Татьяна Козаченко, экс-директор Департамента люстрации Минюста
Моя миссия по очищению власти не заканчивается, она просто меняет форму
25.11.2016 15:43 661

- Получается, вас тоже могут не взять?

- Здесь разница в том, что я уже очень давно не нуждаюсь, чтобы меня принимали на работу! Я могу делать собственный выбор. И для меня приход в министерство был собственным вызовом и огромным шагом к ограничениям.

До этой должности у меня за последние десять лет не было никакого руководства, я сама определяла порядок работы для себя и подчиненных, и ограничить собственную волю тем, что ты идешь в систему, которая имеет соответствующую субординацию, и ты в любом случае будешь подчиненным - для меня это огромные ограничения.

Но вопрос не в том, что я боюсь ограничений, а в том, что государственная служба не обновилась, и та бюрократическая дисциплина, которая существует в ее пределах, убивает рацио. То есть форма работы настолько устарела, что это идет в ущерб ее эффективности. Например, около 60 процентов рабочего времени занимают процедуры, которые для меня вообще не имеют никакого смысла.

Если бы я понимала, с какими сложностями столкнусь, возможно, искала бы другой формат или настаивала на нем. Однако я уже согласилась и, понимая, что у меня не будет права подписи, идя в Минюст, выдвинула два условия: первое - в департамент по вопросам люстрации мне не будет навязано ни одно лицо, я сама буду определять кадровую политику департамента, и второе - ни один документ по вопросам люстрации не выйдет из министерства без моей визы.

- Из каких соображений вы себе определили срок на государственную службу именно два года?

- Здесь несколько факторов. Опыт показывает, что для того, чтобы полностью интегрироваться в любую систему, года недостаточно. Это первое. Во-вторых, любой календарный год является отчетным, и для того, чтобы отчитаться и сделать выводы, нужен еще какой-то период времени. А согласно закону «Об очищении власти» в течение двух лет с момента вступления в силу согласно утвержденного правительством плана были проверены все чиновники, которые сейчас находятся на госслужбе. После этого закон будет работать как фильтр, чтобы не вернулись те, кто ушел раньше.

- Министерство юстиции возглавляет представитель «Народного фронта» Павел Петренко. Вас тоже кое-кто причисляет к этой политической команде. Есть ли для этого основания?

- С министром Петренко я познакомилась, когда пришла сюда с уже упомянутыми активистами - Егором Соболевым и другими. Закон «Об очищении власти» тогда уже был принят, кстати, его поддержал тот самый парламент, который голосовал за «законы 16 января». Поэтому для меня это было проявлением доверия как к независимому юристу.

Я никогда не входила ни в одну политическую партию или команду при политической партии. И те люди, которых я вам назвала, для меня не конкретизованная команда, а соратники. Фактически я была и остаюсь независимым юристом, который имеет соответствующее доверие не только со стороны активистов, а уже и части государственных служащих.

- Как министр отнесся к вашему увольнению? Не предлагал остаться?

Сама система не заинтересована получать даже за такие (малые) средства людей, которые являются специалистами своего дела

- Предложения остаться, конечно, были. Но я ранее предупреждала: я два года отработаю и уйду, поэтому министр относится с пониманием, ведь я отдала государственной службе часть своей жизни и своего опыта.

Будем говорить откровенно, государственная служба в нынешнем формате не может себе позволить многих людей, потому что то, сколько специалист «стоит», оценивает рынок.

Более того, я не знаю ни одного другого человека, который продал бы свой бизнес, чтобы пойти работать на государственную службу, руководствуясь собственным вызовом. Я отказалась от собственной свободы и от денег и пошла сюда работать за маленькую зарплату. Но, в принципе, даже несмотря на то, что в Минюсте мне помогали, сама система не заинтересована получать даже за такие средства людей, которые являются специалистами своего дела. А я не заинтересована работать в системе, где я не считаю себя максимально эффективной.

