Гейр Анеш Фагерхейм, главный юрист Министерства обороны Норвегии
Украина находит уникальные ответы на уникальные вызовы
25.11.2016 10:03 642

- Существуют ли в Вооруженных силах Норвегии правовые инструменты, подобные украинским?

- Нет. Есть несколько существенных отличий. В наших Вооруженных силах в правовых институтах мы также имеем как гражданский, так и военный персонал, но он выполняет совещательную функцию, у нас нет прокурорских полномочий. Такие полномочия в Норвегии принадлежат исключительно гражданской сфере.

- Правильно понимаю, что у вас нет военных прокуроров, военных судов или военной полиции - подобно тому, что мы имеем в Украине?

- Мы имеем военную полицию в Вооруженных силах, как и четкую дисциплинарную систему реагирования на правонарушения. Но серьезные преступления требуют прокурорского расследования. Этим будет заниматься гражданский прокурор, осведомленный в военных делах, но подотчетный исключительно гражданским институтам. Результаты его проверки или расследования будет рассматривать гражданский суд, потому что в Норвегии военных судов не существует.

- Итак, ваша функция, в основном, заключается в предоставлении военнослужащим правовых консультаций. Но есть ли у вас другие задачи, например, в правовой защите, которые вы можете предоставлять военнослужащим?

- Я не уверен, что именно вы имеете в виду, говоря о защите, поскольку мы не являемся защитниками. Если военный, офицер или солдат подозревается в совершении преступления, ему надо будет найти гражданского адвоката, который будет защищать его в этом деле.

- Каким образом, с правовой точки зрения, в Норвегии нормированы вопросы гражданско-военных отношений, в частности, гражданского контроля над вооруженными силами?

- Главным элементом такого гражданского контроля в Норвегии является само Правительство, ведь министр обороны является гражданским лицом и входит в правительство. Поэтому гражданская составляющая существует. Например я, гражданский, служу в Министерстве обороны, и в этом контексте представляю часть системы, которая обеспечивает гражданский надзор над военными. Как это работает? Министр обороны может давать распоряжение Начальнику штаба по любым вопросам. Она (Инэ Ериксен Серейде - ред.) может требовать доклад относительно любых дел, которые происходят, и таким образом, военные выполняют распоряжение гражданского лица.

В этом контексте наиболее важной является система подотчетности. Мы имеем еще и систему аудита, которая является частью гражданского контроля, а также гражданского омбудсмена - это все в структуре Министерства обороны. При этом омбудсмен подотчетен напрямую парламенту. Таким образом, система гражданского контроля охватывает практически все командные звенья. Функция такого контроля еще и в том, чтобы проверить, действительно ли оборонительные структуры занимаются тем, что должны делать.

Ханс Петтер Мідттун, военный атташе Норвегии в Украине:

- Мне кажется, что само понятие «Гражданский контроль над военными» часто неправильно понимают. Большинство людей считают, что речь идет о системе подчинения, как ее понимают в армии. Но гражданский контроль означает гораздо большее.

В условиях Украины это означает, что главная ответственность за принятие стратегических решений находится в руках гражданского руководства, а не у профессиональных военных офицеров. Это обстоятельство позволяет лучше расставить межведомственные приоритеты для удовлетворения различных потребностей государства. Парламент имеет возможность сбалансировать ресурсы, которые являются необходимыми для противодействия внешнему агрессору, с другими внутренними потребностями и вызовами, которые также требуют решения для дальнейшего развития государства.

- Позвольте немного сменить тему нашего разговора. Понятно, что все военнослужащие в Норвегии являются гражданами. Какими политическими правами они пользуются? Есть ли определенные ограничения для их политической активности, которые связаны с военной службой?

- В Норвегии военный может стать политиком, но перед этим он должен снять свою военную форму. Если вы офицер, вы можете быть избраны членом парламента, но вы должны оставить военную службу на тот период, который будет связан с вашей работой в парламенте. Таким образом, вы не можете выступать в двух качествах одновременно. У нас есть офицеры, которые являются местными политиками, но им не разрешается принимать участие в политических собраниях в униформе. Вы должны быть в штатском в таком случае. То есть, вы можете присоединиться к дебатам, но если эти дебаты имеют политическую природу, вы не можете делать это в военном мундире.

Имея уважение к военной форме, вы не будете в ней делать политических заявлений

- Таким образом, если кто-то пойдет на партийное собрание в военной форме, его уволят из рядов Вооруженных сил?

- Уволят? Как сказать... Наверное, такой шаг был бы уже последним. Обычно, может выноситься предупреждение, применяться определенные дисциплинарные меры, если вас заметили в форме на политическом митинге. Но, честно говоря, до этого момента у нас не было таких прецедентов. Думаю, что для Норвегии это не является проблемой, совсем. Имея уважение к военной форме, вы не будете в ней делать политических заявлений.

- Украинской громаде будет очень интересно услышать этот тезис, ведь в нашем парламенте увидеть человека в униформе - не редкость... Последний вопрос - какие договоренности на будущее вы достигли во время переговоров с Управлением правового обеспечения украинского Генштаба?

И Норвегии есть много чему поучиться у Украины. Перед вами встают уникальные вызовы, и вы находите уникальные решения в ответ

Ханс Петтер Мидттун:

- Позвольте присоединиться к беседе, ведь речь идет о важном направлении наших двусторонних отношений. Для нас является очевидным обоюдная заинтересованность в таких усилиях. Убежден, что мы можем сделать вклад в анализ тех уроков, которые вынесены из последних событий, помочь обобщить опыт и предложить некое альтернативное его осмысление. В то же время, я убежден, что и Норвегии есть много чему поучиться у Украины. Перед вами встают уникальные вызовы и вы находите уникальные решения в ответ. Поэтому двустороннее сотрудничество на пользу обеим сторонам...

С «гибридной войны» Украина выносит очень тяжелые уроки, и эти уроки важны для всей Европы

- Вы сейчас говорили о «гибридной войне»?

- Это один из вопросов, наверное. Ситуация с международной безопасностью драматически изменилась после аннексии Крыма Россией и ее агрессии на Востоке Украины. Гибридная война включает в себя не только использование военной силы, но и невоенные средства, такие как дипломатия, экономика, энергетика, подрывная деятельность, пропаганда и многие другие. Комбинированное использование военных и невоенных средств создает уникальные политические и военные вызовы. Вследствие этого Украина выносит уроки, которые очень трудно ей достаются, и эти уроки важны для всей Европы.

Вместе с тем, последствия гибридной войны могут быть более масштабными вследствие текущего состояния институтов в самой Украине. Именно поэтому построение прочных институтов является решающим фактором для того, чтобы достичь успеха, и вы можете воспользоваться опытом и знаниями, которые в этом смысле есть у других европейских стран.

Норвегия концентрирует свою поддержку именно в этих сферах. В прошлом году, насколько я знаю, Норвегия предоставила сумму в размере около миллиарда гривен на реализацию нескольких проектов. В то же время, мы постоянно работаем над тем, чтобы укрепить отношения в военной сфере, разумеется, в рамках тех политических ограничений, которые имеем.

Михаил Дмитрук, Киев.

Фото автора.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-