Юрий Касьянов, волонтер
В проекте - сетевые «беспилотники». Это уже некий коллективный разум
02.06.2016 12:49

- Новизна беспилотных летательных аппаратов весьма условна, потому что, например, всем известные немецкие ракеты ФАУ-1 и ФАУ-2 периода Второй мировой войны тоже фактически были беспилотными аппаратами. И любая современная управляемая ракета - беспилотник, но только в один конец, без возвращения. То, что сейчас называют «беспилотник-камикадзе». 

То есть, качественное изменение состоит не в появлении беспилотных аппаратов как таковых, а в том, что развитие технологий позволяет применять такие аппараты массированно и в самых разных способах ведения вооруженной борьбы. Применять их в военном деле не только, скажем, в интересах дивизии, бригады или батальона, но в масштабе задач роты, взвода, отделения или отдельного блокпоста, или для поддержки ДРГ - диверсионно-разведывательной группы. Это естественно, ведь беспилотные летательные аппараты - и военные и невоенные - стали дешевле, компактнее, умнее. Потому что вычислительная мощность вот этого беспилотного летательного аппарата  (показывает на беспилотник - ред.) в сотни раз превышает вычислительную мощность первых компьютеров, появившихся на рубеже 90-х годов. И стоимость тоже в сотни раз меньше.

- Сильные, технологически развитые государства - Соединенные Штаты, Израиль, Германия, Франция, Великобритания - стараются обезопасить своих солдат и сделать войну более эффективной за счет применения беспилотных летательных аппаратов. Конечно, это революция в военном деле. Но нет еще такого перелома, когда эта революция станет глобальной и, соответственно, с глобальными последствиями. Для иллюстрации, например: когда-то был дымный порох, потом изобрели бездымный с большим количеством энергии, появилась возможность изготавливать патроны в том виде, в котором они есть сейчас, оружие стало более легким, более доступным. Какое-то время вооружение на бездымном и дымном порохе сосуществовали рядом, и не было еще революции в военном деле. Но в момент, когда бездымный порох полностью вытеснил конкурента, способы ведения войны качественно изменились. Ходить и стрелять строем уже неправильно, потому что бездымный порох дал возможность стрелять с более дальних расстояний, сидя в окопе. В англо-бурской войне буры впервые использовали тактику рассредоточенного использования малых групп на поле боя, и британцам пришлось очень несладко, несмотря на их очевидное преимущество в количестве солдат, пулеметов, артиллерии. Тактика поменялась, это была революция в военном деле. Сейчас мы на пороге новой революции, она свершится, если мы говорим о беспилотных летательных аппаратах, когда их использование во всех военных сферах станет повсеместным, массированным и тогда могут измениться не только способы ведения войны.

- Что именно?

Такое мощное сегодня средство современной войны, как снайперы, дроны могут сделать бесполезным

- Вот даже сейчас можно сделать дрон размером с кулак, который отсюда долетит, скажем, до метро «Университет», это с километр, и поразит человека, который там будет находиться, точечно. Скажем, уколоть его шприцом с отравляющим веществом без всякого выстрела, незаметно. Также и на поле боя. Например, по вас стреляет вражеский снайпер. Вы его не видите, он искусно замаскировался. Но вы достаете из рюкзака дрон, метнули его в сторону снайпера, и дальше он все сделает сам. Все, такое мощное сегодня средство современной войны, как снайперы, становится бесполезным.

Но здесь есть и другая сторона медали. Мы говорим только о том, что нужно для победы в войне. Но это приведет, по сути, к изменению всего уклада жизни человечества. Я говорю не только о том, что дроны будут, скажем, пиццу вам домой приносить. Главное - жизнь перестанет быть закрытой, она и сейчас мало закрытая, все можно увидеть или прослушать. Все это станет очень опасным. Почему? Потому что, помните фильм «Терминатор», машины захватили Землю. Вот мы на том уровне этой революции, когда машины действительно будут чаще принимать решение на поле боя, чем человек, потому что они будут принимать его быстрее, и есть большой соблазн дать машинам это право.

- То есть, фильм «Терминатор» - не пустая фантазия?

