Сергей Бульба, беларусский патриот, основатель организации «Белый легион»
Мне сказали, что меня готовили к военному перевороту в Беларуси
23.05.2017 13:03 597

- Вы тогда почувствовали такую национальную идентичность, она у вас проснулась?

- Да она у меня проснулась еще в училище военном. Беларусский язык кто-то знал, кто-то знал хуже. Но, мы еще в училище – принципиально – начали разговаривать по-беларусски между собой. Нас два десятка собралось. А потом в Чите, после того, как я написал рапорт на увольнение, меня вызвали на офицерское собрание, многие там осуждали. Я помню, начальник строевого отдела, он, как бы по-дружески беседуя со мной, говорит: «Ну, как же так. Ну, вот смотри, ладно Бензикас, литовец, увольняется. Понятно, он типа – националист. Понятно, Климюк, он – западенец, но ты же наш». Я говорю: ребята, во-первых, я не ваш, я свой собственный. А во-вторых, я говорю, у Беларуси нет интереса в Китае. И поэтому со своими китайцами сами разбирайтесь.

Народ вышел на площадь в Минске протестовать – потому что все мы поняли и осознали, что такое коммунизм

Но в итоге, меня уволили по-человечески, по сокращению штатов. Из Монголии шел вывод войск, и меня как бы под это дело отпустили. Я спокойно вернулся в Беларусь, потом был ГКЧП. То есть – попытка восстановления коммунистической власти. И в тот момент народ вышел на площадь в Минске протестовать против этих событий. Потому что все мы поняли и осознали, что такое коммунизм. Один из моих предков был расстрелян в Куропатах во время массовых сталинских репрессий по какому-то надуманному обвинению. Люди знали о преступлениях советской власти, абсолютно искренне вышли протестовать против попытки ее восстановления. Ну, и нашлось несколько офицеров, которые объединились вместе. Собрали организацию, которая называлась «Беларусское объединение военнослужащих» – БЗВ по-беларусски – «Беларуское згуртовання войськовцев».

- Осознающие свою беларусскость?

- У нас слово «национализм» считается негативным. Мы были патриотами. Я не считаю, что беларус лучше кого-то. Просто, понимаете, где еще беларус может реализоваться, как не в Беларуси. Мы, например, всегда откровенно считали себя государственниками. Мы не делимся по каким-то партийным признакам. В моем понимании, это как-то узковато.

- Там были бывшие десантники?

- Были абсолютно разные люди. В первую очередь мы помогали тем беларусским военным, кто хотел вернуться. Я на себе все это прочувствовал – как тяжело это сделать. Очень много этнических беларусов служило тогда за границами Беларуси, в том числе и в горячих точках, и в Абхазии, и на Кавказе. Помогали через Верховный Совет: тогда имели депутатов, которым были понятны наши взгляды. И на тот момент у нас была такая странная ситуация. Для украинцев или для литовцев независимость – это, по сути, дар за ту работу, которая проведена была предыдущими поколениями, а для беларусов в какой-то степени – это как свалившаяся на голову манна небесная, с которой основная масса не совсем понимала, что делать.

Военная присяга Беларуси имела больше символическое значение

Например, армия Беларуси – этот бывший осколок советской армии, был такой – Беларусский военный округ. И его долго не хотели приводить к присяге Беларуси. Потому что старые люди с советскими мозгами считали: мы уже один раз присягали в СССР, типа – больше нельзя. В итоге мы были вынуждены провести общественную присягу, которая не имела никакого юридического значения, но стала огромным общественным событием, прошла при большом стечении народа. Было несколько десятков тысяч человек, реально гражданских. Действующих офицеров было всего 14 человек.

Присяга имела больше символическое значение.

- Вы показали, что присягать своей стране, а не советской родине – это не страшно?

- Да, да, абсолютно. Присягнуло тогда именно 14 действующих офицеров, они были в центре, начиная с майора и заканчивая полковником Бардачевым. Он сейчас остается легендой. Это командир Мариногорской ВДВ. Он вместе с нами тогда присягал. И на власти это произвело очень большое впечатление. Министр обороны тогдашний бегал после этого, шумел по Верховному Совету: у нас что теперь – две армии что ли, что это такое и как это? Но, в итоге они вынуждены были все-таки пойти тоже навстречу и как бы привести Беларусский военный округ на верность беларусскому народу.  Позже   руководство нашей структуры «Беларуске згуртовання войськовцев» ушло в политику, один возглавил социал-демократическую партию, другой вообще ушел в администрацию президента.

Кстати, Лукашенко тоже приходил на наш съезд, он был майор запаса, посидел, послушал доклад. Я потом провожал его от Союза писателей, где проходил съезд до метро, он молчал, единственное, что он за все время сказал, – типа: нет, это не то, что нужно народу. То есть, у него уже какие-то свои планы были. После того, как разошлось старое руководство Белорусского объединения военнослужащих, мы организовали из числа молодежи «Белый легион».

