Гибридная война «Бронзовой ночи» - невыученные уроки

Аналитика
2463
Ukrinform
Что нужно знать Украине о беспорядках, инспирированных в Эстонии 10 лет назад

В ночь с 26 на 27 апреля исполнилось ровно десять лет события, которое осталось в истории Эстонии как «бронзовая ночь». Если же говорить не об одной этой ночи, а о беспорядках, длившихся еще несколько дней, до 29 апреля, о синхронизированных с ними кибератаках на государственные сайты, то это уже «апрельские события». За такими мягкими, корректными названиями кроется ни что иное, как «проба пера» кремлевских мастеров гибридной войны. Эстония и НАТО, куда страна к тому времени, к счастью, уже успела вступить, извлекли свои уроки из того события. Московские кукловоды – свои.

А вот в Украине это событие осталось практически не замеченным. Весна 2007-го. Не до того было, чтобы смотреть за какими-то Таллинном и Нарвой. В стране тогда нарастало недовольство всем и вся. И основания для того имелись: отсутствие реальных реформ, новый вариант «газового распила», закулисные игры, разные варианты «ширки» в многоугольнике Ющенко-Янукович-Тимошенко-Мороз-Симоненко-Литвин... Страна начала путь к трагическим президентским выборам-2010, которые приведут ее в тупик диктатуры и предательства. Не до изучения эстонских погромов было, нет.

А жаль.

Поскольку позже все те же технологии использовались во время гибридной агрессии в Украине, спецоперации «Русская весна-2014».

ПОВОДЫ ДЛЯ МЯТЕЖА

В Украине после победы Революции Достоинства поводом, обоснованием для организации беспорядков стала не вступившая в силу отмена языкового закона Колесниченко-Кивалова. Вдуматься – невступившая в силу отмена закона как повод для мятежа! То, что это была ситуативная малозначительная по сути деталь, подтверждается тем, что в терминологии, тезаурусе лубянской спецоперации данный элемент никак не был представлен. В этом не было нужды, поскольку для оправдания российской агрессии в языке «Русской весны» использовались слова и поводы куда более серьезные, просто зубодробительные - «госпереворот», «киевская хунта», «фашисто-бендеровцы».

А вот Эстонии, в Таллинне поводом для бунта стали страсти вокруг Бронзового солдата. Так здесь кратко называли «Монумент воинам Советской Армии, погибшим при освобождении Таллина», после возвращения независимости в 1991 году переименованный в «Монумент Павшим во Второй мировой войне». Он стоял в самом центре города на холме Тынисмяги (Тынисмяэ).

Памятник был воздвигнут в 1947 году рядом с братской могилой, в которой в 1945-м перезахоронили 13 советских военнослужащих, погибших под Таллином в ходе Таллинской операции-1944. Все они ранее были похороненных в других частях города (важная деталь). В 1964 году перед монументом зажгли Вечный огонь. В советское время это был «пост №1» в столичном Таллинне, а значит, и во всей Советской Эстонии. За право постоять с бутафорским автоматом у Вечного огня спорили все школьники союзной республики.

Отношение к этому памятнику у эстонцев, русскоязычных и эстоноязычных, было очень разным. И в то же время очень личностным, проходящим через сердце.

ОТ ПОСТА №1 ДО РАЗГУЛЯЯ

И здесь, чтобы лучше понять ситуацию, дадим слово очевидцу. Таллиннка, архитектор Галина Ястребова:

«Наше отношение к этому месту складывалось из нескольких частей... Недалеко от «вечного огня» находилось общежитие курсантов мореходного училища и мореходной школы. Свидания с девчонками назначались у «свечки». Так, совершенно не патриотично, в народе называли «вечный огонь». Сколько формальных вахт памяти заставляли нас отстаивать в пионерском возрасте у "свечки". Памятник был установлен рядом с братской могилой, в которую захоронили солдат, погибших при освобождении Таллинна. Почему было выбрано это место? Напротив памятника – церковь Каарли и тогда, в сороковые годы прошлого века, вокруг церкви было кладбище. Мемориальная композиция была создана скульптором Энном Роос. По одной версии, прототипом солдата послужил эстонец – красноармеец, но дочь скульптора утверждает, что прототипом был эстонский борец, олимпийский чемпион Кристьян Палусалу.

