Консолидация ваты-3 плюс Новинский

Консолидация ваты-3 плюс Новинский

Аналитика
2202
Ukrinform
Ситуация с церковным законом - явный признак, что войны становится больше, инструмент антиукраинских сил все грязнее

В митрополии УПЦ МП на выходных снова будет много работы. Обзвон епархий и принудительный вызов под парламент священства - это минимум, максимум - привод под Верховную Раду поголовья паствы, протестующей против законопроекта 4128. Такую акцию проводили на прошлой неделе, когда закон был в повестке, но выпал из-за работы над другими нормативными документами.

Бедных старушек ради такого случая обязали выучить словосочетание «церковное рейдерство» и напугать злобными раскольниками, которые только и думают, чтобы отобрать их храм, а потом «осквернить и заставить молиться с филаретовцами». На следующей неделе в сессионный зал Верховной Рады законопроект 4128, который облегчает парафиям смену юрисдикции и переход из УПЦ МП и в УПЦ КП, таки вносится.

На прошлой неделе я стала свидетелем такой сцены в Верховной Раде. Стоят в кулуарах парламента два человека, главный автор законопроекта Виктор Еленский и один из носителей «русского мира» Вадим Новинский. Последний только вернулся из-под стен здания парламента, куда, по нашей информации, принудительно согнали священство Киевской епархии УПЦ МП.

- Батюшками дирижируете, Вадим Владиславович? - иронично спрашивает профессор и депутат Виктор Еленский.

- Я не дирижирую, - строго поправил Новинский, - я с ними молюся.

По правде говоря, многие из батюшек не хотели молиться в такой компании (так они мне приватно писали) и по такому поводу, но явка под Раду была добровольно-принудительной. Церковь - немного армия. Это по дисциплине. Впрочем, не только по дисциплине.

О том, как официальная Москва пытается сколотить протестный электорат, используя УПЦ МП, и взывая то к советской ментальности, то к чувству своей принадлежности к РПЦ и богоспасемости триединого союза с Россией и Беларусью, мы писали в материале «Консолидация ваты» и «Крестоходная консолидация ваты». 

То, что мы наблюдаем на церковном фронте в последнее время, вполне претендует на третью серию сериала «Консолидация ваты». А сам сериал является по сути информационным сопровождением гибридной войны, которую ведет Владимир Путин на церковном фронте. И есть все основания думать, что приказ на обострение этой войны им уже отдан.

КАК «ПРИКРЕПИТЬ К МП» ЗДАНИЯ ХРАМОВ

Сначала матчасть. Законопроект 4128 - это всего лишь восемь предложений дополнений к Закону о свободе совести и религиозных организаций.

Суть поправок в том, что если половина плюс один житель села захотели сменить подчинение и перейти из Московского патриархата в Киевский, то достаточно решения простого большинства религиозной общины. Законопроект стал ответом на ситуацию, когда, при желании общины сменить юрисдикцию, в храмы свозились семинаристы, титушки в балаклавах и жители соседних населенных пунктов, чтоб таким образом создать массовость и противодействовать жителям села. Законопроект, главным автором которого стал народный депутат Украины Виктор Еленский, известнейший в стране религиевед, кстати, был поддержан еще одним  профессором - Александром Саганом и главой Департамента религий (де-факто, «министр по религии») Андреем Юрашем.

О подобных ситуациях мы писали тут.

«Закон в случае принятия поможет в реализаци конституционных прав верующих в смене юрисдикции, поскольку сейчас это фактически отдано на откуп чиновникам и судьям, - говорит Александр Саган. - Ведь на данным момент процедура совершенно не урегулиована. Сколько должно быть верующих, чтобы сменить подчиненость, кто эти верующие? Эти вопросы прописываются новым законопроектом».

Эксперт рассказал, что сегодня нередки случаи, когда более 90% общины поддерживают решение о смене юрисдикции, а маленькая часть общины забирает храм. В Остроге в 2005-2006 году два человека фактически отсудили у общины храм. На Западной Украине есть ситуации, где две третьих или четыре пятых общины поддерживают решение о переходах, но несколько человек из общины подают в суд, и полтора-два года длится судебная тяжба. Ведь даже поочередное служение отвергается меньшинством! Один из последних случаев - село Колосова Тернопольской области. Из 240 человек 40 человек не поддержало переход, и более года остальные 200 молились на улице.

