Владимир Зинченко, телеоператор, участник Майдана
Вячеслав Веремий не был антимайдановцем, перечитайте его публикации
23.02.2017 10:00 329

Пулевое ранение глаза оператор Владимир Зинченко получил во время столкновений на Майдане в январе 14-го. Он тогда снимал видео как стажер от канала ICTV. Там же он и познакомился с журналистом газеты «Вести» Вячеславом Веремием. Похоже, ранения и журналистская работа их сдружила. Никто не мог подумать, что всего лишь через месяц Вячеслав погибнет от рук «титушек». Но Владимир решил, что будет всегда помогать семье друга.

- Тогда даже в голову не приходило, что «беркутовцы» могут стрелять по журналистам, - рассказывает Владимир, - 19 января, после длительного пребывания на Майдане, я вернулся домой, чтобы немножко отдохнуть. И жена меня разбудила и сказала, что, якобы, на Майдане начинаются какие-то заворушки. Я взял камеру и помчался. Уже в девять часов возле арки Лобановского снимал, как наступают митингующие. Для полноты сюжета надо было показать реакцию «беркутовцев». Фокусирую, навожу свет, вдруг - просто в глаз попала пуля. От боли и неожиданности я сполз на землю, прикрыв рукой раненый глаз. Уже тогда майдановцы меня перенесли в безопасное место, доставили в больницу.

В тот же день был ранен и журналист Вячеслав Веремий. Светозвуковая граната, брошенная «беркутавцами», разорвалась прямо под его ногами. Вячеславу ранило ногу, разбило очки, и один из осколков попал в левый глаз. В Институте микрохирургии глаза ему был установлен искусственный хрусталик.

- Вместе со Славиком мы лечили «раны». Славке поставили искусственный хрусталик. У меня же были травмированы и хрусталик, и сетчатка глаза. Уже сделано две операции. В этом году запланирована еще одна. Зрение я потерял. Но нашел друга, - рассказывает Владимир Зинченко.

Поэтому, когда Владимир узнал, что Славика убили «титушки», решил: будет всегда помогать семье друга, тем более, что у Славы остался маленький сын. Их сыновья почти одного возраста.

- Сейчас многие пытаются очернить имя Славика, - говорит Владимир, - поэтому я не могу просто так стоять в стороне! Перед тем, как говорить, что Веремий был антимайдановцем, надо сначала перечитать все его публикации. Просто так получилось, что газета «Вести», последнее место работы Славика, на то время имела неоднозначную позицию относительно событий на Майдане. Фейковые статьи очень огорчали Веремия, поэтому он активно опровергал их в соцсетях. С разрешения жены погибшего журналиста, я на своей странице выложил скриншоты, которые это подтверждают.

В своем сообщении на «Фейсбуке» Владимир Зинченко цитирует отрывок из книги Светланы Терейковской "Расстрелянное Достоинство": коллеги-журналисты из разных изданий, где работал Вячеслав Веремий, вспоминают его как открытого, дружелюбного человека, который в любых условиях всегда готов был прийти на помощь.

«Все, с кем я общалась, говорят о его невероятной любви ко всему украинскому, к родному городу Киеву, которым он всегда гордился, а еще - об искренней улыбке, которая почти никогда не сходила с его лица... Вячеслав регулярно был на Майдане с редакционными заданиями газеты «Вести», в которой работал на тот момент несколько месяцев. Помню, как предостерегающе тогда относилось значительное большинство киевлян к публикациям этого издания... Можно только догадываться, как трудно было Славе смириться с такими статьями. Он привык работать честно, писал о том, что видел, и расстраивался, когда некоторые материалы отражали не его личное мнение, а редакционную политику газеты «Вести»...

По словам мамы Екатерины Аркадьевны - активной участницы Революции Достоинства, Вячеслав не раз прибегал с работы к ней на Майдан, посещал воскресные вече. Стоя рядом с мамой, вдохновенно пел Украинский Гимн, кричал: «Слава Украине, героям слава» и радовался, что Украина обновляется...», - делятся воспоминаниями про Веремия коллеги.

Недавно Владимир Зинченко принимал участие во внеклассном мероприятии в школе №292 Деснянского района, посвященном событиям на Майдане зимой 2013-14 г. Во время мероприятия вспомнили события Евромайдана и вручили награду и подарок сыну погибшего журналиста Максима Веремию.

Сейчас Владимир больше времени проводит не с камерой в руках, а в общественной деятельности. Он является членом инициативной группы Раненых на Майдане.

- Получив серьезную травму, как и большинство пострадавших активистов, в то время столкнулся с трудностями. Мне на лечение средствами помог канал ICTV, где я в то время проходил стажировку, - рассказывает господин Владимир. - Откликнулось с помощью много друзей, подключились родственники. Но ни о какой социальной помощи тогда мы, раненые на Майдане, и мечтать не могли.

Сейчас около тысячи раненых разной степени имеют проблемы социальной защиты и лечения. У многих появляются осложнения от полученных травм. Чтобы не оставлять таких людей наедине с их проблемами, была создана инициативная группа, членами которой стали травмированные активисты Майдана.

- Многие во время столкновений получили увечья, стали инвалидами. Поэтому логичным стало предложение Правительства приравнять таких людей к инвалидам войны, - объясняет Владимир. - Уже есть прописанная процедура, определяющая последовательность действий для лица, которое хочет получить статус инвалида войны.

Также на днях был принят законопроект относительно получения статуса боевых действий для раненых участников Революции Достоинства.

- Хотя принятие такого закона вызвало в обществе неоднозначные мнения, сейчас, только приравняв участников Революции Достоинства к участникам боевых действий, государство может реально помогать, - объясняет Владимир. - Потому что в нашей законодательной системе в целом, есть два пути решения. Это или придумать новый статус (и тогда под него создавать целую законодательную базу), или внести поправки и дополнения в существующие законы (тогда дальше пользоваться уже отлаженной процедурой).

В первом случае, с новым статусом, реальную помощь можно получить лет через  5-10. Во втором это делается гораздо быстрее, комментирует он.

- Хочу всем объяснить: УБД - это не награда, - отмечает Владимир Зинченко, - это статус, благодаря которому можно получить социальную защиту и достойное лечение. Не наша группа была в этот раз инициатором предоставления статуса, а Правительство. Мы только озвучили проблемы, но и согласились с таким предложением их решения.

Что же касается расследования по делу, которое было открыто три года назад, то, говорит, что ним занимается подразделение специальных расследований Генеральной прокуратуры. Сдвиги есть, но старая судебная система тормозит процесс, «вставляет палки в колеса».

- Поскольку ранили меня не из огнестрельного оружия, а «владельца» резиновой пули установить невозможно, то и дело возбуждено не уголовное, - объясняет Владимир. - Еще до сих пор не было ни одного слушания этого дела. Я получил денежную компенсацию от государства, имею инвалидность и удостоверение участника боевых действий. Но хочу, чтобы нашли и наказали виновных в преступлениях, совершенных бойцами подразделения "Беркут" против мирных людей и, в частности, журналистов.

Снежана Калюжная, НСЖУ, Киев.

Фото - Владимир Зинченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-