Церковные итоги года: пике авторитета Моспатриархии и непризнание КП

505
Ukrinform
Предлагаем десять главных итогов уходящего церковного года...

Вернувшись из небольшого зимнего отпуска, ПЕРВОЙ пропущенной в безинтернетном периоде новостью застала то, что в Интернет была выложена исповедь митрополита Александра (Драбинко). Я не открывала  и не смотрела ее, мне не интересна чужая исповедь, будь исповедником хоть патриарх Кирилл, хоть владыка Александр. Ни я, ни кто другой не имеет права вторгаться в эту тайну.  Даже если ее любезно предложили к просмотру кремлевские политтехнологи, ответственные за церковное направление в Украине. 

И именно с этой новости я начинаю подведение церковных итогов уходящего года. Она фиксирует нижнюю планку, за которую готовы шагнуть нынешние оппоненты митрополита Александра. И за 25 лет создания УПЦ МП ниже этого уровня авторитет церкви не падал. 

О самой истории «прослушки». В общем-то, митрополита Александра писали и слушали давно. В 2014 году церковное сообщество поразила новость, митрополита Александра в частной беседе тоже спровоцировали на высказывание, записали на диктофон, и распечатки записей распространяли среди членов Синода.

К слову, сами  синодалы отнеслись к этому неодобрительно. Даже кремлевское лобби было несколько шокировано – раньше в Украине такое не практиковалось. Автором записей стал известный ученый религиевед, который на тот момент подрабатывал церковным политтехнологом митрополита Антония (протеже Новинского и Януковича). Его еще долгое время в церковной среде называли «Профессор Диктофоний». Но это оказалось не единственным приобретением, явленным из «закромов Родины» (предполагаю, что из закромов нынешнего спонсора УПЦ МП Вадима Новинского).

Драбинко

Когда митрополит Александр пребывал под конвоем в отеле Опера, ему прислали епископа Климента (члена нынешней команды митрополии, фактически его функционал - то, чем занимался раньше Георгий Коваленко), чтоб тот исповедовался. Климент Вечеря не был ему ни другом, ни духовным авторитетом, но митрополит Александр принял предложение об исповеди, несмотря на то, что владыка Климент приехал с господином Коряком.

А вот сейчас, через два года, исповедь всплыла. Каналом слива стал сотрудничающий с российскими спецслужбами Анатолий Шарий. Окольными путями: то ли зашифрованными каналами связи, или, может, тем самым частным чартером, которым Новинский летает на Афон, нарушенная тайна исповеди слетала в Москву, полежала там в сейфе, а потом попала в Европу к Шарию и оттуда была презентована украинскому зрителю.

Те, кто слушал запись, те говорят, что опубликованы лишь сопровождающие ее разговоры до и после нее, сам владыка отнесся к этому, как к разглашению тайны исповеди. Нарушение тайны исповеди, по-моему, хуже, чем сепаратизм священства. Потому что во втором случае - это преступление перед согражданами и державой, это нарушение Конституции, а в первом - это нарушение священных постановлений Церкви.

Вадим Новинский

Одним из кураторов заточения Драбинко, пребывающим на свободе, является Вадим Новинский. Поэтому и сам митрополит, и журналисты склонны видеть в этой спецоперации руку «православного олигарха». Хотя называть его православным следует только в кавычках. Православные люди никогда бы не пошли на такой шаг, страх греха и наказания элементарно превозмог бы желание обвинить оппонента. Эти худшие из советских практик никогда ранее не применялись в украинской церкви периода независимости.   

 Любопытно, что некоторые аналитики рассмотрели в этом шаге месть Вадима Новинского за лишение его депутатской неприкосновенности. (Вадим Владиславович ошибочно за всеми автокефальными движениями внутри УПЦ МП видит руку Драбинко, а не руку Господа).  

И это я назвала ВТОРЫМ по важности в церковных событиях. В Украине с парламентских миллиардеров неприкосновенность снять ну почти невозможно. Ну Лазаренко, ну Клюев, Онищенко (ох, как непросто было) и вот теперь - Новинский. И это, несмотря на щедрые пожертвования последнего депутатам, фракциям и одному конкретному комитету. Лишение депутатской неприкосновенности стало хоть каким-то шагом правосудия в деле давления на покойного блаженнейшего Владимира. Как видим, Вадим Владиславович не может угомониться и продолжает деструктивную, разрушающую авторитет церкви работу.  Хотя для него открыты прекрасные перспективы на других территориях. Например, в ОРДЛО его предлагают сделать кандидатом в президенты от славянской нации. (Правда не уточняется, где именно обитает славянская нация, какова ее география и есть ли у нее отдельная держава).  