Таким образом, подчеркнул Саган, законопроект четко выписывает условие: если есть согласие 50 процентов общины плюс 1 голос, то эта община остается в храме, перерегистрирует устав, просто меняя в уставе юрисдикцию. Вторая часть общины регистрирует новый устав и просится на поочередное богослужение. «К слову, если бы митрополия УПЦ МП толерантнее относилась к поочередному служению, конфликтов было бы значительно меньше. Ведь наши люди терпеливы. Анализируя конфликты на конкретных приходах, где иногда вопрос ставится очень остро, пришел к выводу: большинство согласно на поочередное служение с меньшинством из МП».   

Законопроект должен быть принят, он действительно расширяет права, совершенствует механизм реализации действующей нормы закона.

Но, несмотря на широкую подготовку общественного мнения, парламентские сторонники «русского мира» не сидели сложа руки. Подключив депутата от Оппоблока Вилкула, они  развернули широкую пропагандистскую кампанию, на каждом телевизионном углу озвучивая угрозу, что закон в случае принятия принесет в Украину войну. Пренебрегая всеми текстами, написанными проукраинскими публицистами из той же УПЦ МП, мнением богословов, чиновников, правоохранителей, они упрямо твердят, что 4128 - закон про «церковное рейдерство». 

Причем прежний аргумент нардепов-русскомирцев («церкви отбирают раскольники») был заменен новым. Когда оказалось, что эти самые «раскольники» не более, чем жители села, которые хотят сменить подчиненность, пришла новая тема: те, кто хочет перейти («раскольники в душе своей»), не настоящие верующие, они редко ходят в церковь и поэтому не могут претендовать на звание члена общины.

Глава Департамента религий Андрей Юраш подобные обвинения категорически отметает: «Те, кто оппонирует законопроекту, осознано или нет, но пытаются сохранить конфликтность на приходах. Переход общин - это процесс, который идет изнутри общины. Есть объективная общественная проблема - проблема самоопределения общин и смена ими подчиненности. И законодательство, и экспертная среда вынуждены реагировать на возникшие в нынешней общественно-политической ситуации вызовы. Закон просто помогает решать эти проблемы. Возникают конфликты, которые становятся орудием политической борьбы и манипуляций. 

«Министр по религии» рассказал, что вопросы приходов в Катериновке или Птиче, где общины сменили юрисдикцию, постоянно звучали на совещаниях ОБСЕ по человеческому измерению. О них с подачи Московской патриархии говорили, как о нарушении прав. Хотя ситуация более, чем очевидна. Абсолютное большинство общины захотело сменить подчиненность.  Катериновка: около 90% общины решились сменить подчиненность. В Птиче - ситуация аналогичная.

Во всех европейских документах - и Венецианской комиссии, и рекомендациях ОБСЕ, и рекомендациях ООН есть бесспорные положения о том, что каждый человек может декларировать свои убеждения и свободно их менять. Андрей Юраш считает, что те, кто против принятия закона, на самом деле выступают против основоположных базовых приниципов европейской демократии и европейских регуляторных актов в части обеспечения свободы совести: «Наши оппоненты говорят: закон повлечет конфликты. Но конфликты уже существуют, и после принятия закона они будут решены. В профильном комитете сейчас подготовлены дополнения к проекту закона, в них предложены два фильтра, которые помогают устранить все риски и негативные моменты и позволят избежать спекуляций на тему, кого считать членом общины, кого не считать. Правомочность того или иного члена определяют в каждой общине, в каждой конфессии они разные. На собрании общины имеют право быть только те члены общины, чье присутствие определяется паспортами. Поэтому в дальнейшем любые спекуляции, что кто-то чужой приедет и будет влиять на решения, не имеют никаких оснований».

ВОЙНЫ СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ

То, что общины УПЦ МП Западной и Центральной Украины будут менять юрисдикцию, уходить из УПЦ МП, наши эксперты, социологи, прогнозировали еще два года назад.

Члены общины, которые вечером стоят на отпевании воинов АТО, утром не захотят поминать в храме патриарха Кирилла. Изменить ситуацию могло церковное начальство, если бы проводилась политика на отделение, а не привязывание церкви к Москве. (Киевский патриархат в этом случае мог бы быть не оппонентом, а как минимум - партнером, и как максимум - братом). Но вместо этого, со стороны митрополии мы видим короткую паузу выжидания, а потом откровенную войну. Поочередное служение в храме УПЦ МП с Киевским патриархатом было запрещено специальным письмом митрополии.