- Абсолютно не пустая фантазия. Сегодня и американцы, и израильтяне работают над созданием сетевых беспилотных летательных аппаратов. Даже у нас в стране есть уже такие наработки. Сетевые - это те, которые летают стаями или применяются стаями, мозг каждого летательного аппарата взаимодействует с другими. То есть, они вылетают, патрулируют все вместе, смотрят. Один засек цель, другой совершает отвлекающий маневр, третий - устраивает помехи, четвертый - нападает, пятый - фотографирует. Это уже некий коллективный разум. И очевидно, что он может быть использован без участия человека, потому что человека в это время в этой точке пространства нет.

Сегодня любой более-менее грамотный человек, который занимается авиамоделированием и понимает немножко в этих технологиях, может совершенно спокойно создать дома летательный аппарат для разведки и он сразу полетит, все данные для этого есть в Интернете, все детали покупаются через Интернет. Можно сделать аппарат-камикадзе, который полетит куда угодно и уничтожит что угодно.

Обладание ударными беспилотными системами и защитой от них является стратегически важным для существования современного государства

- Но ведь существует и защита от таких вариантов?

- Есть, конечно. Технологии беспилотников и технологии защиты от беспилотников развиваются параллельно. Но наше государство пока об этом не думает. Государство считает, что это все бред. Почему? Потому что наши чиновники - люди недалекие, мало образованные, их занимают только свои счета в оффшорах, и они почему-то считают, что все можно купить. То есть, они думают: если станет совсем плохо, я куплю себе какую-то защиту. А вот не купите, никто не продаст, потому что это будет самое дорогое, что есть на свете, это как лекарство против СПИДа. То есть, обладание такой защитой, так же как и обладание ударными беспилотными системами, является стратегически важным для существования современного государства. Потому что уже не важно, какая у тебя винтовка, пулемет, танк, гаубица или самолет. Беспилотная авиация уже в какой-то степени заменяет авиацию, потому что подготовка одного пилота стоит миллионы долларов, самолет стоит десятки миллионов долларов, авиационное вооружение стоит безумно дорого, а со всем этим может справиться птичка, которая стоит несколько тысяч или десятков тысяч долларов.

- Конечно, более скромные, чем, скажем, успехи Соединенных Штатов  или того же Израиля. Но Россия давно, задолго до Крыма и Донбасса, стала всерьез заниматься этой проблематикой. Они использовали ресурс всех конструкторских бюро, которые занимаются чем-то похожим, стали делать какие-никакие собственные беспилотники. Потом, поняв, что технологическое отставание очень велико, они закупили у Израиля готовые аппараты и линию по сборке аппаратов, лицензию. Это позволило им закрыть самые необходимые потребности и начать формировать отечественную школу беспилотной авиации. Сейчас они много разрабатывают беспилотников, много закупают, за этот год у них по плану стояла бюджетная закупка порядка 600 беспилотных летательных аппаратов. Они хотят иметь в каждом взводе беспилотный летательный комплекс. Они активно применяют беспилотники на Донбассе, не только классические разведывательные, но и постановщики помех, и радиотехнической разведки, и ударные. То есть, они над этим работают активно, у них есть хорошие результаты, у них есть в войсках готовые подразделения, тысячи обученных людей, тысячи аппаратов. На конец прошлого года у них было на вооружении уже до 1 тыс. летательных аппаратов.

- Каким видите будущее вашей «Матрицы технологий»?

- Мы надеемся, что, все-таки, ситуация в стране изменится и все, что мы делаем, станет нужным государству.  Да, мы делаем что-то нужное прямо сейчас. Ездим на фронт делать разведку. Обеспечиваем новую бригаду Национальной гвардии техникой, строим им центр беспилотной авиации, где они смогут тренироваться, учиться, развивать и эксплуатировать свои аппараты. Но по большей части я, как руководитель, озабочен в первую очередь тем, чтобы сохранить костяк людей и их идеи. С тем, чтобы завтра, когда это понадобится,  можно будет просто платить людям зарплату или перевести их в какой-то институт или фирму.

- И как долго ждать этого момента?

- Да я не жду его, я его пытаюсь приблизить. 

- Сколько хватит ваших сил приближать это?

- Кто знает. Я, наверное, принадлежу к людям, которых можно только убить, чтобы они уже ничего не приближали.

- Ну, а ваши коллеги?

- Кто-то отходит от дел, но кто-то новый приходит, это неизбежно. Я думаю, что, в принципе, все будет нормально.

- Кривая вывезет, как говорят россияне?

- Эта кривая уже очень близко. Ведь перед страной выбор: направо пойдешь - коня потеряешь...

Юрий Сандул, Киев

Фото: Даниил Шамкин, Укринформ.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-