Ксения Ларина, журналист «Эха Москвы»
Рано или поздно Немцова назовут героем России
24.09.2016 09:00 11863

- Я преклоняюсь перед теми людьми, которые уже больше полутора лет стоят на мосту, где убили Бориса, и ежедневно охраняют импровизированный мемориал Немцова. Я уверена, что рано или поздно в Москве появится не только табличка, но и памятник Борису Немцову. Скажу больше - я думаю, что и прах его перенесут с окраины Троекуровского кладбища на Новодевичье. Он этого достоин. И в том, что его назовут настоящим героем России и будут чествовать именно так, не сомневаюсь. И тогда никто пикнуть не посмеет против увековечивания его памяти, оценки его деятельности!

- Вы не были близкими друзьями с Немцовым, но общались довольно часто. Каким запомнился Борис Ефимович?

- Я не смогла поехать на мост сразу после убийства Бориса, не смогла найти в себе силы это сделать. Поехала на отпевание, на кладбище. А на мост пришла только спустя много-много дней. 

Каким он запомнился? Великодушным, остроумным, легким. Эмоциональным. Любил общаться, ему были интересны люди, он быстро переходил на другой уровень общения, если человек ему нравился. Все эти дистанции - это не про него. Очень открытый парень был. Ошибки свои признавать умел, знал, где ошибся - и как политик, и как чиновник. При этом всегда поражало, что он мог с легкостью отказаться от амбиций лидера ради пользы общего дела.

СЕГОДНЯШНИЙ НОВЫЙ ПАТРИОТИЗМ НАПОМИНАЕТ ГЕРМАНИЮ 30-Х

- Как вам кажется, не изменилось ли в российском обществе в последнее время отношение к лозунгу «Крым наш»? Не угас ли пыл?

- К сожалению, нет. Не замечаю, чтобы отношение менялось. Те, кто поддержали аннексию публично, продолжают в том же духе, а те, кто приветствуют любые действия власти, чтобы не было неприятностей, они не высказываются ни за, ни против, но фактически это - поддержка. Отношение к аннексии Крыма, безусловно, разодрало общество, особенно интеллигенцию. «Крымнаш» лег на подготовленную почву, поскольку и до захвата Крыма российское общество было расколото, а после - раскол превратился в пропасть. Особенно большим потрясением стало то, что люди, к которым я относилась с большим вниманием и уважением, вдруг оказывались по ту сторону кровавой реки. За последние два года не раз было ощущение, что из-под ног уходит почва.

- Ну, если только Войнович так сказал! Ему я верю. Вы меня просто порадовали. У Владимира Николаевича настоящий дар пророчества - это всем известно еще по его «Москве 2042». Но сама я не столь оптимистична. Поскольку сейчас все общество охвачено патриотической истерией, возникает ощущение, что страна заселена только такими людьми. И, конечно, становится страшно - когда смотришь телевизор, читаешь обсуждения в соцсетях, видишь социологические опросы: 86, 90, 100, 140 процентов одобряют происходящее! Конечно, возникает ощущение жути. Что поддерживает? То, что было сказано давно и уже не вспомню кем: не большинство определяет будущее страны. Это обман, мантра, вбиваемая нам в головы. Будущее страны определяет элита. Но не та, разумеется, элита, которую тиражирует телевизор, а мыслящие люди, мыслящее меньшинство. Они всегда были в меньшинстве. Что, в Советском Союзе их было много? Нет. Что, судьбу Советского Союза решил народ? Нет. Вот на элиту и остается надежда. Какой у нас выбор? Только два пути: либо прийти в себя - либо, по Достоевскому, нестись к пропасти со стадом свиней. Надеюсь, что безумие остановится. Как - не спрашивайте, не знаю. Но остановится.

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ДОШЛО ДО ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ АГРЕССИИ

- Вы - человек известный, публичный, активны в соцсетях. Приходится ли вам сталкиваться с нападками, угрозами?

- Приходится. Иногда это обостряется до состояния очень серьезной опасности. Такое было, телефон мобильный пришлось менять. Общество дошло до высшей степени агрессии, люди реагируют уже даже не на слова, которые ты произносишь, а на смех, интонацию, молчание. Ярость вызывает абсолютно все - сам факт твоего существования.

- И как справляетесь с потоком негатива? Как преодолеваете?

Самое главное - ощущение чужой страны. Они любят говорить, чуть что: «Не нравится - вали!» Многие уехали

- Честно скажу - все хуже. Ситуация не оставляет поводов для оптимизма. Самое главное - ощущение чужой страны. Или ты - чужой в этой стране? Вот скажешь так - и тотчас получишь: «Вали отсюда!» Они любят говорить, чуть что: «Не нравится - вали!» Многие уехали. Одни спасались от арестов, другим просто стало тяжело дышать. Вон, Борис Акунин, он же Григорий Чхартишвили - казалось бы, печатают в России, читатель твой здесь, живи, пиши - однако уехал, потому как дышать стало невозможно, творческому человеку - особенно.

- Вы столько говорите, пишете, размышляете об Украине - и о политике, и о культуре. А давно ли были в Украине?

- Ой, давно!

- Так почему бы не приехать? Неужели не хочется?

- Очень хочется. Тем более что там работает много моих друзей, коллег. Надеюсь, что обязательно съезжу.

Рита Болотская, Евгения Богоявленская, Москва

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-