Как правильно называть ватников? О «языке ненависти»

Как правильно называть ватников? О «языке ненависти»

1706
Ukrinform
Избавляясь от «языка ненависти» к врагам, не будем забывать о языке тех, кто ненавидит нашу страну

Вот не знаю, можно ли теперь называть Сталина палачом украинского народа?

Не воспримут ли это блюстители журналистских стандартов как «язык вражды»? Ведь едва ли не треть моих сограждан, как заявила Бекешкина, считают Джугашвили «великим вождем»? И смогу ли я назвать их сталинистами, духовными потомками расстрельных команд в Быковне или организаторов Голодомора? Не будет ли это с моей стороны некорректным, поскольку речь идет всего лишь об «инакомыслии»? А бороться с ним – это проявление нетолерантности?

Отношение к «языку ненависти» разделило нас. Одни – переживают высокий градус эмоциональности, который не снижается в течение двух лет войны. Он вызван страхом за будущее Украины, отчаянием от тысяч смертей, пренебрежением к предателям и дезертирам. Другие – трезвые головы, умеют подняться над схваткой, посмотреть на войну философски, оценить ее исторически. Мол, ненависть никогда не приводила к миру. И это правда.

«Язык ненависти», от которой нас сегодня пытаются отучить западные партнеры, это, как справедливо пишет профессор Почепцов, инструмент мобилизации общества.

А язык толерантности – инструмент демобилизации.

Каждый должен выбирать себе врага сам, говорили китайские мудрецы. И от того, кому мы адресуем «язык ненависти», зависит вывод беспристрастного наблюдателя о том, кого мы считаем «чужими». Ведь к «своим», как бы зло мы к ним не относились и которых, фигурально выражаясь, «поубивал бы» – слов «госпереворот», «каратели», «диверсанты в мирном Крыму» мы никогда не применим.

Но в языке ненависти имеется один недостаток – ее слышат только твои единомышленники. Им нельзя убедить. Им можно лишь поднять эмоциональное воодушевление убежденных. Общаясь на языке ненависти с врагом, мы скорее говорим сами с собой, потому что враг нас не слышит. Именно поэтому нас никоим образом не цепляют слова «бандеровцы», «укропы», «хунта». Можно быть уверенным, что и их наши «сепар» и «ватник» мало тревожат.

Но еще хуже то, что нас не слышат и те, кто не называет нас своими друзьями, но и однозначно не является врагами. Сдержанные симпатики, или же сомневающиеся, переосмысливающие свои позиции и, возможно, готовые раскаяться...

Ради них и надо понизить градус общения в информпространстве.

Впрочем, я вовсе не предлагаю «сепаров» переименовать в «ополченцев», «Лугандон» – в ЛНР и ДНР, русских – в «братьев», «ватников» – в «антифашистов и борцов за права русскоязычных».

Я предлагаю обратиться к «языку правды». Он тоже не всем понравится, но он, по крайней мере, имеет объективную почву и юридический базис.

А объективно – люди с оружием по ту сторону размежевания, никакие не «ополченцы», как тому пытаются учить на факультете журналистики Мариупольского госуниверситета. Даже сугубо формально. Ведь ополченцы – это те, кто имеет основную гражданскую работу, а «под ружье» стал на безвозмездной основе. С тех пор как Россия начала финансировать группировки Захарченко и Плотницкого, тем более, когда на территорию Украины вошли регулярные российские войска, речь может идти лишь о «наемниках». И ополченцами их можно назвать лишь в том смысле, что они «ополчились» на нашу государственность, на наше независимое от России будущее.

Но они и не «сепаратисты», потому что сепаратисты – это представители этносов, которые стремятся самоопределиться, чтобы создать собственное государство. А те, о ком мы ведем речь, ищут себе сильного хозяина в лице России. Так кто же они?

Имеется такое красивое заграничное слово «коллаборационист». Оно никоим образом не унизительное. Во всяком случае, французскому маршалу Петену, который его придумал, оно понравилось. Коллаборационисты дословно – это «те, кто сотрудничает», а в историческом контексте – сотрудничает с оккупантами.

