А хотел  ли Майдан реформ? Как свобода может стать тормозом

А хотел ли Майдан реформ? Как свобода может стать тормозом

371
Ukrinform
Стоит ли снова поднимать на щит образ Гуляйполя – только уже янтарного? Может все же пойти на взаимные ограничения?

«Люди на Майдане стояли за реформы», - привычно говорим мы. Но не ошибаемся ли?

Едва мы приблизились к продаже земли, как против «земельной революции» ополчились те, кто считает себя проводниками Майдана – Тимошенко и Тягнибок.

Референдум – это выигрышный шаг. Потому что наш обыватель будет стоять с протянутой рукой, требуя помощи из-за границы, будет ругать власть и заглядывать в чужой карман, но превратить землю в легальный товар не позволит. Не рискнет. Потому что оно то хоть и открывает новые возможности, но и страшно. Лучше пусть будет все, как есть.

РЕНТА ЗА СПОКОЙСТВИЕ

Историк Пол Кеннеди писал, что сама идея реформ противоречит установке человека на личную свободу.

Этому хочется возразить... Но нет реформ, которые не ломали бы привычный образ жизни. А четыре пятых человечества обычно не радуются переменам, для них – чтобы не было хуже.

Отнюдь не секрет, что рынок земли у нас уже давно существует. Но – полулегальный. Земля – общенародная, и на корню скуплена латифундистами. В стране 7 млн владельцев паев, но многие ли из них обрабатывают свой надел? Получают мизерную ренту как дополнение к основному заработку. Но можно где-то в саду закрыть глаза и поверить, что земля общенародная, а значит – твоя.

Медицина у нас тоже полулегальная: при солнечном свете – бесплатная, в тени – за деньги. И нам удобно, потому что свободны в выборе: где-то платим в карман врача, где-то - нет. Все равно взятки в госбольницах меньше, чем тарифы в частных.

С пенсией вольница – еще с советских времен. Можно получить ее, ни дня нигде не проработав. Можно жить на нелегальных заработках, субсидиях, соцпомощах, на бесплатной гречке. Это тоже рента. Плата богачей нам за свое спокойствие. Еще лет 20 назад у нас было Министерство труда, а сегодня о работе не вспоминают: есть Минсоцполитики, а точнее – неповоротливый всеукраинский собес.

Возросшие тарифы сузили наши возможности. Но все равно 20 миллионов украинцев ежегодно свободно выезжают туристами за границу. Полная свобода, что еще нужно?

реформа

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ МЫ ХОТИМ ПЕРЕМЕН?

Народ требует реформ... Но хочет ли перемен?

Историки пишут, что крупнейшие реформы в Британии произошли в конце 18 века. Изменения в экономике и привели к 200-кратному росту производительности труда. Но народ лучше жить не стал. Паровые машины выгнали на улицу сотни тысяч мастеров и мастериц ручного шитья. Десятки тысяч умерли с голода. За сто последующих лет 20 миллионов эмигрировали в Америку и Австралию. Не от хорошей жизни. Два первых поколения от реформ только страдали, третье почувствовало их результат. Британия стала могущественной, жизнь – комфортной.

Но жизнь идет вперед, а британцы уже не хотят перемен, не хотят могущества, не хотят напрягаться – писал Пол Кеннеди. Брекзит, о котором он не знал, в настоящее время подтверждает его правоту.

Британия может себе позволить еще пару поколений прожить, не напрягаясь, а мы – нет. А хотим.

Иногда спрашиваешь себя: действительно ли так жаждали радикальных перемен люди, которые собрались на Майдане в 2013 году под флагами Европы? Или просто блатные «реформы» Януковича всех достали? С его промосковскими прогибами, ограблением бизнеса?

Может там, на Майдане, нам хотелось назад, во времена Ющенко и Кучмы? С оптимистичным топтанием на месте на пути к ЕС? С умеренным уровнем коррупции, с Юлиными тысячами и добавками к пенсии от Черновецкого?

