С кем надо воевать за украинизацию Украины

416
Ukrinform
«Не туда бьешь, Иван!» - сказал бы Александр Довженко сторонникам установления украиноязычных квот на ТВ

16 марта Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект, которым предлагается установить на телевидении обязательные квоты передач и фильмов на украинском языке на украинском телевидении. Конкретно - 75% государственного языка на общенациональных каналах, 50% - на региональных, а также 75% - для теленовостей.

Конечно, страсти вспыхнули сразу, особенно в Facebook. Собственно, споры относительно «языкового вопроса» (правильнее их было бы назвать взаимными обвинениями) у нас никогда полностью не утихали. А в определенные моменты, вот как сейчас, в период между принятием закона об украиноязычных квотах на ТВ, становятся особенно острыми. Так же, как в период, когда принимались квоты на песни на украинском языке на радио.

«Интер», главный «русскоязычный» телеканал в Украине, сразу же обнародовал свое официальное заявление по поводу принятия законопроекта в первом чтении, в котором решительно протестует. Можно вспомнить также «Обращение журналистов и общественных активистов Одессы», которое появилось осенью прошлого года после регистрации в Верховной Раде законопроекта о квотах для ТВ. Там тоже решительное несогласие. И практически в тех же выражениях-аргументах.

В спорах, несмотря на известный афоризм, истина действительно не рождается (как показывает жизнь, в 99 случаях из 100 стороны остаются при своем мнении), а дискуссии сторон с совершенно противоположными оценками проблемы (и, соответственно, предложениями по ее решению) и с совершенно противоположным пониманием одних и тех же терминов и понятий, в принципе не способны не то что родить, а даже приблизить к компромиссу (истине). Да и просто, признаться, нет желания разгребать ту кучу агрессивной демагогии, которой оперируют защитники фактического господства русского языка в украинском телепространстве. Нет желания разбирать отдельно каждый пример подмены понятий, лжи, истерики, искажения. Все эти откровенные манипулятивно-пропагандистские прилагательные («большевистская идеология», «типичная нацистско-большевистская система принуждения», «мировой язык»), или откровенная насмешка («государственный язык уже защищен по факту его законодательного признания и конституционного статуса»), или откровенное оскорбление («невозможно создать в нужном объеме качественный контент на украинском языке») вызывают только непреодолимое желание прекратить любые разговоры с оппонентами, коротко послав их ко всем чертям.

Частка української мови в ефірі загальнонаціональних телеканалів (12-27 лютого 2017 року)

Если же сторонники необходимости украинизации Украины понимают, что убедить кого-то в фейсбучных перепалках – бесполезное дело, то им нужно искать ответ на главный вопрос-проблему: кто та серьезная сила, которая потенциально способна помешать государственной политике украинизации в целом и общенациональной культурно-информационной сферы в частности? С кем нужно не спорить в социальных сетях, а бороться, чтобы отстоять свое?

Таким серьезным противником не может быть та часть среды политически активных русскоязычных граждан, которая не желает отказываться от того комфорта, который дает им, русскоязычным, неформальный, но реальный статус преимущества над украиноязычными. Потому что первых по факту никто и ничто не принуждает к изучению украинского языка, а вторые, наоборот, вынуждены русский язык не только знать, но и пользоваться ним в общении с русскоязычными. Эта прослойка людей не имеет серьезных рычагов влияния – политических или экономических, кроме возмущения в личных постах в социальных сетях. А тем гражданам Украины, которые самоосознают себя русскими и не мыслят своей жизни вне русской культурой, внедрение квот на ТВ или радио совсем не будет мешать к достижениям этой культуры приобщаться. Парадокс, но именно те украинские россияне, которые действительно воспитаны на лучших образцах русской культуры, а не на российской «попсе» всех массовых жанров – от эстрады до кино, сегодня, во время украинско-российской войны, являются убежденными патриотами Украины и врагами путинской России, что и доказывают на деле. К сожалению для Украины, украинских россиян не так уж и много. В конце концов, людей действительно грамотных и действительно культурных никогда не бывает много, их всегда меньшинство в обществе. Что у россиян, что у украинцев, что у немцев или американцев.

Не являются серьезным соперником и телеканалы «Интер» и «Украина» - лидеры по наименьшему использованию государственного языка. Ни один телеканал не может устоять против государственного принуждения, и все их угрожающие или отчаянные заявления не имеют никакого значения, если закон принят и неукоснительно выполняется.

Большую политическую силу представляют пророссийские политические организации, прежде всего – политические партии, представленные в украинском парламенте. Но и они в парламенте, а их потенциальный электорат в обществе составляют ныне стойкое меньшинство, которое гарантирует неизбежное со временем поражение их попыткам остановить дерусификацию Украины.

Кто действительно опасен, потому что может выставить силу, не менее мощную по силе государства Украина, так это другое государство – конечно, Россия. Именно Россия больше всех заинтересована, чтобы украинское общенациональное телевидение было преимущественно русскоязычным, поскольку оно будет сдерживать возврат к родному языку тех украинцев, которые в результате государственной политики русификации, которая длилась сотни лет и основным орудием которой был - грубый или изысканный – государственный террор, его потеряли. Однако, может ли в данный момент российское государство нейтрализовать усилия украинского государства в осуществлении политики дерусификации? Прямо – нет, не может. Прямо – это открытый террор, то есть, на данный момент – мощный военный удар по Украине, чтобы вооруженно ее победить, принудить к капитуляции, чтобы одним из условий договора о капитуляции было требование прекращения дерусификации.

Поскольку в силу определенных причин Россия не может сегодня прибегнуть к прямому террору, ей остается действовать косвенно, другими словами – использовать свое огромное влияние на часть украинских чиновников и политиков, чтобы государственная политика дерусификации проходила, раз уж невозможно ее вообще не проводить, формально, непоследовательно, неуклюже, с многочисленными «перегибами», чтобы все это вместе дискредитировало, и тем самым – фактически остановило, саму дерусификацию. Кстати, нормальной политики украинизации в Украине за предыдущие 25 лет назад поэтому и не было, что государство Россия имело определяющее влияние на государственный механизм Украины. Сегодня, когда в силу понятных причин, это влияние существенно уменьшилось, и стало возможным принятие законов об украиноязычных квотах на радио и телевидении.

Это уже решено: квотам быть, и это уже закон. Приняли для радио, примут и для телевидения. Поэтому фокус внимания общества должен быть на том, как закон выполняется и как государственные органы этот процесс контролируют. И только в свободное от этой основной работы время нам можно, если уж так очень хочется, «повздорить» с кем-то в Facebook на тему квот.

Юрий Сандул. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-