Фигура воина необычайно хороша. Автор сделал солдата без головного убора, хотя официоз в то время требовал покрытой головы. Скорбная поза со склонённой головой. То, что фигура развёрнута лицом к церкви, тоже очень символично. Солдат скорбит по павшим и просит прощения у живых. Одновременно он склонил голову перед провидением, перед господом.

Шло время, город рос. Уже я не помню кладбища вокруг церкви. Рядом с памятником выстроили огромную национальную библиотеку. Здание библиотеки органично вписывается в городской ансамбль данного места, не контрастирует со старинной церковью. (Подвальные книгохранилища этой библиотеки были моим дипломным проектом). Развивалось движение. Получилось так, что между библиотекой, церковью и памятником построили дорожную развязку. Получилось так, что и памятник, и захоронения оказались на троллейбусной остановке. Впрочем, не это было самым неприятным. Ожидающие троллейбуса ждали в отведённом для этого месте и не топтались по газонам.

По газонам, под которыми и находилась братская могила, топтались те, кто пришёл к памятнику 9 мая. Каждый год, мы покупали цветы и вместе с детьми отправлялись на холм Тынисмяэ, к памятнику. Раздавая цветы, встреченным по пути старикам с орденами. Оставшиеся цветы раздавали у памятника.

В последние годы мне расхотелось делать это. Почему? Эстония и эстоноземельцы пострадали от советский власти. Да, были депортации невинных. Не только эстонцев. Среди «сломанных васильков», как назвали безвинно пострадавших, было большое количество и русских, и евреев, и поляков - фамилии представителей всех народов, кто в данный период проживал на территории Эстонии...

Для эстонцев памятник стал символом оккупации. Даже не сам памятник, а то, что стало происходить перед ним в последние годы на 9 мая. Если раньше всё было строже, то наступил период разнузданности. Это и было причиной, почему я прекратила традицию прихода к памятнику. Это стало просто опасно. Перед памятником открыто пили водку. Разухабисто плясали, не глядя на то, что где-то под землёй, на которой они пляшут, находятся останки солдат. Политики всех мастей начали использовать человеческую глупость и бестактность. Устраивались митинги. Доходило до потасовок».

ГОРДИЕВ УЗЕЛ

Резкое обострение ситуации, о котором пишет Ястребова, наступило в «нулевые годы», особенно оно разогрелось к 2006-му. Эстонские националисты заявляли, что больше не хотят и не будут терпеть символ советской/российской оккупации в самом центре столицы. Местные русские националисты (по какому-то недоразумению называющие себя антифашистами) заявили, что не допустят переноса памятника, символизирующего, по их мнению, борьбу с фашизмом и его пособниками.

И все это, напоминаем, в центре города, напротив Площади Свободы (в советское время, в 1948-1989 - Площадь Победы), где всегда проходили важнейшие государственные церемонии. Иметь в самом центре столицы такой источник напряжения, беспорядков было, мягко говоря, неразумно. Тем более, что риск обострялся каждый раз к 9 Мая, отмечание которого усилиями Кремля уже тогда начинало превращаться в веселое празднование, «победобесие» (сейчас в Украине очень похожая ситуация в Одессе с ключевыми датами 10 апреля - 2 мая - 9 мая).

Имелась, кстати, еще одна важная и яркая деталь. В ответ на промосковскую, просоветскую трактовку смысла памятника (борьба с фашизмом) у эстонцев была своя, не менее возвышенная – борьба за свободу, война с оккупантами.