- Возможно. Насколько я узнавал потом, сам офицер и как бы имел достаточно связей в этой среде, сказали, что меня «закапывали» по команде Примакова, Примаков – это, если помните СВР (Служба внешней разведки) – российское. Я бы назвал его куратором Лукашенко, пребывавшего под его влиянием, и, заметьте, когда Примаков был жив и постоянно в контакте с Лукашенко, Лукашенко ни разу не пошел вразрез с интересами ВПК России. Он мог возмущаться по каким-то другим вопросам. И когда украинцы говорят – у вас же Батька, я отвечаю: ребята, это не Батька – это завхоз, просто шумный завхоз, которого поставили на хозяйство, но в силу характера он просто шумный. Но они (в Москве) понимают, что он все равно как бы верен, это их человек.

- Примаков был умнейший человек, он боялся, что вы будете мигрировать в западный вектор.

- Наверное, они рассмотрели во мне то, чего я не понимал, потому что позже они меня перетянули в Москву и в Москве ко мне приставили двух генералов.

Как это перетянули?

- После того, как я уже организацией перестал заниматься, мне был просто предложен как бы бизнес, хорошие деньги, но с переездом в Москву. Ко мне приставили генерала от ГРУшников и генерала СВРовца.

- А вы сами точно не ГРУшник?

- Нет, я заканчивал Минское высшее инженерное зенитно-ракетное.

- Но если к вам приставили двух генералов из двух российских разведок, дали возможность вести бизнес, как так?

- Там все очень грамотно и красиво было сделано – через землячество, оба они – генерал СВР и генерал ГРУ – два земляка беларусских, то есть, их чисто через диаспору ко мне подвели. Собственно, мы взаимодействовали в этом же бизнесе. Они якобы прикрывали вопросы с силовыми структурами всеми, но я постоянно находился в их кругу. И сущность Примакова я очень хорошо понимаю, мне пришлось вот эти медиумические школы, извините, СВРовскую и ГРУшную, на себе изучать, они оба медиумы были.

- В смысле?

- В прямом смысле. Две разных школы воздействия на психику, насколько разных школы, что я поражался. ГРУшники – это все таки ломовики, они свое продавливают, а СВР – другие.

- Где гарантия, что вы это выдержали?

- Я ведь оттуда сумел уйти. Я, собственно говоря, почему уехал из Москвы, бросил и бизнес, и все – потому, что я уже посмотрел на себя как бы отстраненно. Заметил, что у меня уже и почерк меняется, и характер меняется – то есть, я все это замечательно отслеживал.

Но и при приезде в Москву я им говорил, что я не буду на эту страну работать. И когда мне пошли откровенные уже предложения о том, что «товарищ, вот вас ждет большая карьера в нашем ведомстве». Тогда я повторил: «Ребята, я вам и при приезде говорил и спустя пять лет говорю – я не вижу в России никакой перспективы, она мне, извините, не интересна, поэтому я на вашу страну работать не буду, что бы вы мне ни предлагали – квартира и прочее». Я говорю: «Не надо, все ваше, забирайте».

И когда почувствовал, что совсем уже кранты, меняется у меня внутри много чего, я просто убежал в Тибет, к ламам, которые, в общем-то, помогли и сознание восстановить.

Когда я после Тибета вернулся, тот генеральчик водки выпил – для того, чтобы дать возможность мозг отключить, и после этого через него начинает как бы совсем другой персонаж вещать, он мне снова – про квартиру, про карьеру. Я ему отвечаю: хватит, ты уже душу продал. Он психанул, выбежал, несколько минут его не было, потом приходит и опять же: за что купил, за то продал, говорит – ты единственный, у кого в Беларуси хватит духу сделать военный переворот, поэтому, мол, если соберешься, поговорим.

- Предложение не показалось вам заманчивым?

- Я ему так и сказал: ребята, вы одной рукой дадите что-то, а другой рукой сами же сдадите.

- А если предположить, что было бы в случае вашего согласия. Они бы сделали вас министром обороны Беларуси, потом президентом?

- Какой смысл быть контролируемым? Их интересовал контроль надо мной. Посмотрите на того же Пашу Шеремета, они же тоже выращивали из него будущего руководителя, которого они смогут контролировать.

- Думаете, они не смогли его контролировать?

- Не думаю, а знаю. Паша – умный и искренний человек. Они не смогли его сломать, они не смогли, скажем так, сделать его своим. То, что контакты, как у любого яркого общественника или журналиста, были – понятно, поймите, такие контакты будут.