Можно ли считать наших граждан, сотрудничающих с русскими в Крыму и в подконтрольных Кремлю зонах Донбасса, коллаборационистами? А почему нет? Согласно Закону «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» от 15.04.2014, Крым является оккупированной территорией. И если сейчас в нем находятся российские войска, то РФ, согласно нашим законам, и является оккупантом. А значит те, кто на них работает – коллаборанты. При Сталине таких бы назвали «пособниками». Но мы не назовем, поскольку являемся противниками «языка вражды».

Тем, кто говорит, что у нас «все признаки гражданской войны», можем напомнить, что война де Голля с «вишистами» также имела признаки гражданской – по крайней мере, так писали гитлеровские масс-медиа, но мы то знаем, как было на самом деле.

Там, на Востоке и в Крыму, конечно, не все коллаборационисты. Есть патриоты. Есть заложники. Есть те, которые быстро перекрасились в россиян. Последних уже вроде коллаборационистами и не назовешь. И действительно, это не приспешники оккупантов. Получив российские паспорта, они (согласно законам Украины) сами перешли в разряд оккупантов.

И не все «ватники» являются коллаборационистами. «Ватник» – очень широкое понятие. Имеются среди них и такие, которые тоскуют по Советскому Союзу, рассуждают на кухнях о «федерации», втором государственном языке, но оружия в руки не берут и с оккупантом напрямую не сотрудничают. Таких правильнее называть «глашатаями Путина» (поскольку, чаще всего, они ретранслируют идеи Кремля). Или же носителями «русского мира». Поскольку и «Путин» и «русский мир» для таковых являются словами с положительной коннотацией, они не обидятся.

Не стоит, наверное, в СМИ и соцсетях называть унизительными словами Ани Лорак, Повалий, Билык и других представителей шоу-биза, которые зарабатывают себе на новые лимузины и виллы на территории РФ. Назовем их юридически точно: это люди, получающие деньги в России, а зачастую – из кремлевской кассы. За что получают? А за услуги, предоставленные российской государственной пропаганде. Поэтому, хоть бы они трижды считали себя патриотами и клялись в любви к Нэньке, но, согласно украинским юридическим нормам, они «артисты, сотрудничающие с РФ» (которая, как мы уже знаем, считается страной-оккупантом). А, следовательно – коллаборанты.

Поэтому и телеканалу «Интер» во время объявления известной певицы в концерте в честь годовщины Независимости, следовало бы называть вещи своими именами: «народная артистка Украины, сотрудничающая со страной-оккупантом». Что здесь неправда?

Это, конечно, касается не только артистов.

Говорить правду намного благороднее, чем исходить желчью. Забудем про «Лугандон» и «Донбабве» – это плохие слова. ДНР-ЛНР – это общепринятые в нашем информпространстве названия существующих явлений. С одним дополнением: это не просто «никем не признанные республики», это образования, признанные в Украине террористическими организациями.

Поэтому каждый раз, упоминая в прессе аббревиатуру «ЛНР» или «ДНР», не забывайте упомянуть в скобках о том, чем они являются на самом деле. Захарченко, может, лично никого не застрелил, но он – «главарь группировки, признанной в Украине террористической».

Идем дальше. Путина больше не будем называть «Пуйлом», ибо это не толерантно. Поэтому пускай он будет «человеком, называющим себя президентом РФ». Что тут обидного? В азиатской системе координат (а современная Россия тяготеет к Азии) не так важно, легитимно избранный руководитель страны или нет. По словам историка Фернана Броделя, там «легитимным является уже то, что ты сам назвал себя императором, и никто не смог тебе возразить». По тем же причинам и «выборы в Госдуму России» мы можем полноправно называть «так называемыми» (ибо там реально уже никто никого не выбирает, но название до сих пор сохранилось).

