Нестор Махно на Старобельщине. Легенды, пересыпанные правдой

Нестор Махно на Старобельщине. Легенды, пересыпанные правдой

Аналитика
2646
Ukrinform
Как Батько спас Беловодск, почему беловодчане казачек замуж не берут, и где зарыто золото Махно

Армия Нестора Махно (официально - Революционная повстанческая армия Украины - РПАУ) была до такой степени маневренной, что определить, какую территорию она контролировала в каждый конкретный период, практически невозможно. Читаешь о походах махновцев - а там и Херсон, и Валуйки (ныне - Белгородская область РФ), и даже такие "донские" города, как Миллерово (Ростовская область РФ).

И еще одна трудность. Махновщина строилась, как сказали бы сегодня, по "сетевому" принципу: отдельные отряды РПАУ ("банды", как квалифицировали их большевики) могли оперировать вдалеке от основных сил. Да и "силы" эти в разное время то рассыпались, то объединялись вновь, принимая в свои ряды огромные массы селян - и вновь делились на отдельные "банды".

БЕЛАЯ ВОДА

Это я к тому, что писать историю Махновщины невероятно трудно даже профессиональному историку. Еще труднее приходится уездному журналисту. Документы из архива областного СБУ грузовиками начали вывозить еще при Ющенко, а если что там и осталось - для украинского исследователя, по известной причине, оно недоступно. Зато есть множество местных легенд, и у меня есть полное право опираться на них - огромное преимущество перед профессионалами. На Луганщине Нестор Иванович даже в годы застоя пользовался немалой популярностью, потому и легенд о нем здесь хватает.

Первая (по хронологии) - о том, как Махно спас Беловодск. Ее мне поведала известная в наших краях правозащитница и краевед Вера Аннусова. Должен заметить, легенда - это вовсе не праздный вымысел. Тем более если речь, как в данном случае, идет о событиях не столь давних: Вера Андреевна еще застала свидетелей трагедии 1918 года в Беловодске не только живыми, но и в здравом уме.

- В 1918 году, - рассказала Аннусова, - сюда приходят донские казаки и объявляют мобилизацию. А беловодчане - они испокон веков "нытошники", коробейники то есть. Вот и дончакам они сказали: "Мы ни за красных, ни за белых". Тогда силой каждого десятого 19-летнего юношу взяли и заперли в подвале дома богатого купца Дугина. Объявили: "Если вы не запишетесь в армию добровольно - мы этих ребят расстреляем".

Люди не поверили - тогда в тех местах подобное зверство еще было внове. Но через неделю заложников расстреляли в Меловом овраге. Люди приходят утром покормить своих детей - и узнают, что их уже нет на этом свете. Беловодчане решили мстить. Подослали к казакам бедовых торговок (они тут и сейчас такие). Те их подпоили, а когда старшина уже была пьяна, "нытошники" неожиданно напали: с косами, с вилами, с ножами. Это было в декабре месяце. Они сделали прорубь в Деркуле и сонных казаков, заткнувши им рты портянками, пустили под лед - около двух сотен человек. Послали гонца на лошади в Чугинку (казачья станица ниже по Деркулу, - ред.) с посланием: "Ловите своих детей"...

Когда Краснов все узнал, он прислал два отряда сюда. Очевидцы рассказывали мне: заходят в дом; если мальчику 12 лет (и больше) - голову отсекают. Около тысячи человек были красновцами убиты. Говорят, выкладывали тут по дороге убитых. Если находились родственники - забирали, хоронили по закону Божьему; остальных похоронили в братской могиле. Кто спас? Историки говорят, что то был Воронежский полк Красной армии (Первый Воронежский полк Всероссийской ЧК, - ред.). А люди говорят, что батько Махно. У батьки в Бараниковке был кум, и был кум в Старобельске. Это для него тоже был край родной. За тысячу километров узнал, что такая беда и стрелой прилетел сюда...

ТОПКА ДЛЯ ПОПА

Вера Андреевна говорит, после того беловодчане не берут замуж казачек - и дочерей своих за казаков не отдают. А один историк поведал печальную историю беловодского попа, уже наших дней: поп неосторожно признался, что родом из Станицы Луганской, и с тех пор страдает от безденежья: не несут пожертвования мстительные нытошники...

Были ли у Нестора Ивановича кумовья в Старобельском уезде, сказать не умею, но название Беловодск в воспоминаниях начштаба РПАУ Виктора Белаша встречается довольно часто. Кстати, о попах. В книге Белаша "Дороги Нестора Махно" Батько как-то не предстает рыцарем без страха и, что существеннее, без упрека. Это вполне себе кровожадный тип.

