда; бойцы с автоматами наперевес мгновенно окружили "пастухов". Потом, взяв автоматы на изготовку, заняли оборону по периметру. Большинство стволов направили в сторону реки, но и о тылах не забыли…

Я к тому времени уже приловчился вылезать из салона, не цепляясь за выступающие детали, но все же первых слов допроса не слышал. Хотя и без того было понятно, что у "ковбоев" не все чисто. Старший, невысокий и лысоватый, держался относительно спокойно – наверное, потому, что сразу мог предъявить паспорт с местной пропиской. Второй, помоложе и повыше, трясся осиновым листом и рефреном повторял просьбу не бить его. Он явно был напуган, но от первоначально заявленной легенды не отклонялся: он не сепаратист, просто оказался на подконтрольной территории по делам коммерции.

В его барсетке обнаружились несколько справок временных переселенцев, а также накладные на довольно значительную партию сигарет. Пришлось парню по ходу легенду "подправлять": справки ему дали знакомые, чтобы он их продлил.

- Какую взятку ты должен был за это заплатить?

- Ну, я только должен был узнать, сколько это стоит…

Командир оставил на время этого и пошел к старику. От которого узнал много нового:

- Дедушка приехал в Славяносербск, и когда подъехал таксист и спросил, кому тут нужно ехать на переправу, сказал: "Мне". Тот его и забрал. А когда они уже стояли на переправе, поступил звонок таксисту: "Где наш парень?" - "Да я его забрал, вот он у меня в машине" - "Да где в машине, если он вот, стоит?!" И тут таксист понимает, что он забрал не того. Высаживает нашего дедушку и уезжает. Через пять минут подъезжает машина; в ней два человека в камуфлированной одежде, и этот, молодой, сидит у них в машине. Они его выгружают на переправе; с лодочником все договорено. Вдвоем с дедушкой они садятся в лодку, переправляются на нашу сторону, после чего расстались. Через какое-то время молодой, его догоняет. "Вы местный?" - "Местный". - "Военные на въезде в село стоят?" - "Бывает, стоят, бывает, нет". - "Давайте, я вам сумку помогу донести". А потом, когда видят нас, снимают футболки - делают вид, что пасут коров. Мы ж, когда подошли к ним, они: "Мы пастухи". Проверили документы. Увидели справки переселенцев. Говорит, всего на неделю приехал в Ровеньки (город, подконтрольный "ЛНР", - ред.) - и за эту неделю успел три раза съездить в Россию. По паспорту он родился в селе Луганское Донецкой области, проживал в Ровеньках. Сейчас, вроде бы, проживает в Харьковской области.

У ПЕРЕПРАВЫ

При мне никого наши бойцы не ударили. Разве что не слишком деликатно "помогли" младшенькому подняться - тот почему-то старался принять позу "лежа на спине". Не берусь утверждать, что так было бы и в отсутствие представителя прессы. Но я не ханжа - все-таки идет война с терроризмом. Правда, у контрдиверсионной роты "выбивания" информации нет в числе прямых обязанностей - по приезде в Счастье задержанного передали кому-то из СБУ, пусть там занимаются допросами. По моим представлениям, там есть, над чем работать. Леонид подтвердил:

- За последний месяц это уже третий задержанный нами человек. Двое предыдущих - уроженцы Крыма. Они каким-то чудодейственным образом, пешком, пройдя Крым, побывали в Ростове, пересекли границу России и "ЛНР" и попали сюда. Насколько сегодня известно, эти лица были завербованы ФСБ на территории Российской Федерации. Сюда они шли для того, чтобы координировать действия ранее завербованных на территории Украины лиц. Были снабжены инструкциями, полностью обучены. Вплоть до того, что один из них в нашем консульстве в Ростове получил, как ранее утерянные, документы гражданина Украины.

Правда, интересно? Один целую кипу справок везет продлевать, другой целое консульство объегорил. Уже есть над чем думать. А пока суд да дело, заехали в Лобачово, на какой-то блокпост. В узкую бойницу "таблетки" видно было только малую часть окружающей среды, и потому, когда мне предложили сфотографировать флаг "ЛНР", я удивился. Сделал шаг в сторону - и обнаружил, что блокпост стоит на самом берегу Донца, у причала бывшего здесь совсем недавно парома. С нашей стороны гордо реяли два сине-желтых флага, с той стороны - целых три, и все разные. Один - российский триколор, второй, посредине, вроде бы "ЛНР-овский", третий так и не был мною идентифицирован.

Парома нет, но сообщение между селами существует. Трое детей плавают на ту сторону в школу - в тот день как раз отмечали "последний звонок"; право на переправу имеют все местные жители, а также газовщики - их распределительная станция осталась на том берегу. По ночам, говорят, плавают контрабандисты - но поблизости крупных суден, способных переправлять многотонные грузы, не наблюдается.

Дальше машина снова пошла петлять по грунтовкам; на одной из развилок сидящий рядом боец махнул рукой прямо вперед:

- Если ехать по этой дороге - там будет место, где убили "Эндрю"…

Но мы повернули вправо, и еще одного исторического места увидеть мне не довелось.

*       *       *

Увы - или к счастью - побывать под настоящим огнем в этот раз не пришлось. Ночью слышались глухие разрывы, но сейчас я не уверен, что это не скрежетали кроватные пружины в казарме. Ночь и неглубокий сон сильно искривляют восприятие действительности. Да, если кому интересно: казармой я это помещение назвал, потому что более подходящих слов не придумал. Для общаги слишком много места. А для казармы… Здесь даже Wi-Fi работает. Я уже не говорю о таких признаках цивилизации, как ватерклозеты и круглосуточно работающий душ. По-моему, это важно для людей, которые возвращаются сюда после многокилометровых рейдов. В чем сам имел случай убедиться.

Надеюсь, он не будет последним.

Михаил Бублик, Северодонецк.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-