Дело в том, что 8 мая 1946 года, за год до установки Бронзового солдата, две девочки, таллиннские школьницы, при помощи самодельного взрывного устройства подорвали временный деревянный памятник, установленный на этом месте. Айли Юргенсон 14 лет и Агеэда Паавел 15 лет объяснили свой поступок местью за то, что советские оккупанты массово уничтожают памятники погибшим в эстонской Освободительной войне (1918-1920).

Советская власть приговорила их к восьми годам лишения свободы (хорошее сравнение с нынешними сроками фейковых дел ФСБ вроде 20 лет кинорежиссеру Сенцову). Однако такой героизм детей не прошел бесследно – аналогичные нападения на советские монументы были совершены и в других городах республики.

Представьте себе, не угрюмые подпольщики, не заросшие бородой «лесные братья», а девочки-подростки в школьных платьицах! Получалось, что в те далекие людоедские сталинские времена две девочки не побоялись покуситься на памятные знаки оккупантов, топчущих то, что для них свято. А в новые времена, независимые и уже даже евросоюзные, эстонцы продолжают терпеть символ советской оккупации в самом центре своей страны, своей столицы. Так это воспринималось национальным самосознанием, особенно после того, как в 1998 году президент Эстонии Леннарт Мери наградил Агеэду Паавел и Айли Юргенсон орденом Орлиного креста (Kotkaristi Teenetemark) «за борьбу против коммунизма».

А с другой стороны – русская община, накачиваемая прокремлевскими СМИ, что московскими, что местными: «Русские – люди второго сорта», «Нас/вас не уважают!».

Тупиковая ситуация требовала разрешения.

«НОЧНОЙ ДОЗОР» И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТУРИСТЫ

Как уже говорилось, массовые стычки, драки вокруг Бронзового солдата начались в 2006-м. И длились они фактически весь май-месяц того года. С промосковской стороны была создана неформальная боевая группа для сохранения статус-кво вокруг памятника. Ее романтически назвали в честь романа (и снятого по нему фильма) российского имперца Сергея Лукьяненко «Ночной дозор».

С октября 2006 по февраль 2007 г.г. законодательная власть Эстонии в сотрудничестве с исполнительной нарабатывала правовую базу, позволяющую цивилизованно провести перезахоронение и перенос памятника. В мартовских парламентских выборах победила Реформистская партия Андруса Ансипа. В середине апреля новым правительством было решено провести перезахоронение и перенос памятника. Таллинская мэрия, где власть принадлежала союзной Кремлю Центристской партии, дважды ходатайствовала о запрете раскопок на Тынисмяги. Но административный суд Таллина оба ходатайства отклонил. Не дремала и российская делегация в ПАСЕ. Она оперативно инициировала проект резолюции, осуждающей власти Эстонии за намерение «снести памятник».

Демонтаж монумента ожидался ранним утром 26 апреля. Кремль к тому времени подтянул в Таллинн своих «политических туристов» – в город уже прибыла «ликующая гопота», активисты подкремлевского движения «Наши». Они разместились в не самом дешевом для путешествующей молодежи отеле в центре города Meriton Grand Hotell Tallinn (в настоящее время 95 евро за ночь). До Тынисмяги отсюда было 10 минут (700 метров). Или чуть больше –если пойти другой дорогой, чтобы зайти помолиться в Собор Александра Невского на Вышгороде. (На минуточку – это прямо напротив Эстонского парламента).

С другой стороны и силовые структуры Эстонии были приведены в повышенную готовность. Из территориальных отделений полиции в столицу подтянули дополнительные силы полиции. А на границе с Латвией (вообще-то не обустроенной) в ночь на 25 апреля эстонские пограничники не впустили в страну членов промосковского «Латвийского антифашистского комитета» и такого же качества журналистов, ехавших из Риги на встречу с «Ночным дозором».

Раскопки начались ранним утром 26 апреля. Весь день промосковская сторона нагнетала обстановку. И вечером после столкновений с полицией начался погром в центральной части города – с мародерством, разграблением киосков и магазинов.