"Поезд Махно стоял напротив перрона, и у паровоза столпился народ. Махно кричал:

- В топку его, черта патлатого! Ишь, паразит, разъелся!

Мы подошли и увидели, как Щусь, Лютый и Ленетченко возились на паровозе с чрезвычайно толстым, бородатым стариком в черном. Он стоял на коленях у топки… Все притихли. Священник защищался, но дюжие руки схватили его. Вот скрылась в дверцах голова, затрепетали руки. Момент - скрылись и ноги. Черный дым повалил из трубы, понесло гарью. Толпа, молча сплевывая, отходила в сторону.

Оказалось, что на станции поп агитировал повстанцев прекратить войну с немцами во имя бога и гуманности…"

Это - все тот же 18-й год, времена немецкой оккупации. Большевики слиняли из Украины, а Батько не убоялся открыть военные действия против войск кайзера. Наверное, с немцами у него были свои личные счеты. Как там у Шевченко? - "Мудрий німець на Січі картопельку садить"? Гуляйполе - это же практически Сечь и есть. Потому не удивителен другой эпизод у автора "Дорог" - про расправу с немецкими колонистами:

"Я видел, как их кололи штыками, били прикладами, как они, падая, бежали от полотна в поле, как махновцы нагоняли и снова кололи..."

Примерно так же, без суда, махновцы "мочили" "белых" офицеров. В общем, настоящая гражданская война, не чета той, что происходит сегодня в Донбассе…

ЗОЛОТОЙ ЗАПАС

Главнейшая из легенд связана с зарытым где-то в Старобельске - или в его окрестностях - "золотым запасом" батьки. Легенды легендами, но все охотники за сокровищами строят свои догадки на логически железобетонном основании: "В Старобельск Махно въезжал с огромным обозом, а уходил налегке - следовательно, войсковую казну он зарыл где-то поблизости".

Первое, что приходит в голову искателям, - это старобельские подземелья. Проблема лишь в том, что сами подземелья - миф. Одни горячо доказывают, что никаких ходов прорыть здесь невозможно, ибо город построен в буквальном смысле "на песце" или, выражаясь по-научному, на песчаной линзе. Другие с не меньшей страстью уверяют, что лично спускались под землю и видели тоннели, в которых "конь с повозкой может развернуться".

Смешно, что и те, и другие, после достаточно длительного общения, соглашаются: один ход точно был. Из женского монастыря к одной из местных винокурен. Зачем монашкам нужны были скрытные посещения столь специфического предприятия, собеседники не поясняют, только иронически усмехаются. Но даже если такой ход и существовал во времена Махно, вряд ли он рискнул бы в нем прятать что-то ценное. Слишком уж оживленным должно было быть двустороннее движение на этой… магистрали.

Из профессиональных историков на существовании подземелий настаивает Валерий Снегирев, но он все-таки луганчанин. Остальные светила науки особого интереса к этой нерядовой особенности самого старого уездного (!) города Луганщины как-то не проявляли. И даже глава Старобельской райгосадминистрации Анатолий Гарькавый, когда я приходил к нему совсем не по казенной надобности, ничего толком не рассказал. Хотя и признался, что в детстве подземелья были предметом игр многих его сверстников.

НА КУСКИ

Зато в местном краеведческом музее (который, кажется, уже обрел статус Луганского областного), позволили сфотографировать подвал, над которым и стоит здание музея. При желании это фото вполне можно выдать за искомый подземный ход. Тут же было высказано предположение, что махновские сокровища лежат в одном из таких подвалов. Интересную версию удалось услышать в селе с нездешним названием Караван-Солодкий от учителя истории местной гимназии ("самой маленькой в Украине") Ивана Хрипченко. Достоверности ей придает тот факт, что внук главного героя одно время преподавал в Луганском пединституте.

Если коротко, председатель караван-солодкого Комбеда Трофим Прасолов пригласил к себе в гости, как он подумал, нескольких красноармейцев. После неизвестного числа чарок зашла речь про батька Махно, и Прасолов на вопрос, что бы он сделал с народным любимцем, заявил, как правоверный большевик, что порубал бы его на куски. Тут-то и выяснилось, что гости его были махновцами. Взяли они комбедовца под белы ручки, вывели в ближайший лесок и порубали на вышеупомянутые куски. И тут Иван Иванович задался резонным вопросом: что было делать махновцам в начале 1921-го в селе на северо-востоке от Старобельска, из которого Батько только что ушел в прямо противоположном направлении?