ЗАКОН «ОБ ОЧИЩЕНИИ ВЛАСТИ» СРАБОТАЛ НА 98 ПРОЦЕНТОВ, А 2 ПРОЦЕНТА - ЭТО ПОЗОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ

- Давайте тогда поговорим об эффективности люстрации. Насколько чище стала наша власть за два года?

- Я хочу акцентировать, что за этот период в стране не состоялась люстрация, потому что это очень широкое понятие, а именно реализация закона «Об очищении власти» в принятых парламентом пределах.

- Это не значит, что нет других прозрачных людей! Мы их не видим, но они все равно выполняют свои функции. Я лично знаю многих таких среди обычных чиновников, имена которых вам ничего не скажут, но эти люди пришли, чтобы что-то изменить.

Мы все время слышим: «А покажите результаты!» Это, знаете, как человека, который был в реанимации, вывезти оттуда в коляске и требовать: «Пусть он попрыгает!» или «Покажите новый анализ крови!»

Но все время происходят процессы, которые работают на выздоровление государства. Примеры? Электронное декларирование, создание НАБУ, НАПК, более серьезные правила дорожного движения, система «Прозоро», передача функций государства частным учреждениям, сокращение штатов, пересмотр процедур, даже, судьи, кроме тех что отстреливаются от следователей НАБУ.

Не забывайте, что очищение государства - это такой же непрерывный процесс, как и очищения человеческого организма. Ведь чтобы быть чистым, недостаточно один раз почистить зубы или помыться, это надо делать каждый день разными инструментами.

Поэтому эти процессы очистки происходят, и под давлением общества новые инструменты для этого появляются, просто мы надеялись, что это произойдет быстрее.

Но я, когда ездила по стране с лекциями о люстрации, приводила такой пример: представьте, есть у нас гусеница, а мы хотим, чтобы она стала бабочкой. Можно к гусенице просто прилепить крылья? Нельзя! Она должна измениться изнутри, должно произойти полное перерождение тканей. Поэтому, когда кто-то пытается "прикрепить к гусенице крылья", надо понимать, что это не будет работать, система должна измениться изнутри. Нельзя сказать: «Давайте мы сегодня будем честными и законопослушными», потому что для этого должны быть условия в нескольких плоскостях - это и новые правила, и материальная база, и прозрачная процедура отбора, и постоянное обучение, и коммуникация. А если чего-то из этого нет, то система не будет работать.

- У меня нет ощущения возможного реванша, у меня есть огромное предчувствие возможных рисков реванша. Но я вам напоминаю несколько амплитуд в должностях. Например, человек - министр внутренних дел, затем он в тюрьме, а затем генпрокурор, и это все в течение нескольких лет. Или, например, предприниматель, потом тюрьма, потом премьер-министр, опять тюрьма, потом кандидат в президенты. Или еще - тюрьма, потом губернатор, политическая смерть с «падением от яйца», потом президент, потом снова политическая смерть - беглец из страны.

При таких амплитудах в карьерах у тех, кто существует во власти, все время присутствует ощущение, что возможен разворот истории, наверное, на 180 градусов, да еще и несколько раз и в очень сжатые сроки.

Это нас должно стимулировать к тому, что изменения возможны, ведь Украина в историческом плане за пять лет делает то, что другие страны не делают за 50 лет!

Вы посмотрите: каждые пять лет умирает правящая партия - социал-демократы, «Наша Украина», регионалы, сейчас другие партии в стагнации, потому что это не политические партии, а фактически проекты. Но это показывает, насколько у нас огромные возможности для изменений, если на это есть запрос общества и те люди, которые способны это сделать.

- Ну, и напоследок о ваших личных ближайших планах. Не собираетесь ли немного отдохнуть, уйти в отпуск?

- Нет! Я возвращаюсь в то адвокатское объединение, в котором работала. Я знаю, они меня ждут и с радостью примут, потому что юридической работы много. Хочу возобновить приостановленную деятельность адвоката и вернуться в дело Небесной Сотни! Я очень соскучилась по адвокатуре.

Надежда Юрченко, Киев.

Фото: Владимир Тарасов.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-