В ночь на 27 апреля кризисная комиссия Эстонской республики порекомендовала немедленно перенести памятник на кладбище сил обороны (ранее планировалось, что раскопки могут затянуться на несколько недель). К утру памятник был срочно демонтирован. Однако беспорядки затянулись еще на несколько дней. И прошли они уже не только в Таллинне, но и в других городах Эстонии со значительной русскоязычной общиной, находящейся, увы, под большим влиянием пропагандистских кремлевских СМИ – Нарве, Кохтла-Ярве, Синимяэ, Силламяэ.

Символичная, с точки зрения сегодняшних реалий, деталь – был осквернен памятник эстонскому классику Антону Таммсааре, на нем написали белой краской «Ансип – ЧМО». Теперь, как мы знаем, до этого высокого звания доросли уже и президенты США – Обама, Трамп. А начиналось-то всё десять лет назад с эстонского премьера.

К 2007 году Эстония энергично создавала систему электронного государства. Поэтому очень болезненным ударом стали массированные хакерские атаки на веб-сайты эстонских госучреждений. По утверждению официальных лиц – с российских IP-адресов. Сейчас подобная новость никого бы не удивила. Но тогда это еще было в новинку и вызывало у многих недоверие.

Эстония поступила решительно и обратилась в NATO с заявлением об агрессии и взывая к применению статьи №5 Северо-Атлантического договора, подразумевающую коллективную защиту при нападении на одного из членов Блока. NATO оказалось в некоторой растерянности, поскольку под нападением в Альянсе подразумевалась обычная, «нормальная» война, а не виртуальная. Но заявление к рассмотрению приняли. И начали думать, что вообще делать в подобных непонятных случаях. Сейчас бы сказали – «гибридных».

НАЛАЖИВАНИЕ КРЕМЛЕВСКОЙ ФАБРИКИ ЛЖИ

Кремль тем временем слаженно играл на обострение. Москва бесновалась. По городу были развешаны листовки с портретом посла Эстонии и подписью «Посол фашистской страны». «Наши» препятствовала входу и выходу людей из здания посольства, требуя, чтобы Эстония вернула «Бронзового солдата» на его исконное место. Из-за этого посольство и консульство в Москве заявили о временном прекращении работы из-за угрозы жизни сотрудников. При этом российские СМИ не давали слова эстонской стороне, рассказывая о «снесении памятника освободителям от фашизма» и соответственно – о разгуле фашизма в Эстонии.

Еще одно трогательное совпадение. Помните надписи и крики времен «Русской весны»: «Свободу Дамбасу!». Вот и в 2007-м отдельные российские СМИ и активисты гневно требовали вернуть памятник на его место – площадь имени Тыниса Мяги (эстонский исполнитель и композитор, популярный еще со времен СССР, – ред.).

28 апреля тогдашний спикер Совета Федерации Сергей Миронов (ныне глава парламентской партии «Справедливая Россия») заявил, что в Таллинне погиб гражданин России, который был «жестоко избит полицией, прикован к столбу и скончался от потери крови» (старший брат украинского «распятого мальчика» из Славянска). Миронов заявил: «Есть видеосвидетельство этого чудовищного преступления... Это по существу геноцид русских в Эстонии». (То есть, как видим, «геноцид русских в Украине» начинался давно, с «геноцида русских в Эстонии»)

Похоже, что в ходе эстонского варианта «Русской весны» также была сильная надежда на то, что удастся склонить к измене присяге части местных силовиков. 29 апреля местный российский агент влияния, секретарь так называемого «Антифашистского комитета Эстонии» Андрей Заренков заявил, что «планируют или уже подали заявления об уходе около 350 сотрудников полиции, которых заставляли избивать людей, протестовавших против демонтажа памятника Воину-Освободителю». Представители эстонских ведомств оперативно опровергли эту ложь.

Кремлевская фабрика лжи делала первые, но решительные шаги в направлении геббельсовского уровня пропаганды. По словам Заренкова, охранники (пока еще не «каратели», как позже в Украине) избивали задержанных, в том числе женщин и несовершеннолетних: «У нас есть показания, когда избили лежавшую на полу девочку 12 лет. Избивали за попытку встать, распрямить затекшие ноги. У нас есть снимки туалета, который был весь в крови от ран задержанных». Узнаете почерк?

