Ярослав Минкин, поэт, переселенец с востока
При слове «Буратино» дети с Донбасса вспоминали не сказку, а артиллерийскую установку
05.07.2016 08:30 878

- Не только потому, что мы сюда переехали. Есть еще один аспект. Очень сложно измерить эффективность интеграции переселенцев, когда речь идет, например, о Харьковской области, где есть 400 тысяч ВПЛ. Если в городе есть до 5 тысяч переселенцев, а в Ивано-Франковске их даже меньше, то это реально - измерить и позже спроектировать результаты исследований на больший регион.

- А как вообще формируются стереотипы о переселенцах?

- Стереотипы о переселенцах существуют как в Ивано-Франковске, так и в Днепре и Харькове, которые считают соседними к зоне конфликта регионами. При этом Днепр не является более толерантным, чем, скажем, Луцк. Надо сказать, что в предвзятом отношении к ВПЛ не последнюю роль сыграли локальные СМИ, подливая масло в огонь.

- Каким образом?

Когда в реке нашли тело человека, комментарий одного из чиновников был - "А может это переселенцы так играют"

- Например, в Луцке, Чернигове и Кременчуге медиа имели наибольшее влияние на формирование стереотипов. Вот здесь наши исследования (показывает инфографику, - авт.). Вот общее количество публикаций в регионах, а это - их процент с предвзятым отношением. Эти города - в тройке лидеров.

В Кременчуге ситуация простая. Там один из руководителей полиции транслировал через СМИ опасные вещи. Например, говорил, что всех переселенцев нужно проверить на наличие оружия, что они усугубляют криминогенную ситуацию в регионе. Журналисты это просто принимали, как прямую речь, и не добавляя никаких комментариев, публиковали. Ситуация сложилась такая, что найти там переселенцев стало просто невозможно. Они скрываются и не заявляют о себе.

В Луцке ситуация просто ужасная. Когда в реке нашли тело человека, комментарий одного из чиновников был примерно таким: "А может это переселенцы так играют".

В Чернигове есть одна проблема. Там существует сильный отток кадров в Киев, и это порождает неумение транслировать мнения чиновников, их разнообразие.

- Можно. Чтобы изменить отношение к переселенцам, надо дать возможность местным людям с ними пообщаться. Наиболее эффективный механизм для человека, это когда он вступает в диалог. Есть такой формат, как "Живая библиотека". Мы проводили его ко Дню мира. Приглашали переселенцев в центр Ивано-Франковска, где они рассказывали местным о причинах и истории своего перемещения. Также мы организовали фотовыставку переселенки, талантливой фотохудожницы из Донецка. Есть и другой формат, который уже тоже испытывали. Это когда вместе собирают детей переселенцев и участников АТО. На занятиях дети общаются, их родители и, не сосредотачиваясь на проблемах, начинают открывать друг друга, дружелюбно и по-доброму относиться. То есть, мы призываем общественные организации отбросить недиалоговые инициативы. Такие как круглые столы и конференции. На локальном уровне более важны мероприятия, в которых принимают участие как представители принимающей стороны, так и переселенцев, как пожилые люди, так и молодежь. Надо помнить, что общество сейчас переживает сегрегацию (отделение, отделение общественных групп, - авт.), а задача общественных движений - сшивать его.

- Легко ли разрушать те стереотипы, которые описаны в этом пособии? Там ведь и вопрос о "русском мире", за который на Донбассе не боролись, и о пренебрежении к украинцам на западе...

В "русский мир" сегодня верят даже отдельные граждане в Германии, Франции, США. Так что можно ожидать от людей с Донбасса?

- Эти стереотипы, на самом деле легко разрушаются. К примеру, активная переселенка Леся Архипова, у которой отец погиб в батальоне "Донбасс", переехала сюда с маленьким ребенком, и с пониманием относится ко всем вопросам. Когда она рассказывает об истории своей семьи, много предубеждений сразу исчезает. Портрет ее отца - возле Михайловского собора в Киеве - как Героя - и таких примеров, говорит Леся, немало. Вот почему только живая речь, примеры из жизни, могут развеять предвзятое отношение, а следовательно, и стереотипы.