Не исключаю, что они пытались влиять, подсовывая либо одну информацию, либо блокируя другую информацию, но он не был их человеком.

Беларусы как националисты живы не благодаря государству, а вопреки

- Давайте, вернемся к вам.

- Я в Тибете, в общей сложности, лет пять прожил.

- Скажите, а может быть – у Беларуси нет никакого своего пути, может быть это всех устраивает – жить в провинции России? Вот посмотрите, они уже и не хотят говорить по-беларусски.

- Понимаете, это не они. Беларусы как националисты живы не благодаря государству, а вопреки. Посмотрите, мы же по сути в состав России попали в 1795 году. Если бы тогда Богдан Хмельницкий, собственно, не попросился, не пошел в Москву, то мы бы вместе тогда уже могли выстоять. И сразу было восстание 1795 пода под предводительством Костюшки, мощнейшее восстание. Костюшко – настолько мощная персона, где он только не национальный герой – и в Штатах, и в Польше. Потом – восстание 1831 года, следующее восстание против России, 1863 года – восстание Калиновского. То есть, постоянно каждое поколение беларусов, как только оно поднималось, оно сразу восставало против России.

Я пытался по архивам составить родословную, разбирался со своими предками, и набрел на такой факт. На момент 1863 года, когда было восстание против России, в нем вроде бы участвовала только Западная и Центральная Беларусь. Но даже в Восточной под Бобруйском (там я нашел свою родню) были антимосковские настроения.

Читал доклад губернского полицмейстера Бобруйска о том, что он приезжает, собирает всю эту нашу округу и, как он пишет, что снимает всех Вацловичей, Сигизмундовичей, Станиславовичей и ставит старшинами над этими деревнями Ивановичей, Петровичей и Сидоровичей. Потом докладывает, что поставили супернадежных, классных пацанов, все нормально, спите спокойно. Но буквально через три месяца он уже приезжает и снимает этих Ивановичей с Петровичами, потому что даже они уже ходят и агитируют, мол, не подчиняйтесь московской администрации, скоро ее здесь не будет.

Поэтому смотрите – Игнатий Граневицкий, который взорвал царя, – это те же проявления беларусского духа. С моей точки зрения, беларусы, нравится это, не нравится, – это имперский народ. Я свои слова обдумывал не раз. Великое княжество Литовское – это что?

Как беларусы мы совсем молодая нация, потому что мы на самом деле литвины. Поэтому я абсолютно искренне обращаюсь к Украине: не бросать Беларусь

- Это Великое княжество Литовское.

- Это беларусская империя по сути. Мы – литвины. Когда мы попали в состав России, само название «литвины» было почти запрещено, а позже нам каким-то образом прилепили, что мы Беларусь. Как беларусы мы совсем молодая нация, потому что мы на самом деле литвины. И списывать на сегодняшний день беларусов я бы не стал. Поэтому я абсолютно искренне обращаюсь к Украине: не бросать Беларусь. Уже несколько дней имею встречи с разными людьми, которые мне кажутся достаточно умными и интересными, но которые на Беларусь уже махнули рукой.

- Но если Лукашенко захочет, на нас пойдут танки.

- Во-первых, через болота они не пойдут. Понимаете, вы не хотите это оценивать, что невозможно через эти болота воевать, раз. Второе то, что Батька – это российская игра, но беларусы – это несколько другое, поймите.

Отвечаю на вопрос литовского профессора: на каком языке написана метрика Великого княжества Литовского, на каком языке написаны статуты, Конституция Великого княжества Литовского – на старобеларусском! Как это государство, которое в общем-то жмудское, почему оно пользовалось чужим языком? Я являюсь искренним последователем того, что беларусам с украинцами нужно создавать союзное государство. Я когда еще года три-четыре назад начал об этом разговор, на меня все украинцы шикали.

- Региональный проект внутри ЕС вы имеете в виду какой-то?

- Да как угодно его называйте, но поймите, что в Евросоюзе мы не очень как-то нужны, мы более близки друг другу, я не вижу более близких народов, чем беларусы и украинцы: языки близкие, постсоветская история такая же близкая, и в Киевской Руси мы вместе были, хоть и били где-то друг дружку, и в ВКЛ (Великом княжестве Литовском) мы вместе были опять же. То есть, слишком много у нас общего.

- Вы сказали, что трудно получить у нас гражданство.

- Я узнавал: говорят, что политическое убежище здесь беларусам нереально получить.

- А если бы вдруг по пути к гражданству вас захотели провести через полиграф, провести кучу каких-то процедур, вы на все это были бы готовы? Да, мы боимся шпионов, но вы должны понять.

- Я такие полиграфы и проверки жизнью проходил, что не боюсь.

Лана Самохвалова. Киев.

Фото: Юрий Ильенко, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-