Полезно также почитать российские новостные заголовки тех дней: «Эстонцев блокировали танком (видео)», «Депутаты Госдумы вылетают в Эстонию», «Путин рассказал Меркель про Эстонию», «Посольство Эстонии окружили (видео)».

Какие узнаваемые слова, какие знакомые приёмы. И это все за семь лет до начала российской агрессии в Украине. И это всё в стране, УЖЕ вступившей в NATO! А вы говорите - «Закон Кивалова-Колесниченко»...

Через год с небольшим, в августе 2008-го, агрессию в Грузии Россия начнет уже по совершенно другой схеме. А в 2014-м, в Украине, Кремль совместит все свои лучшие наработки, как по эстонскому, так и по грузинскому варианту. (Впрочем, не стоит забывать и об инспирированном уличном противостоянии в Тбилиси в сентябре-2007 и мае-2011, но это отдельный большой разговор – и очень полезный).

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ «БРОНЗОВОЙ НОЧИ»

Любопытна криминальная статистика тех дней. В первую ночь беспорядков, 26 апреля, полиция проводила массовые задержания тех, кто протестовал возле памятника. Задерживались также хулиганы, вандалы и мародеры. По данным прокуратуры, не менее трети из них были по национальности эстонцами. То есть, судя по всему, не идейные пособники Кремля, а просто любители пограбить или побузить на «празднике непослушания».

Вечером 27 апреля полиция сменила тактику, вместо оцепления и сдерживания применяя дубинки, резиновые пули и практикуя массовые задержания. Из-за нехватки мест в арестных домах, задержанных свозили в срочно арендованное складское помещение в порту (Терминал Д). Портовой терминал не был приспособлен для таких нужд. Российская пропаганда тут же постаралась сыграть на этом, раздувая тему жестокого содержания задержанных, но особого успеха в этом не достигла. По данным прокуратуры, задержанных неправомерно оказалось около 700 человек. Нужно подчеркнуть, что согласно стандартам презумпции невиновности «неправомерно задержанными» считались те, чье участие в погромах и противоправных акциях доказать не удалось.

КаПо (Kaitsepolitsei - полиция безопасности) создала сайт, на котором просила помочь опознать людей, участвовавших в беспорядках. Всего, по данным эстонской полиции, в списке задержанных было около 1160 человек. Среди них 494 гражданина Эстонии, 85 политических туристов из Российской Федерации (!) и 308 апатридов (то есть неграждан Эстонии). Подозреваемыми в ходе расследований были признаны свыше 300 человек. Арестованы были 50 подозреваемых, из них 4 гражданина РФ и 1 гражданин Литвы. В дни беспорядков умер один человек (гражданин России Дмитрий Ганин погиб после удара ножом в ходе пьяной драки у бара), пострадали 156 (из которых 29 - сотрудники полиции).

Также в ходе апрельских событий полиция зафиксировала в столице 148 объектов, которые пострадали от действий мародеров и вандалов; две трети – в первую же ночь беспорядков... Имелось 37 жалоб на действия полиции. В прокуратуру отправили 12 из них. В итоге ни один полицейский за «жестокость или превышение служебных полномочий» наказан не был.

28 апреля были арестованы лидеры «Ночного дозора» Дмитрий Линтер и Максим Рева, а также комиссар движения «Наши» в Эстонии, 18-летний Марк Сирык. Позже к ним был добавлен журналист Димитрий Кленский. Всем четверым были предъявлены обвинения в организации беспорядков. В 2009 году они были оправданы уездным, а затем и окружным судом. За «необоснованное содержание под стражей» им выплатили компенсацию в размере около 28 тысяч долларов.

