Новое качество украинской политики: «под ковром» ей уже тесно

Новое качество украинской политики: «под ковром» ей уже тесно

611
Ukrinform
Две прокуратуры - это признак двоевластия. Оно не может продолжаться долго. Кто победит?

Есть очень интересная, с хорошей порцией юмора,  новость, что очередного взяточника - на этот раз судью Днепровского районного города Киева Николая Чауса - детективы Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) под процессуальным руководством прокуроров Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) «взяли» вместе со стеклянной банкой, в которой тот прятал аж 150 000 долларов США. Чаус - не рядовой судья, а «легендарный», кто не знает - погуглите - много интересного узнаете.

Еще раньше мы получили очень интересную и с не меньшей порцией юмора новость, что следователи Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) пришли с обыском к коллегам из НАБУ и САП, а когда последние сказали, что они не хотели бы этого обыска, то им сказали, что может быть привлечена к акции третья, союзная ГПУ сторона - группа «Альфа» Службы безопасности Украины. К счастью, юмором все и закончилось, и дело не дошло до контакта «Альфы» со спецподразделением НАБУ, на вооружении которого - украинская публика об этом знает - есть БТР и носки за 300 гривен.

Двоевластие: ГПУ и СБУ - САП и НАБУ

Эти две веселые новости пришли к нам в плотном окружении многочисленных новостей о задержанных высокопоставленных взяточниках, об аресте без права залога Ефремова и Медяника, о «бриллиантовых» прокурорах, которых якобы отчаянно защищает кто-то в ГПУ, о расследовании НАБУ возможной растраты (проще говоря - кражи ) миллионов гривен из бюджета ГПУ, и тому подобное.

А еще мы видим, как активно работают с общественностью через Facebook и пресс-конференции главы ГПУ и НАБУ. Вот, например, в среду Юрий Луценко, словно в ответ на фотографию «банки» Чауса, размещенную в Facebook его заместителем и одновременно руководителем САП Назаром Холодницким, проинформировал публику сразу по нескольким стратегическим направлениям работы ГПУ: о предстоящих (в сентябре) арестах по делу бывшего министра доходов и сборов времен Януковича Александра Клименко;  о том, что дело Ефремова и Медяника передадут в суд уже до конца года, а до этого, не сомневайтесь, будут еще аресты; о том, что экстрадиция Онищенко из Лондона - это проще, чем экстрадиция его же из Москвы; наконец, о том, что по делу об убийстве Павла Шеремета есть важные новости, но о них нельзя говорить в интересах следствия. Безусловно, изложение стратегических дел ГПУ, которое, кстати, нам предлагают чуть ли не через день, выгодно отличается от мелочной демонстрации стеклянной банки, в которой непонятно как могли поместиться аж 150 000 долларов (не положили ли себе в карман детективы большую часть этих долларов перед фотографированием ?! - и такая шуточная версия по особой журналистской логике имеет право на существование).

Смешаем мысленно все эти новости и попробуем из полученного «винегрета» выделить главную константу. И в ней совсем нет юмора.

За всю историю независимой Украины, первый четвертьвековой юбилей которой мы вот-вот ярко отметим (включительно с выводом на военный парад наибольшего количества военной техники), еще такого не было, чтобы у нас действовали две прокуратуры. Да, конечно, на бумаге это вовсе не две прокуратуры, там, в законе, все расписано, кто за что отвечает, кто кому начальник, и тому подобное. Но в жизни, как обычно у нас принято, все наоборот. И суровая жизненная действительность - обыск одних прокуроров-следователей у других прокуроров-следователей - неопровержимо доказывает: таки две! Итак, имеем не что-нибудь, а целый политический прецедент, то есть - абсолютно новое явление в украинской политике. Остается правильно разглядеть за этим новым явлением новое качество. А оно обязательно должна быть.

Одновременное существование двух государственных структур, занимающихся борьбой с коррупцией - ГПУ и НАБУ с САП, - значит, по сути, что в государстве сейчас период двоевластия. Как известно из истории, такой период, во-первых, наступает тогда, когда в стране серьезный кризис, во-вторых - он не может продолжаться слишком долго. Чуть раньше или чуть позже двоевластие должно  заменить привычное единовластие. Иными словами, кто-то кого-то должен одолеть.

Очевидно, что две прокуратуры, как две полиции в одном городе, два министерства экономики в одном правительстве или два главных бухгалтера в одной фирме, не могут мирно сосуществовать. Едва возникнув, они начинают войну - прямую или гибридную, явную или скрытую, непримиримую или склонную к компромиссам, но войну.

Эволюция по-украински

Всем видно, кого представляет в поединке ГПУ. А вот кто именно стоит за НАБУ и САП, кто направляет их деятельность, совсем конкретно - кто именно не позволил «Альфе» положить мордами на пол детективов НАБУ - вопрос, конечно, очень интересный, но конкретных фамилий мы, ей-богу, не знаем, а заниматься выстраиванием версий и высказыванием предположений - не хочется. Кто хочет версий, может самостоятельно напридумывать их, отталкиваясь от фамилий политиков или просто известных в обществе людей, которые приветствовали в сообщениях в социальных сетях факт откапывания банки с долларами. Все версии, как говорится, имеют право на существование и будут по-своему интересными.

Еще раз, без иронии: чем все закончится? Если бы у нас уже была нормальная демократическая система, то все решилось бы на выборах. Однако, наша политическая традиция и политическая практика таковы, что у нас на выборах не решаются вопросы власти, а лишь официально оформляют победу. Результат политической борьбы определяется раньше, еще до голосования избирателей. Выборы проводит победитель, за  которого и насчитывают большинство голосов. Может, это и хорошо, что сегодня это так - учитывая многочисленные расколы в обществе, войну с Россией, кризисную социально-экономическую ситуацию, досрочные, например, выборы почти наверняка опасно выйдут за рамки определения победы одной из двух политических групп, которые сегодня соревнуются за право единоличного ведения борьбы с коррупцией и получения власти как награды за такую ​​борьбу. В таком случае нам, обществу, остается роль зрителей и болельщиков.

В любом случае, отметим новое качество украинской политики: после Майдана она уже не происходит только «под ковром», ей там уже тесно, она вырывается на улицы и в социальные сети. То есть, в какой-то мере общество уже привлечено к решению главного вопроса политики - кто будет иметь власть. Без согласия общества эту власть уже не получить, поэтому обе прокуратуры так настойчиво борются за симпатии публики не только между собой в кабинетах, но и публично.

Наконец, еще один общий вывод из упомянутого «винегрета». Вот именно так, через взаимное преодоление «плохих» и «не очень хороших» политиков и происходит движение всего общества вперед. Прогресс, то есть. Или - эволюция, тоже уместный термин.

Юрий Сандул


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-