Конечно, можно оперировать фактами. Есть интересная инфографика о погибших из разных регионов. Оказывается, наибольшие потери понесла Днепропетровская область, о чем мало кто знает.

Конечно, есть люди в Луганской и Донецкой области, которые разделяют ценности "русского мира". Но при этом надо помнить, что не все имеют критическое мышление. Если человек постоянно смотрел российский телеканал, он подпадает под определенное влияние. В "русский мир" сегодня верят даже отдельные граждане в Германии, Франции, США. То чего можно ожидать от людей с Донбасса? Надо понимать, что несколько лет в этом регионе велась информационная война, медиа целенаправленно работали с этой аудиторией, а потому от пожилого человека не стоит требовать, чтобы у него вдруг открылись глаза. Понемногу это происходит. Они начинают понимать проблематику, но должно пройти немного времени. Даже пророссийские жители Донбасса, когда приезжают в Россию, меняют свои убеждения, потому что понимают, что их представления не совпадают с теми реалиями, которые они увидели за чертой украинской границы.

- Сегодня называют разные цифры переселенцев из Донбасса. У вас есть по этому поводу исследования?

Самая большая проблема переселенцев в Украине наблюдается там, где они живут компактно. В таких поселениях они не интегрируются

- Мы ориентируемся на официальные данные, так же не занимаемся статистикой. Мы не работаем с цифрами, а только с людьми. Нам не важно, в Ивано-Франковске много или мало переселенцев. Нам важно, как они там себя чувствуют. Потому что один негативный пример может втянуть все общество в суровое противостояние. Нам важны качественные, а не количественные показатели. К сожалению, все международные доноры и структуры почему-то ориентируются на количественные показатели переселенцев, и тогда берутся с ними работать, что не всегда дает хороший результат.

На самом деле, самая большая проблема переселенцев в Украине есть там, где они живут компактно. Потому что в таких поселениях они не интегрируются. Я там часто слышу, что эти люди живут на чемоданах и ждут случая, чтобы вернуться. Они говорят: "Вот только что - и мы уже поехали домой". И вот здесь проблема не в том, что они хотят вернуться, а в том, что тогда они ничего не хотят делать, не хотят действовать: ни помогать себе или обществу, ни работать, ни общаться. Тогда такие люди становятся закрытыми, и развивается внутренний конфликт с обществом.

- Общественные объединения активно идут навстречу переселенцам. Проблема лишь в том, что исторический опыт является касательным к этой теме.Я думаю, тогда, в 1946-м, не было такой жесткой стереотипизации. И, главное, тогда не было Интернета , глобальной сети, которая может и помочь, и разрушить все одновременно. Здесь надо искать опыт других стран. Впрочем, это не просто. Потому что Украина - единственная страна в Европе, которая имеет такое количество переселенцев. Мы входим в десятку стран с наибольшим количеством ВПЛ.

Но таки есть несколько стран, в которых можно перенять опыт. Одна из них - Грузия. Здесь нет предвзятого отношения к своим соотечественникам, которые переехали из разрушенных регионов. С другой стороны, там есть практика компактного поселения. Но мне более импонирует пример Германии, где мигрантов берут в семьи, и там они одновременно учатся правилам, языку, традициям этой страны. Это более эффективный способ интеграции в общество.

- Вы сказали, что с переселенцами в Украине работают тысячи общественных организаций. Все ли они эффективны?

- Мы выступаем лоббистами того, чтобы на все общественные инициативы доноры давали маленькие суммы денег, потому что они любят давать большие гранты и ожидать таких же больших результатов. И в Украине есть проблема: когда приходят большие деньги, они имеют свойство растворяться. Мы предлагаем выделять минимальные средства на большое количество инициативных групп. Тогда можно ожидать точечных результатов.