- Мне еще бабушка говорила: "Просто так Махно людей не обижал, тем более не убивал". За что же зарубили Прасолова? Я думаю, слишком много он увидел. И еще. Если бы у вас было несколько бочек (у него они были, медные) - вы бы их в периметре города прятали? Вы бы их схоронили в каком-нибудь пустынном месте, подальше от посторонних глаз. Где есть какие-то ориентиры и хутор с интересным названием - потому что и сама местность меняется. Изгиб реки, лес, балка. Логично?

Строго говоря, версия имеет право на существование, но здесь следует вспомнить то, о чем я говорил в самом начале - о "сетевом" характере махновского движения. Не все части РПАУ ушли с Нестором Махно. Некоторые остались; другие двинулись на север и северо-восток. Например, Артем Пархоменко со своими бойцами двинулся в Воронежскую область, а потом воевал вместе с Александром Антоновым в тамбовских лесах. Артем - родной брат Александра Яковлевеча, легендарного (опять это слово!) красного начдива и уроженца села Макаров Яр - теперь село Пархоменко Краснодонского района.

Александр одно время дружил с Нестором, а потом "участвовал в подавлении махновщины". И принял смерть от руки батьки довольно далеко от родных мест - на Черкасчине. Народный атаман просто обхитрил зазнавшегося красного командира, подловив своего преследователя неподалеку от села Бузовка (ныне - Жашковский район на Черкасчине) 3 января 1921 года. О чем говорили ковылявший на костылях, еще не долечившийся Махно и раненный во время этого боя Пархоменко - неведомо, но в конце разговора батька вынул шашку и… Потом молва уверяла, что Пархоменко так и похоронили рядом со зданием рабоче-крестьянской милиции в Луганске, к созданию которой в 1917-м он приложил руку. По другой легенде, голову забрала жена, а когда пришло ее время, завещала положить ее вместе с ней в могилу.

КРАТЧАЙШАЯ ИСТОРИЯ СТАРОБЕЛЬСКОГО БАНДИТИЗМА

Но мы не о Пархоменко, а о Махно. Точнее, о судьбе его воинства. Валерий Снегирев как-то нашел в архиве что-то вроде сборника воспоминаний ветеранов Гражданской войны, подготовленного, очевидно, к 10-летию Октябрьского переворота.

"По всем дорогам опасно было ни идти, ни ехать, так как на любом перехрестку можно было встретиться с бандой. Банды жестоко расправлялись с коммунистами и советскими рабочими, если они попадали к их рукам. Этот период был затяжным, почти на полтора года: от июня 1920 года по 1922 год. Придется остановиться лишь на главных моментах жизни Старобельщины за это время", - говорится во вступлении к документу.

Здесь интересны данные за 1921-22 годы. Хотя Махно к тому времени давно ушел из уезда, авторы воспоминаний все время связывают фамилии атаманов с именем лидера движения:

"По Старобельской округе разгуливало много местных банд. Из них более или менее значительными были: Каменюки, которая оперировала на Старобельщине с августа 1920 года по декабрь 1921 года, были моменты, когда Каменюка объединял все мелкие банды и его "орава" достигала более за 1000 мужчин (так было в июне месяце 1921 года); Терезова банда достигала 60-70 мужчин; Саенко 100-150… Местные банды держали связь с главной бандой Нестора Махно, получали от него указания, открытки и разные воззвания, которые распространялись среди населения".

Так, к слову: одним из крупных военачальников РПАУ числился некто Каменев, который, по словам Белаша, отказался уходить со Старобельщины. Автор не называет его имени, но в сноске указано, что его кличка - Каменюка. Батрак из Луганского района. Отряд Каменюки был настолько мощным, что еще в 1921-м он неоднократно захватывал уездный центр, не говоря уже об отдельных волостях. Но движение, как таковое, выдыхалось: "Амнистия, новая экономическая политика - замена продразверстки продналогом - вырвали почву у эсеров и махновцев для их контрреволюционной работы. После новой экономической политики бандитизм на селе исподволь затих".

Украинские крестьяне отказались от борьбы - и уже через восемь лет у них не нашлось ни сил, ни вождей для организованного отпора т.н. "коллективизации". Но это уже другая история.

Михаил Бублик, Северодонецк.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-