Трагедия в Кривом Озере. Было ли «народное восстание»?

Трагедия в Кривом Озере. Было ли «народное восстание»?

Аналитика
2021
Ukrinform
Родные погибшего Цукермана не верят экспертизе, а семьям полицейских угрожают

То, что провинциальная Николаевщина время от времени становится главным ньюс-мейкером Украины, уже как-то и не удивляет. Стоит только вспомнить дела Оксаны Макар и «врадиевских насильников», или тот же резонансный коррупционный скандал, главным фигурантом которого стал Герой Украины, первый вице-губернатор Николай Романчук.

В этот раз информационное поле всколыхнула очередная трагическая новость – в ночь на 24 августа сотрудники полиции до смерти избили 33-летнего мужчину, жителя райцентра Кривое Озеро Александра Цукермана. Более того, данный факт пытались банально скрыть. На следующий день после преступления пресс-служба ведомства сообщила, что тот, мол, умер своей смертью. А полицейские здесь ни при чем, более того – они даже вызвали к нему скорую.

Большего цинизма нечего и ожидать. Ведь обнародовали это сообщение спустя почти 8 часов после конфликта и уже в то время, когда возле двора погибшего собирались люди, которые были уверены, что Александра убили. Возникает вопрос, как вообще полицейские чины собирались это скрыть? Тем более, что, как выяснилось чуть позже, кроме побоев, в него еще и стреляли. И все это происходит уже в переаттестированной, а, следовательно, обновленной полиции.

Не удивительно, что событие вызвало огромное возмущение местных жителей, которое едва не привело к массовым беспорядкам.

«Я ПРОСИЛА ИХ КАК ЛЮДЕЙ: НЕ БЕЙТЕ ЕГО...»

А все начиналось довольно прозаически. По информации полиции, их сначала вызвал водитель такси, на которого посреди ночи якобы напал покойный. Мужчина рассказал, что приехал по вызову, к нему вышел домовладелец и, причинив ему телесные повреждения, отобрал у него сумку и 500 гривен. А еще побил стекло в машине.

Впоследствии подобный звонок поступил уже от жены Цукермана. На место преступления отправили аж два наряда. Что там произошло на самом деле, должно установить следствие. Потому что сейчас версии ходят разные. Мать погибшего, Ольга Петровна, говорит, что к тому времени, когда приехала полиция, Саша уже успокоился и пошел спать в гараж. Полицейские же ворвались во двор, вытащили мужчину на улицу, надели наручники и начали бить.

«Я просила их как людей: не бейте его», – говорит убитая горем женщина, на глазах которой произошла эта трагедия. Подобное рассказывают и соседи, которых той ночью разбудили крики. «Били трое, били жестко, Саша уже и хрипеть начал, а его все били. Мы слышали, как плакала мать, просила остановиться, но ее никто не слушал», – рассказывает сосед Виктор. Он и его жена говорят, что слышали нечто похожее на выстрелы, их было четыре или пять.

Впоследствии экспертиза установила, что причиной смерти Александра Цукермана стали острое кровотечение, внутреннее кровотечение и травматическое ранение сердца. В его теле нашли четыре пули от травматического пистолета системы Флобера, которые продаются в любом охотничьем магазине, свободно, без разрешения. К слову, оружие до сих пор ищут. По предварительным данным, тот, кто из него стрелял, выбросил пистолет в местную речку. Таким образом, это не было табельное оружие, но откуда оно взялось у стража порядка при исполнении служебных обязанностей? На этот, как и на другие вопросы еще предстоит ответить следствию. Определен ряд дополнительных исследований.

Однако родные уже сейчас настаивают на проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, но в этот раз не в Николаеве. Из-за того, что элементарно никому не доверяют. Они отвезли тело Александра в Умань, где надеялись провести повторную экспертизу, обратились с таким требованием в Генпрокуратуру. И им отказали.

«Нам сначала сказали, что сделают, а потом позвонили из Генеральной прокуратуры и сказали, что уже все сделали в Николаеве, и больше ничего не надо, что, мол, можете хоронить тело», – рассказывает мать. Официальной же информации по данному поводу со стороны следствия пока нет. Специалисты говорят, что семье отказали в повторной экспертизе, потому что для этого действительно нет оснований. Та, которая сделана в Николаеве, и так дает полную картину понимания того, что произошло убийство.