Общественные организации работают с инициативными переселенцами. В городе может быть 10 движений, и каждое покажет, что работает с пятью сотнями людей. На самом деле, это одни и те же люди, которые ходят от одной организации к другой, получая гуманитарную, психологическую и другую помощь. Проблема в том, что мало какая из организаций понимает, что надо идти за пределы центра, к соседям. В Кременчуге, например, есть организация "Культурный диалог", которая постоянно работает с соседями, привлекая пожилых людей, молодежь, студентов. Тут еще надо помнить, что сейчас студенты не являются наиболее активной частью общества, как это считалось ранее.

- А кто же тогда принял на себя активность в обществе?

- Как ни странно, в небольших городах эту роль в обществе приняли на себя молодые мамы с детьми, которые еще не работают, но имеют намерение что-то делать для громады. Активными являются и школьники старшего возраста. Потому что они рано взрослеют и готовы действовать. Единственная проблема - самые активные школьники выезжают, потому что хорошо сдают ЕГЭ, и вузы в крупных городах их радушно принимают.

- А как дети переселенцев адаптируются в новых учебных заведениях?

- По своему примеру могу сказать, что проблемы возникают лишь в первые месяцы. Сын пошел здесь в детсад, не зная хорошо украинского. Его немного обзывали "москалем". Впрочем, ребенок приветливый, активный, готовый себя отстоять, и мы настраивали его на общении. Так все обошлось, и в школе никаких таких проблем у него уже нет. Все зависит от детей, от школьных коллективов. Подобное переживают и дети этнических меньшинств. Здесь большая ответственность однозначно ложится на учителей. Они формируют будущее общество.

- Вы переехали в Ивано-Франковск, сначала приняв во внимание те стереотипы, которые существуют в регионах? Почему выбрали именно этот город?

- О! Этот вопрос очень часто задают переселенцам. В нашем пособии мы даже пытались проанализировать, почему во всех городах - от Мелитополя до Львова - спрашивают у ВПЛ: "Почему вы к нам приехали?" Очевидно, это свидетельствует о том, что местная громада не ассоциирует переселенцев как часть украинского сообщества. Представьте себе, об этом спрашивают даже в Днепре. "Вот чего вы сюда приехали?" - спрашивают там у ВПЛ, и слышат, закономерно, что это все-таки соседняя область, что мы, мол, такие же, как и вы. Тогда им в ответ: "Какие же такие сами? У вас - русский мир, а у нас здесь Украина". Хотя, понятно, что те, кто переезжал из Луганской и Донецкой областей, имели проукраинские позиции, поэтому и ехали в украинские регионы.

Признаюсь, у меня не было никаких планов и мыслей, как и у большинства тех людей, которые не имели ни корней, ни связей в Ивано-Франковске. А вот Леся Архипова объясняет это так, что отец, уже находясь на войне, за несколько дней до смерти, по телефону как-то сказал: "Помните, мы были в Ивано-Франковске? Я хотел бы, чтобы вы там жили". Вот теперь она и выполняет его установку.

У большинства переселенцев ответа на этот вопрос просто нет. Люди ехали туда, где они были хотя бы раз в жизни. Перебирались в Львов, Киев, Днепропетровск, Харьков, Одессу - в города, где знали хотя бы одну улицу.

- Пособие "Видели ли Вы Буратино?" издала литературная группировка "СТАН", которая создана в Луганске и в которую входили такие известные писатели как Юрий Покальчук, Сергей Жадан. Интересуются ли представители этой литгруппировки темой ВПЛ?

- Сергей Жадан сегодня очень много делает на востоке страны и является рупором либеральной мысли в Украине и за ее пределами. Трудно переоценить его вклад, как и то, что делает Марьяна Садовская, которая на своих концертах призывает к примирению, развитию, помощи Украине как европейскому государству. Однозначно, они являются лидерами в обществе и чувствуют большую ответственность за каждое свое слово.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-