Как известно, в Украине открыт ряд уголовных дел на организаторов так называемого «Антимайдана». А потому слова Надежды Савченко по этому поводу должны звучать так: «Майдан и Антимайдан (организаторы Антимайдана в Украине подозреваются в многочисленных убийствах и других уголовных преступлениях) стояли за одни ценности». Так мнение депутата и летчицы становится несколько более выразительным, вам не кажется? И ни одного с нашей стороны намека на «язык ненависти».

Мы не будем называть политиков и силовиков, которые перебежали на сторону Путина, «изменниками Родины», ибо очевидно – родины у них не было никогда. Но мы с полным правом можем назвать их людьми, изменившими присяге – воина или чиновника, судьи или депутата. Потому что это – юридический факт. А измена присяге в христианских традициях – второе после убийства по предосудительности преступление.

«Язык правды» означает и десакрализацию государственных и других учреждений РФ, или их представительств в Украине, поскольку, на самом деле, идеологи воинствующего соседа пользуются громким демократическим названием как симулякром, «культом карго» – внешней церемонией, за которой кроется пустота, либо же скрываются противоположные названия цели. (Это как у Оруэлла, где учреждение, ведающее войной, названо «министерством мира», а институция, генерирующая ложь – «министерством правды»).

А потому мы безо всяких оговорок должны говорить и писать: «так называемые «Союз журналистов РФ», так называемый «уполномоченный по правам человека», так называемый «Верховный суд РФ», так называемый «Московский патриархат» (ведь мы то знаем, что вотчина Кирилла когда-то давно шантажом и подкупом присвоила это имя) или Центр так называемого «россотрудничества»...

И если уж исходить из исторической правды, то русские – это просто «подданные Путина, которые употребляют самоназвание «русские».

Идя навстречу установкам тележурналистки Анастасии Станко, мы не будем называть воинов ВСУ «наши», потому что постороннему читателю не понятно, чьи именно эти «наши». И не будем называть их героями, потому что не все там герои. Назовем их просто: «воины ВСУ, которые вот уже два года сдерживают численно преобладающие силы российской регулярной армии и незаконных вооруженных формирований коллаборационистов». Пространно, но точно.

Конечно, могут быть варианты, возможна профессиональная дискуссия. Но конечный результат необходимо закрепить в законах, в школьных учебниках и в программном обеспечении наших компьютеров. С тем, чтобы сразу после набранного на компе слова «Россия» текстовый редактор автоматически добавлял в скобках: «(по украинским законам – страна-оккупант)». Заметьте: не «Раша-параша», не «Москальщина», «Кацапстан», а благородно и точно: «страна-оккупант».

И должна быть институция – то ли Нацсовет по телевидению и радиовещанию, то ли Минюст, то ли МВД, которая отслеживала бы правильность употребления уточненного названия того или иного объекта.

Но, избавляясь от «языка ненависти» к врагам, не забудем о языке тех, кто ненавидит нашу страну. Для него в Украине не может быть места. И, как по мне, называть некоего Руслана К., призывавшего к дезертирству, «политзаключенным», а некую Татьяну М., обещавшей, что российские солдаты развешают всех по столбам – «правозащитником» – это стопроцентный «язык ненависти». Как и остальное из написанного и изреченного под диктовку беглянки из «Интера» – Столяровой. Даже если на первый взгляд это толерантные и демократические слова.

Мы (журналисты, лингвисты и психологи) должны, подобно британцам в годы Второй мировой, создать и нормировать список слов, выражений и медиа-приемов, представляющих угрозу государству. И за карикатуру на армию прекращать выход газеты на месяц, за выражение «войну ведут олигархические кланы» – закрывать до конца войны. Цитирование Путина и оперирование статистикой Кремля расценивать как враждебные намерения, а употребление в отношении украинской политической системы выражения «антинародный режим» – приравнивать к измене родине.Так, как это делали при Черчилле.

Но это уже совсем другая тема.

Евгений Якунов. Киев.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-