«ОН ВЗЯЛ ЛОПАТУ И НАЧАЛ УГРОЖАТЬ НАМ...»

Несколько иная версия событий у подозреваемых, которые в настоящее время задержаны и находятся под стражей. Двум из них суд избрал меру пресечения в виде одного месяца пребывания под стражей, еще один арестован на два. Все – без права внесения залога.

Один из задержанных полицейских – Александр Причипойда – во время судебного заседания, где ему избирали меру пресечения, озвучил свою версию. «Когда мы приехали, он (Цукерман, - Авт.) уже был весь в крови, у него была голова разрубленная. Он взял лопату и начал угрожать нам. Мы убежали с территории двора, он побежал за нами. Далее я услышал, что был удар лопатой о забор. Он просто не попал в работников полиции. Позади него в это время находилась мать, которая пыталась его успокоить, мы побежали к автомобилю ВАЗ, который там стоял, ведь он шел на нас с лопатой», – рассказал Причипойда.

Примерно то же говорит и другой участник преступления – Николай Хоменко. Более того, его мать, Наталья, настаивает, что ее сын во время трагедии брал показания.

«У него не было ничего, он не мог руками выбивать эту лопату. Он стоял с женщиной, которая давала показания, разговаривал. Чем он ему наносил телесные повреждения? Это все неправда. Это просто резонанс, оговор. Он приехал по вызову. Ну чего их называют убийцами?», – говорит мать. Также она рассказывает, что ее сын прошел АТО, был добровольцем, участником боевых действий. Отец Николая рассказывает: несмотря на то, что сын в тюрьме, неизвестные угрожают им сжечь дом и машину. Они из поселка не уехали, но машину приходится прятать.

Мать полицейского Романа Богача, который сейчас является свидетелем по делу, также говорит, что им угрожают. «Мой сын вынужден забрать семью и ребенка и уехать из Кривого Озера. Ведь ему откровенно угрожают расправой. И это при том, что он является лишь свидетелем, поскольку никого не бил», – рассказывает Ирина.

А вот 28-летний Денис Ляхвацкий, который сейчас выступает главным фигурантом дела, на суде свидетельствовать отказался, ссылаясь на плохое самочувствие. Сказал только, что согласен с подозрением по ст. 365 («Превышение служебных полномочий»), но категорически против подозрения по ст. 115 Уголовного кодекса Украины – умышленное убийство. Стоит отметить, что ему единственному предъявлено подозрение об умышленном убийстве. Двух других обвиняют лишь в превышении служебных полномочий.

Его близкие и родные также говорят, что Денис, мол, нормальный парень, он не мог убить. У него же семья, двое маленьких дочерей. В общем, мнения в поселке разные. Когда ситуация немного успокоилась, люди стали более взвешенно высказывать свою точку зрения на произошедшее.

Одни говорят, что погибший был задиристым, любитель выпить, ревновал жену. Более того, полиция в этот дом приезжала уже и раньше. Ее вызывала жена Алла к мужу-дебоширу. Кстати, женщина этого и не скрывает. Она также рассказывает, что в ту роковую ночь ей позвонил из бара подвыпивший Саша  и попросил вызвать такси, что она и сделала. Таксист привез мужа домой, но сразу не поехал, потому что у него сломалась машина. Александр же в это время действительно устроил семейные разборки. Она с 13-летним сыном убежала, а таксист попался под горячую руку подвыпившего. Женщина вызвала полицию, но даже в страшном сне не могла предположить чем это может закончиться...

Другие, наоборот, характеризуют Александра как трудолюбивого, нормального мужа и отца. Все эти разговоры вполне понятны. Ведь, во-первых, сколько людей, столько и мнений, во-вторых, каждый имеет право защищать тех, кто им дорог и близок.

Тем более, что, по большому счету, все это не имеет значения, ведь речь идет об убийстве человека стражами порядка, теми, кто призван защищать всех и каждого, кем бы они не были.

ВРАДИЕВКИ-2 НЕ ПРОИЗОШЛО, ПОТОМУ ЧТО «РАЗБОР ПОЛЕТОВ» НЕ ЗАСТАВИЛ СЕБЯ ДОЛГО ЖДАТЬ

Тот, кто следит за новостями, знает, что это преступление буквально всколыхнуло общество. Но нашлись и такие, которые не погнушались сделать на этой трагедии пиар. О ситуации в Кривом Озере не говорил только ленивый. Откровенно говоря, обидно слышать, как известные политики и общественные деятели, искажая факты, а то и вовсе ими не владея, делают свои выводы, наклеивают ярлыки. Постоянного приходится слышать уже знакомое: «Николаев – столица криминала», «синоним "беспредела"» и прочее.