И еще одно сказал Пол Кеннеди: реформой можно назвать только то, что повышает производительность производства. Потому что когда растет ВВП, то и медицина становится замечательной, и граждане состоятельными.

Все остальное – не реформы. Это – перераспределение. И именно вокруг этого у нас главные споры. У каждой партии своя стратегия разрезания пирога. Социалистов и националистов отличают только вензеля на рукоятке столового ножа. И борьба с коррупцией – не исключение, потому что каждый думает: вот поймают всех взяточников – мне достанется лишний кусок. Или нет?

В это любят играть политики всех стран, писал перуанский экономист Эрнандо де Сото. А особенно – стран развивающихся. Избранные народом, они почему-то думают, что народ дал им право исключительно на дерибан.

Как помочь народу, а в первую очередь – самым бедным его слоям заработать ту копейку, выбить кредиты, получить в аренду средства производства, как создать рабочие места, – об этом элита, у которой всего вдоволь, не думает.

НЕЛЕГАЛ С ГОСУДАРСТВЕННЫМ ФЛАГОМ

Многочисленные майданы ни к чему не приводят: новая элита делает то же, что и старая. И народ находит лазейку: перебирается в теневой сектор, в сферу, которую де Сото называет «внелегальной экономикой».

Это не наркобизнес, не торговля людьми и оружием. Это те же услуги и те же товары, только производство их обходится людям дешевле, потому не надо платить драконовские налоги и пошлины, обивать пороги бюрократических контор.

Сам де Сото такую экономику провозглашает чуть ли не спасительным кругом для бедноты, которая страдает под гнетом «меркантилистских» (замкнутых на удовлетворении собственных потребностей) правительств. И хотя писал он свои труды уже давненько, почему-то сегодня они стали популярными в Украине.

Впрочем, понятно, почему.

Потому что у нас есть опыт волонтеров, которые самостоятельно, в обход дозволенного, вытащили на себе обеспечение воюющей армии.

Люди осмелели: оказывается, можно обходиться и без государства. А там, где оно предъявляет свои права, начали оказывать сопротивление. Маршрутчики с высокими ценами на проезд, торговцы и владельцы мафов, кофеварок на колесах, пересічники», перекупщики, контарабандисти приграничных районов, нелегальные лесорубы и добытчики песка – все, вдруг что - сразу становятся в пикеты. Или идут под Раду. Все они – большая армия муравьев внелегального сектора, которая научилась при необходимости ощетиниваться протестами, апеллировать к СМИ, втягивать в защиту своего бизнеса гражданское общество.

Причины массового перехода на внелегальное экономическое положение рядовых украинцев – подобны перуанским, о которых писал Эрнандо де Сото. Их кратко и исчерпывающе очертил владелец одной из незаконных киевских газозаправок, которым объявила войну столичная власть: «Я работал честно, но без документов. Нужны были деньги, чтобы обеспечить семью. А чтобы получить разрешение, нужно более 8 месяцев – и то не факт, что получишь. И еще 250-300 тысяч – на импортное оборудование. Я же взял в долг 25 тысяч и работал на старом, отечественном...»

Пожалуй, больше всего у нас расцветает внелегальный бизнес в строительстве. Самозахват земли и самострои без каких-либо разрешений множатся по классической схеме, описанной перуанцем. Когда «обманутые» инвесторы незаконных квартир, «жертвы Войцеховского», на самом деле, являются пособниками незаконных застройщиков и имеют достаточно средств, чтобы дать взятку, нанять адвокатов или кого-то из «гражданских корпусов добробатов» – для легализации незаконно построенного и дешево приобретенного жилья.

Но есть у нас один вид внелегального бизнеса, который – еще немного – и полностью выйдет из-под контроля государства. Это – бизнес «янтарных баронов». Консолидированные в синдикаты копатели, вооруженные огнестрелами и БТРами, со стройной управленческой вертикалью, штатом адвокатов и купленных правоохранителей в СМИ получили название «янтарных республик». Но это – чтобы вызвать сочувствие – мол, кормимся со «своей Богом данной земли». На самом деле, это будущие (при плохом развитии событий) феодальные резервации, аристократия которых, быстро обогащаясь, вскоре выйдет из темноты на свет и возглавит парламентские партии.