А вообще, два события показывают столкновение двух церковных традиций, первой – российской традиции, при которой можно нарушить тайну исповеди, непонятным образом «залечить» или заточить митрополита. И вторая (которую, естественно, утверждал покойный Владимир), при которой можно не уступать давлению властей, при которой тайна исповеди остается священной, и при которой жертводатель церкви не превращается в ее душеприказчика. 

Патриарх Варфоломей І

Событием номер ТРИ стало обращение украинского парламента к патриарху Варфоломею.

Уверенное парламентское большинство проголосовало, в том числе, и за такие слова: «Просим Вас как Вселенского Патриарха, Предстоятеля Святейшей Константинопольской Церкви, которая была и остается Церковью-Матерью для Киевской Митрополии, ...  в интересах утверждения православия в нашей стране применить все имеющиеся канонические полномочия и признать недействительным акт 1686 как такой, который был принят с нарушением священных канонов Православной Церкви".

Правда, это событие, которое займет свою строку в церковной истории, будет сопровождать и упоминание о церковной неудаче уходящего года. Киевский Патриархат так и не получил признание от Вселенского патриарха. Патриарх Варфоломей по-прежнему боится демарша РПЦ, и боится остаться в истории православия, как человек, при котором произошел очередной раскол. Эту неудачу я считаю ЧЕТВЕРТЫМ событием. 

Впрочем,  несмотря на отсутствие признания, Киевский патриархат развивается в своей внутренней и Небесной логике. Около сотни приходов сейчас пребывают в процессе судебных тяжб за право уйти от Москвы. Большая цифра. Причем Москва питает эти судебные тяжбы, обеспечивая и жалобы в международные организации, и гонорары адвокатов, и силовую поддержку.  При этом УПЦ КП «делает свой футбол». Фактически они стали создателями капелланской службы, и в элитных украинских частях служат только капелланы Киевского патриархата. Ведь  церковь, даже непризнанную, кроме прочего, наполняют молитвы ее верных и искренность ее паствы. Поэтому логичным и заслуженным подарком выглядело то, что право на службы на территории Софии Киевской в колыбели Русской церкви в начале 2016 года получил именно Киевский патриархат. Это событие в моем рейтинге итогов стоит ПЯТЫМ

К числу итогов-неудач номер ШЕСТЬ я бы отнесла и то, что не удалось принять законы, облегчающие смену юрисдикции. Истерика под названием «церковное рейдерство», инспирированная РПЦ, на данном этапе победила в споре за право общины менять подчиненность и уходить из-под Московского патриархата.

СЕДЬМЫМ в списке итогов я бы назвала новый, невероятно острый виток обострения между проукраинским крылом УПЦ МП и нынешним священноначалием, руководимым де-факто митрополитом Антонием и блаженнейшим митрополитом Онуфрием (человеком честным, легко манипулируемым). Обострение выражается в самых разных событиях. Юридический отдел митрополии УПЦ МП продолжает пытаться закрепостить священников и «забетонировать» приходы под Моспатриархией. Например, есть такая штука – устав прихода (устав епархии и устав Церкви). Раньше существовала относительная свобода парафий, а решения принимались парафияльной радой, то теперь по приходам (нелояльным к церковной власти) требуют переписать устав по заготовленному митрополией образцу, чтобы сделать любое решение полностью контролируемым. Теперь каждое решение должно проходить через епископа.

Таким же образом для закрепощения применяют механизм занятости священника. Например (этот механизм мне объясняли священники), если его переводят с одной парафии на другую, а он не хочет или пытается найти третью парафию, то у него короткий период времени – не более месяца. В случае такой «непрописки», его выводят за штат (фактически «волчий билет»).  Если священники перестают поминать на литургии патриарха Кирилла, их вызывает протеже Новинского митрополит Антоний и... отчитывает. А на епархиальных сборах, например, могут звучать самые провокационные с оскорбительным контекстом вопросы митрополиту Онуфрию в адрес проукраинского священства.

Таким образом, Москва успешно проводит шельмование проукраинского крыла, закрепощение священства и пытается «увековечить» за своей юрисдикцией приходы.

ВОСЬМЫМ событием я считаю то, что митрополит Онуфрий отверг вероятность проведения большого крестного хода в 2017-м году, аналогичного тому, что прошел в 2016-м. Я считаю это своеобразным признанием ошибки – устраивать публичные мероприятия в такой непростой период, привлекая такое количество государственной охраны.

ДЕВЯТЫМ в списке итогов я считаю указ президента о праздновании 500-летия реформации. 

Это был правильный жест в адрес украинских протестантов.

Фото: argumentua.com

ДЕСЯТЫМ событием можно считать проведение Всеправославного собора на Крите. И пусть оно публично не переосмысливалось церковным начальством, но для активных верных Украины и церковных интеллектуалов это стало важным символом соборности Церкви.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-