Многие сравнивали ситуацию в Кривом Озере с той, которая произошла во Врадиевке в 2013 году. Тогда трое милиционеров изнасиловали и до полусмерти избили молодую женщину. И, уверенные в собственной безнаказанности, спокойно себя чувствовали. Тогда жители поселка взбунтовались и пошли на штурм райотдела милиции. Ситуация вышла из-под контроля, и, чтобы успокоить людей, пришлось приложить немалые усилия.

Нечто подобное могло произойти и сейчас. У прокуратуры и райотдела полиции собралось около 200 местных жителей. Они требовали справедливого расследования и говорили, что не доверяют своей полиции. Ситуация грозила силовым штурмом помещений, загорелись шины.

Однако, в отличие от врадиевских событий, в этот раз мгновенно среагировала областная прокуратура. В Кривое Озеро направили следственную группу из Николаева для проведения расследования. Тело умершего перевезли в областной центр, чтобы провести объективную экспертизу. Шестерых полицейских, которые выезжали на вызов в ту ночь, сразу же задержали. Правда, их пришлось срочно эвакуировать из Кривого Озера. Разъяренная толпа готова была к самосуду. Выводили полицейских через коридор правоохранителей, но и это не очень помогало. Кулаки кривоозерцев время от времени достигали цели.

По словам заместителя прокурора Николаевской области Степана Божила, подозреваемые получили телесные повреждения. Однако, где именно это произошло – во время конфликта с убийством Александра Цукермана, или впоследствии, когда их выводили сквозь оголтелую толпу, не уточнил. По неофициальной информации, пострадали и другие правоохранители, которые пытались унять толпу. Правда, о характере их травм пока неизвестно. В целом стоит отметить, что официальных сообщений об этом преступлении слишком мало. Степан Божило, который собрал единственный к этому времени брифинг по данному поводу, на большинство вопросов журналистов не отвечал, ссылаясь на тайну следствия.

Однако тайна следствия не помешала сразу же на второй день после преступления учинить «разбор полетов» в самом полицейском ведомстве, как на областном, так и на районном уровнях. В этом и заключается главное отличие между врадиевскими и нынешними событиями.

Руководитель Нацполиции Хатия Деканоидзе сама приехала в Кривое Озеро. Она сразу же назначила нового исполняющего обязанности начальника Главного управления Национальной полиции в Николаевской области – полковника Юрия Мороза. Кривоозерское отделение полиции расформировали и должны полностью обновить. Его новым руководителем стал патрульный полицейский, командир роты из Николаева Александр Горпинич. Деканоидзе также заверила, что причастные к преступлению будут привлечены к ответственности. «Это принципиальная позиция Генпрокуратуры, Нацполиции и Министерства внутренних дел. Никто не будет молчать и покрывать тех, кто позорит наши ряды», – подчеркнула глава ведомства.

Примерно то же самое прозвучало и из уст министра внутренних дел и генпрокурора.

ПЕРЕАТТЕСТАЦИЯ: ОТДЕЛИТЬ ЗЕРНО ОТ ПЛЕВЕЛ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Данное чрезвычайное происшествие (ЧП) вызвало широкий резонанс еще и потому, что произошла буквально спустя несколько месяцев после тотальной переаттестации полиции Николаевщины. Многие искренне надеялись, что теперь подобные вещи стали невозможными. А вот для активистов, которые принимали участие в переаттестации, кривоозерское ЧП не было такой уж неожиданностью. Они утверждают, что сам процесс был далеко не совершенным. Да и проводился он, в основном, заочно, по документам.

«Во время переаттестации в нашей области мы заметили некоторые данные в выводах полиграфологов, которые вызвали сомнения. К сожалению, не могу разглашать всей информации – имею обязательства. Члены комиссии попросили пригласить полиграфологов, чтобы им объяснили, как вообще работает эта процедура, и может, мы пишем какие-то «неправильные» вопросы. На встрече местные члены комиссий опознали двух полиграфологов – местных, которые имеют родственные связи с одним из судей. Начался скандал, и этих двух специалистов отстранили от процесса переаттестации», – рассказывает координатор «Независимого медиа-профсоюза Украины (НМПУ)» в Николаевской области, местная активистка, которая представляла общественность в одной из аттестационных комиссий, Татьяна Локацкая.