У «внелегалов» есть три оружия против власти: коррупция, завоеванное народом право на массовые протесты и угрозы вооруженным восстанием. На все попытки власти контролировать ситуацию, пишет де Сото, рецепт противодействия один – окружить себя государственными флагами, выставить наперед женщин с плачущими детьми, пригласить СМИ и оппозиционных политиков. И власть отступит...

Ничего не напоминает? Или может вы думали, что Семену Семенченко с Парасюком было «за державу обидно», когда они железную дорогу на Донбасс блокировали? Блокада, друзья, разве это не бизнес?

Янтарь, копанка. Фото: 4vlada.com

СВОБОДА ОТ ЗАБОТЫ О БУДУЩЕМ?

Внелегальная экономика дает человеку иллюзию свободы. Такой желанной после многих лет притеснения со стороны государства. Но не всегда свобода побуждает к прогрессу. Многих из нас без пенделя с места не сдвинуть.

Захочет ли прозрачности бизнеса владелец незаконной газозаправки? Когда стояли за прозрачность бизнеса олигархов, он был одним из первых. А свой профит лучше скроет от жадных глаз подальше. Будет ли инвестировать в инновации, будет ли защищать права наемных работников, будет ли конкурировать честно и не сдастся ли на милость уголовных «понятий»? Смешные вопросы...

Гражданское общество – это не вектор развития, а лишь инструмент. И им могут умело пользоваться и политики-популисты, и олигархи, и элементарные гопники.

Некогда, во времена Великого княжества Литовского, писала историк Наталья Яковенко, украинцы уже жили в гражданском обществе. И там была полная независимость от центральной власти, возможность откупаться и отбиваться от налогов и повинностей, отжимать чужую собственность в судах и на дуэлях, свободно носить оружие. И там не было коррупции – потому что покупка должностей и родословных считалась традицией. Там воин измывался над селянином, а великий князь – над воином...

Эту архаичную утопию легко уничтожили Польша и Московия, когда первая, а затем вторая построили универсальные государства. Стоит ли снова поднимать на щит образ Гуляйполя (только уже янтарного)?

Свобода – это не камень, который свободно катится с горы, вызывая разрушительную лавину, – вел Гегель историческую дискуссию с Гоббсом. Свобода – это «демонстративная способность к действиям, которые противоречили естественным инстинктам человека... Это способность подчинять их моральным правилам».

Отечественные леваки, национал-социалисты и анархисты-махновцы ненавидят государство, потому что сознательно или подсознательно исповедуют принцип Маркса, что свобода – это возможность «не работать, если к этому не вынуждают нужда или внешняя целесообразность». Государство же (если бессильны вера и мораль) призвано заставить народ терпеть нужду ради будущих, еще нерожденных поколений. Поэтому реформы, направленные на это, не могут не ограничивать свободу «по Марксу».

Какой путь мы изберем? Пока страна застыла в шпагате. Политики дерутся. Министры подписываются за «свободу Деточкину». Самые находчивые хватают, что плохо лежит. Полиция в шоке. Народ прячет дули в карманах. Свобода...

А нужно ведь совсем немного: договориться элите и народу. Несмотря на сладкие сказки популистов пойти на взаимные ограничения, признать прописную истину: когда ты не воруешь, то живешь хуже тех, кто ворует. И несмотря на это – не воровать.

И не сидеть до сих пор, как собака на сене – рискнуть, наконец – и землей, и государственной собственностью. Ведь или пан, или пропал. Рискнуть спокойным, ограниченным, бедным, хотя и уютным миром, где по вечерам ностальгически гудят майские жуки. Потому что к нему уже нет возврата...

Евгений Якунов. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-