Языковой "винегрет" на телевидении: как воспользоваться его плюсами и ужиться с минусами

Языковой "винегрет" на телевидении: как воспользоваться его плюсами и ужиться с минусами

464
Ukrinform
25% российского дегтя в бочке украинского телеэфира – это все равно бочка того самого дегтя. А кто думает по-другому

Верховная Рада продемонстрировала решимость украинского государства вернуть себе, а точнее – отвоевать у России украинское телевидение. Приняв во втором чтении и в целом внесение изменений в некоторые законы Украины относительно языка аудиовизуальных (электронных) средств массовой информации (больше подробностей Укринформ привел ЗДЕСЬ). Как и ожидалось, относительно этого решения разгорелась острая дискуссия, местами даже слишком. Мы не удержались, чтобы не вынести в подзаголовок один из самых ярких комментариев из сети относительно этого (несколько сгладив его, чтобы нас не заподозрили в ругани). Причем обращает внимание тот факт, что недовольными остались оба полюса – как бескомпромиссные борцы за украинский язык, так и наиболее ярые адепты секты «какая разница?». Что может означать - закон вышел хоть и не без проблем, но компромиссный, то есть реальный относительно выполнения. Будем считать его временным и переходным.

Два лагеря те, два лагеря – оба на полотне...

Украинские общественные и творческие деятели, писатели, патриоты в отчаянии. Они вдребезги разносят принятый законопроект №5313 (в народе - о языке на телевидении), называя его очередным позором для украинства. «Нам отгрызли кусочек даже не пирога, нам бросили огрызочек обглоданной косточки и приказали с телевизора радоваться. Нет в этом Законе никаких 75% украинского языка. Это фикция. Этот закон вводит на много лет языковую шизофрению. И украинского языка там, если взять и почитать, а не слушать, что они говорят, ни капельки!», - возмущается писательница Лариса Ницой. И в следующем же своем сообщении добавляет: «Это же надо так постараться и принять такой закон, чтобы ни один лагерь не был доволен. Нет, это надо уметь. Раньше, хоть один лагерь прыгал от радости. (Радуются только провайдеры программных продуктов, транслирующие телепередачи через интернет и спутник, потому что не попали под действие закона, но об этом отдельная тема разговора и мы вернемся к ней в скором времени – Ред.).

Действительно, лагеря, для удобства назовем их «патриоты» и «украинофобы», не прыгают от радости.

Патриоты несогласны с тем, что согласно норм закона:

-- 75% украинского языка – это возможность разговаривать на русском всем участникам передачи (гостям, экспертам, героям сюжетов, политикам), кроме ведущих. То есть, пары реплик ведущего на родном языке достаточно для того, чтобы считать передачу украиноязычной;

- творческий замысел, как основной фактор того, кто и на каком языке должен общаться в ходе программы. «Штепселе-тарапуньковатость» уже всех реально раздражает;

-- смешение языков разрешается в передачах всех жанров и тематической направленности (информационных, информационно-аналитических, публицистических, культурных, научно-просветительских, музыкальных, развлекательных передачах);

-- неограниченный показ фильмов советского периода, снятых до 1991 года, конечно же на русском языке;

-- применение недельного, а не суточного мониторинга. Это значит, что согласно закона на украинском языке телевизор будет «говорить» с понедельника по пятницу, а в выходные дни, когда все сидят в «ящике» – на русском.

В противовес патриотам, украинофобы «включают» бедную овечку и пугают карами небесными. Телеканал Интер – собственность, в частности, «домашне-арестованного в Вене украинского газового короля Дмитрия Фирташа, возглавляемый российскими менеджерами и известный своей пророссийской редакционной политикой (СБУ наконец смогла выдворить из Украины его главного куратора, гражданина РФ Игоря Шувалова), разродился пресс-релизом о правах человека и испугал чуть ли не общественным расколом.

«Интер Медиа Групп всегда выступала против запретов.... И вопрос не относительно языка – украинского или русского. Вопрос относительно прав человека.... Этот закон вносит раскол в общество, нагнетает и без того напряженную ситуацию...».

Так-так-так, где-то мы уже слышали. Точно! Два месяца назад 16 марта – такие же слезы (один в один!) лились через порог офиса на Дмитровской еще перед первым чтением «телевещательного» законопроекта. Пресс-служба телеканала даже на стала писать новый текст - подправила несколько вводных слов в предложениях и добавила вялое «позиция телеканала не изменилась...».

Конечно, не изменилась. А надо, чтобы менялась. Для того закон и принимался, чтобы такие как Интер, или ушли с рынка, или прекратили тотальную русифицированную манипуляцию сознанием украинских граждан. Вот лишь некоторые «аргументы» интеровцев.

«...невозможно создать в нужном объеме качественный контент на украинском языке»... (А вы попробовали?)

«...в таких же объемах сделать качественный дубляж, следовательно ухудшится качество продукта»... (А почему тогда в кинотеатры на сеансы на украинском языке билетов не купишь?)