Неофициально поговаривают, что дело тут не только в том, что обвинения оказались недостаточно убедительными. Просто решено было замять, спустить на тормозах историю с подавленным прокремлевским мятежом. К тому же так и не был найден убийца Ганина. То есть круг лиц, дравшихся с ним известен, но кто нанес смертельное ранение - непонятно. И в таких условиях, извините за сленг, оправдание «бронзовой четверки» просто обменяли на нераскрытое убийство Ганина.

А ЧТО СЕГОДНЯ?

Кремль не был бы Кремлем, если б к десятилетию событий не постарался наново раскрутить тему «бронзовой ночи». Первые материалы в российских СМИ пошли уже за три недели – в начале апреля 2017-го. В информполе была вброшена новая тема – мол, обязательно нужно поставить отдельный памятник эстонцам, воевавшим в составе Красной Армии. Тема особого ажиотажа не вызвала и «вирусной» не стала.

Тогда уже за 1-2 недели до юбилея события пошли материалы о том, как в 2007-м обидели русских. Жестоко и ни за что. Точка зрения противоположной стороны по обыкновению представлена не была. (Называть лишний раз эти роспроповские медиа не будем, чтобы не делать рекламы). И тут волны поднять не удалось.

Эстонские СМИ в день подлинного десятилетия события дали свою, достаточно обширную подборку публикаций о «бронзовой ночи». Они поданы по журналистским стандартам, с представлением разных точек зрения.

Но, увы, как здесь принято, тональность публикаций, очень разнится в зависимости от языка публикации. На русском языке – подчеркивается тезис, как неправильно вела себя в 2007 году эстонская власть, что не объясняла свои действия и не вела более активный диалог с русскоязычной общиной (местный вариант «услышьте Донбасса»). И очень мало, глухо говорится о вмешательстве в те события извне, со стороны «восточного соседа»... На эстонском языке – главный акцент на уроках «бронзовой ночи»: усиленное внимание к кибербезопасности; оценки действий властей, в критической ситуации не утратившей монополии на насилие; уроки на будущее в целом.

Очень важные слова бывшего премьера Андруса Ансипа даны на обоих языках. Ансип подтвердил, что прекрасно видит связь между событиями в Эстонии-2007 и в Украине-2014: «Да, схемы были очень схожие. Как известно, напряженность вокруг этого "Бронзового солдата" нагнеталась годами, она только росла. Наши эстонские спецслужбы говорили, что если "Бронзового солдата" сразу не перенести, то самое позднее через три года это придется сделать в любом случае, а обществу придется заплатить за это намного большую цену. Мы решили устранить эту проблему до того, как нам будет это не по силам».

Что характерно – в русскоязычном варианте СМИ тут же дано осмеяние этих слов со стороны пророссийских журналистов.

Да, ну а как же сам «Бронзовый солдат»? Мы проведали его. Сфотографировали. Он стоит в самом центре воинского кладбища. Здесь похоронены самые разные воины – советские, времен второй мировой и позже; эстонские и немецкие (времен освободительной войны – 1918-1920 годов). Но именно «Бронзовый солдат» является архитектурной доминантой этого кладбища, содержащегося в идеальном порядке. Находящийся тут человек крепкого телосложения («Нет-нет, я не охранник, просто зашел») сообщил, что везде стоят камеры наблюдения, поэтому все захоронения надежно защищены от вандалов разных взглядов.

Ну а главный итог тем событиям подвела президент Эстонии Керсти Кальюлайд: «Таких событий в Эстонии, очевидно, больше не произойдет. Это был спровоцированный извне кризис в сфере охраны правопорядка, который долго готовился. Уверена, что это всё произошло не просто так». Как видите, два главных акцента поставлены четко – «спровоцированный извне кризис», «больше не произойдет».

Эх, если бы Украина и украинцы отнеслись к этому прецеденту с должным вниманием раньше... Но всё, проехали.

Хотя с другой стороны, изучать уроки «бронзовой ночи» и сейчас полезно. Потому что «восточный сосед» (для Украины – «север-восточный») никуда не делся. Ни для Эстонии, ни для Украины.

Рита Болотская, Олег Кудрин, Таллинн.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-