Хотя, казалось бы, это самый безболезненный способ решения проблемы. В воскресенье во многих храмах есть две службы. В семь утра - одна, в девять тридцать - вторая, ну почему бы не служить по очереди? Сначала МП, потом КП. Или наоборот?

Скажу по секрету, все больше священников Московской патриархии позволяет своим верным причащаться в храмах Киевского патриархата, и сами причащают тех, кто ходит в храмы обеих юрисдикций. Значит, они не верят в «безблагодатность», «небогоугодность» своих братьев из КП.

Думаю, что поочередное служение запретила Москва. Ведь оно - прямой путь к единству.

Москва через Новинского начертала другой путь. Каждый переход, где воля большинства очевидна, сопровождался большим скандалом, бесконечными жалобами в международные организации.

Я долгое время оставалась, да и сейчас остаюсь сторонницей диалога верхов (церковных верхушек), но он возможен, когда диалога хотят оба. Официальная УПЦ МП не хочет или не может, или привыкла слушаться Новинского. Или Кирилла. Только не думайте, что это нравится простым священникам. Кроме того, что они устали от пощечин («вы не наша церковь, вы чужая»), заморожено храмовое строительство, реально упала касса. Люди перестали поддаваться на сказки о «безблагодатности КП».

Но вернемся к законопроекту. Подводя итоги долгой подготовительной процедуры, народный депутат Украины, автор проекта закона 4128 Виктор Еленский, заметил: «Мы очень серьезно готовили текст законопроекта, а в последнюю неделю сидели с экспертами, судили-рядили, в сотый раз проговаривали, возможно ли тут рейдерство, которым нас всех пугают. В конце концов, мы включили еще один предохранитель, чтоб закон отображал исключительно мнение общины. Решение о смене подчиненности принимает община, но ее правомочность утверждается руководящим органом общины. Братской радой, если речь идет о протестантах, церковным комитетом, если речь идет о греко-католиках, парафиальной радой, если речь идет о православных. Никто не сможет сказать,  что пришли чужие ребята, проголосовали, и церковь, перестав быть канонической, «ушла к проклятым раскольникам». Кроме того, на прошлой неделе мы голосовали так называемый «антирейдерский закон», согласно которому изменения в уставе религиозных организаций надо регистрировать у нотариуса.

Но вот главная моя аргументация. Это фундаментальное право человека - менять свои религиозные убеждения, менять единолично, либо вместе с остальными членами. А тут идет речь даже не об убеждениях, а о смене подчиненности. Это право предусмотрено 18-й статьей Всеобщей декларации прав человека, и оно зафиксировано в 9-ой статье Европейской конвенции о правах человека.

У нас есть замечание от Европейского суда по правам человека, что мы не прописали, как община меняет свою подчиненность. На первый взгляд, это кажется простым - вносятся изменения в устав общины, и все меняется. Но Московский патриархат делает все, чтобы это стало невозможным. Например, нардеп Новинский зарегистрировал законопроект, который фактически нивелирует роль общины.

На что еще бьют наши оппоненты? Они говорят, что самоидентификация человека не может быть основанием для членства в религиозной общине. Но это противоречит всем базовым правилам и стандартам в сфере человеческих прав! Религиозная община сама определяет способ или признак, по которому она присоединяет своего члена. Для одних сообществ это десятина, для других молитва пять раз в день.

Каким образом государство вмешивается? Мне неизвестны общины, где человек идентифицирует себя как член общины, но никак не принимает участия в жизни общины, говорит Еленский. Причем мои оппоненты никак не пытаются прийти, поспорить, пообщаться. Никого нет, зато подходит ко мне один народный депутат и говорит, что на мне будет кровь мучеников».

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Ситуация с церковным законом - явный признак, что войны становится больше, инструмент антиукраинских сил все грязнее. Это чувствуется по реакции ресурсов, близких к митрополии. Например, выделение земли под храм Киевского патриархата на Одесчине (там были зарегистрированы три общины УПЦ КП), они трактуют, как «победу радикалов». Пишут про заточенность на войну команды Президента.

Война выражается в жалобах на Украину, в колонках международных СМИ, оплаченных российскими деньгами. Война - в риторике, непубличных распоряжениях священству. Это война церковного руководства, у которого, видимо, нет сил противостоять Новинскому.

И государство впервые оказывает сопротивление...

Лана Самохвалова, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-