«...дефицит разножанрового контента приведет к падению телепросмотра украинского телевидения»... (А ваши коллеги «плюсы» почему-то на отсутствие просмотров не жалуются)

«...языковые квоты на украинских радиостанциях привели к увеличению низкопробного продукта»... (Ложь! Теперь украинское радио хоть можно слушать! Кто такие Кристина Соловий, Илария, Onuka, знаете?..)

Если сторона дискуссии прибегает к столь лживым утверждениям, то как ее можно назвать?..

Прямая речь

Ольга Герасимьюк, первый заместитель председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания:

-- Плюсом является то, что к теме украиноязычного наполнения эфира вернулись именно сегодня. Сейчас очень благодатное время для того, чтобы введение языковых квот на телевидении было воспринято сознательно. Украинцы мыслят уже по-другому, чем три года назад. Конечно, вокруг этого вопроса будет много шума со всех сторон, ведь долгое время мы жили в русскоязычной среде, в российской идеологии – для общественного сознания зря это не проходит. Когда телеканал «1+1» пришел на рынок с украинским языком, то тогдашние его руководители рисковали всем – бизнесом, репутацией. Им предрекали полный коммерческий провал, но произошло все наоборот. А теперь посмотрите на их опыт и скажите, что с украинским языком на телевидении нельзя жить. Да, придется быть очень деликатным в определенных вещах, но все наладится со временем.

Мне кажется странным, что Закон фиксирует так называемую «тарапунько-штепселизацию». Ни в одной из стран, которые имеют несколько языков, я не видела, чтобы в какой-то из передач говорили одновременно на двух языках. Если у нас телеведущий будет общаться на украинском, а остальные – на русском, то это ничего не меняет. Я надеюсь, что фиксация такой ситуации, возможно, переходная. Но я уверена, что со временем это нужно изменить, оставив позади такой совковый подход.

Заявления о том, что так быстро нельзя наполнить эфир на украинском просто смешные. Время, которое дали компаниям на выполнение квот, а именно год и четыре месяца, – это излишне. Другое дело – люди, которые производят программы, нуждаются сегодня в изменении своего образования и поэтому не могут сделать качественный продукт на любом языке. Возможно, учитывая это, необходимо время для изменений.

Если человек идет в эфир – одно из главных требований к нему и культурное образование, и знание государственного языка. Если ты не способен на это – значит не можешь вести эфир.

Долгое время считалось, что наша телевизионная школа потеряна, наших ведущих нет и поэтому обязательно приглашали российского актера или ведущего. На самом деле, это не так. В дальнейшем нужно, чтобы не только телеведущие, но и гости программ перешли на украинский. Сегодня еще не все согласны с этим, потому что, возможно, стесняются, что будут допускать ошибки в разговоре.

Но когда берут интервью у наших спикеров, к примеру, британцы, то они им отвечают хоть и на ломаном, хоть и с акцентом, но на английском языке – то есть на том, который нужен для эфира. У нас много людей говорят на украинском, но по привычке на эфирах начинают говорить на русском, потому что так предложил ведущий.

Также будет путаница в том, как считать проценты языка, поскольку количество сказанного все же должно как-то фиксироваться. А как? По словам, предложениям, буквам, минутам звучания?

Русский язык: ты его за дверь, а он – в окно

Действительно ли на ТВ появится 75% украиноязычного контента, активисты движения «Видсич» провели мониторинг телеканалов 1+1, ICTV, «Украина» и «Интер» (по одному из каждой крупной медиагруппы) и сравнили реальные результаты с теми, которые соответствуют критериям закона о телеквоте. По данным мониторинга, доля чисто украиноязычного контента на телевидении по сравнению с прошлым годом уменьшилась примерно вдвое и сейчас составляет только15%. Зато двуязычный контент увеличился с 35% до 41%, а русскоязычный – с 34% до 44%.

Необходимость закона, который прекратит русификацию украинского телевидения и вернет на ТВ украинский язык, является очевидной, отмечают аналитики «Видсичи». И по их мнению закон №5313 лишь частично выполнит эту функцию и скорее выглядит попыткой отсрочить или затормозить настоящую украинизацию телевидения. Он мог бы рассматриваться как переходный до принятия закона «О государственном языке» (№5670), который должен обеспечить надлежащее присутствие украинского языка на ТВ. Но липовая квота 75% и переходный период продолжительностью более года – это яркие признаки того, что пророссийское медийное лобби попытается оставить этот закон навсегда.

Конечно, у нас нет иллюзий относительно коренного изменения в ближайшее время ситуации с искаженной языковой средой в Украине. Важно, что процесс сдвинулся с мертвой точки. Пусть криво-косо, но в нужном направлении. Как отметил один из комментаторов Ларисы Ницой, сейчас фактически восстанавливается статус-кво украинского языка, который существовал до принятия русификаторского закона Кивалова-Колесниченко. А то, как даже против этой очень компромиссной версии «телевещательного» закона дружески борется вся агентура (скажем так) «русского мира» - чуть ли не лучшее доказательство его актуальности.

Марина Нечипоренко, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-