По ее словам, процесс переаттестации не обошелся и без скандалов. Некоторых из тех, кого оставляли на заочное прохождение переаттестации, все-таки вызвали на собеседование. «Через какую комиссию проходили полицейские, которые теперь печально известны на всю страну, не знаю. Возможно, и нашу. По моему мнению, переаттестация не идеальная. У нас были главные требования – знание своей работы, потому что просто «хороший парень» – не профессия. Нужны специалисты. Второй критерий, естественно, чтобы эти знания были не на стороне зла. Но определить и идеально отсеять светлое от темного не получится. Все мы люди», – отметила Татьяна.

Как удалось узнать в пресс-службе прокуратуры области, двое сотрудников полиции, подозреваемые в данном преступлении, прошли переаттестацию. А вот главный фигурант Денис Ляхвацкий ее не проходил, поскольку был оформлен водителем, поэтому эта процедура для него, по закону, была необязательной. Относительно трех других, которые сейчас находятся в статусе свидетелей, то двое из них тоже успешно переаттестировались. Третий восстановился на работе через суд.

«НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ» В КРИВОМ ОЗЕРЕ: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

Достаточно принципиальную позицию в этой истории заняла и местная власть. Она требует прозрачного расследования событий. И не только в ситуации со смертью Цукермана. «Мы считаем недопустимым то, что произошло 24 августа возле здания полиции. От нас уже есть представление к правохранителям с просьбой разобраться и привлечь к ответственности лиц, виновных в попытке штурма отделения полиции после убийства. Ведь это никакое не «народное восстание», как пытаются представить. На самом деле, в беспорядках участвовало 30–50 человек, которые либо сами имеют проблемы с законом, либо их родственники. Другие просто были посторонними наблюдателями», – сказал председатель РГА Алексей Мирошниченко. По его словам, многие из участников так называемого штурма были навеселе, ведь в поселке праздновали День Независимости.

Также ко Дню Независимости «доброжелатели» готовились провести на трассе Киев – Одесса протестную акцию. С целью ее подготовки в поселке несколько недель распространяли соответствующие письма. «Мероприятие замысливалось как протест участников АТО. Причем, претензии были надуманы и имели общий характер: почему у матери участника АТО маленькая пенсия, почему мало льгот и т. д. Но поскольку к месту проведения акции были подтянута полиция, то организаторы передумали ее проводить. Зато ее потенциальные участники, среди которых не было ни одного кривоозерского АТОшника, приняли участие в попытке штурма помещения полиции», – утверждает руководитель района.

Он также отмечает, что ситуация в райцентре пока спокойная и контролируемая. Новый глава Кривоозерского отделения Врадиевского отдела полиции сейчас формирует новый состав отделения. В райцентре работает 12 экипажей патрульной полиции из других регионов.

Но главное в этом деле, чтобы оно было доведено до логического завершения. Чтобы виновные были наказаны по закону. И хоть родным Александра уже не вернешь, но они, как и все общество, должны убедиться, что справедливость в этой стране все-таки есть. Также хочется верить, что реформы, начатые в полиции, доведут до завершения, а кривоозерская трагедия станет наглядным пособием для новой полиции в разделе «как нельзя поступать».

И напоследок еще об одном. Неужели действительно такая ситуация – только на Николаевщине? Неужели в других регионах Украины она кардинально иная? Вот мнение почетного доктора Национальной академии педагогических наук Украины, профессора, заведующего кафедрой социальной педагогики Национального университета имени Сухомлинского Ильи Старикова. «Прежде всего, хочу отметить, что статус Николаева как криминального города не соответствует действительности. Это не так. Преступления, в том числе и убийства, были всегда. В этом плане мы совершенно ничем не отличаемся от других городов Украины. Здесь живут такие же люди, как и везде. Другое дело, что об этом раньше мало говорили. По моему мнению, негатив всегда привлекателен, поэтому его очень широко используют как журналисты, так и политики. Вопрос в том, что найти позитив в обычной жизни всегда труднее», – считает профессор.

Алла Мирошниченко, Николаев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-