Российские либералы: Пора нам расходиться и с Шендеровичем

Российские либералы: Пора нам расходиться и с Шендеровичем

1354
Ukrinform
К очередной украинско-российской разборке в Сети, "индульгенциях" на разжигание войны и прочем от "либералов"

Развод – штука болезненная, что на уровне отдельных людей, что – государств и народов. Казалось бы, за три с половиной года украинская интеллигенция, интеллектуалы уже все выяснили в отношениях с российскими либералами и «либералами».

Ан нет. Все начинается заново. На этот раз поводов было несколько. Первым стал длинный пост, фактически статья в форме открытого письма от Виктора Шендеровича тем российским либералам, которые слишком принципиально и резко поддерживают украинцев.

Следом прокремлевское пропагандистское агентство «Регнум» опубликовало интервью нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, практически полностью посвященное Украине. Причем без ее разрешения. Журналистская этика такое все же позволяет – при наличии аудиозаписи. Однако из высказываний писательницы, в целом абсолютно адекватных, были взяты и использованы некоторые неудачные формулировки, которые бы она, безусловно, исправила при редактуре. А уж они стали поводом для массированного обличения проукраинской, прозападной позиции нобелевского лауреата. Первым по данному поводу высказался автор, который умудряется быть своим «и здесь, и там». Это выученик профессионального политологического провокатора Глеба Павловского – Олег Кашин. А потом по Алексиевич массированно начал лупить совсем уж прокремлевский и совсем уж г…мёт.

Но начнем с Шендеровича.

ПРОСЬБА, ОТВЕЧАТЬ ОККУПАНТУ ИНТЕЛЛИГЕНТНО

Надо ли повторять, что наличие различных мнений – нормально. Проблема в том, что остроумные, язвительные сатирические розги, прописанные Виктором Анатольевичем путинскому режиму, в Украине ранее воспринимались с такой благодарностью, что его стали считать у нас в доску своим. Но после реплик Шендеровича об ужасности проспекта Бандеры, о неправильной реакции украинцев на упавший пассажирский самолет Минобороны РФ, начало накапливаться некоторое взаимное раздражение.

И вот Виктор Анатольевич излил наболевшее, «давно просившееся наружу». Отталкиваясь от очередного спора между российскими и украинскими соцсетями после смерти Алексея Баталова, Шендерович пытается разобраться в том, почему он оказывается, по разным поводам, «чужим среди своих». Шендерович в этом материале отделяет себя, прежде всего, от тех российских либералов, которые слишком принципиально и отчасти грубовато становятся на украинскую сторону.

Хотя по большому счету адресат его письма все же несколько непонятен. Вообще, нужно сказать, этот текст – не лучшее произведение Шендеровича, ни по выстроенности, ни по убедительности аргументации. В нем много противоречий.

Так в конце Шендерович дает замечательный спич: «Да, военные времена – плохое время для полутонов, и мои упреки меньше всего обращены к гражданам Украины. Для них мы, прежде всего, представители страны-оккупанта. Страны, приносящей кровь и страдания их стране. Коллективная репутация – вещь суровая, и быть немцем в сороковых неуютно, даже если ты не работал на гестапо и верил своему фюреру совершенно бескорыстно. И даже если ты, ценою поддержки фюрера, пытался спасти жизни больных немецких детей – все равно: очень плохо быть немцем в сороковых! Это надо понимать тоже».

Всё так! Вот только окаймлены эти святые строки такими высказываниями: «1. Мне кажется, мы теряем способность видеть мир в объеме». «2. Интеллигентность подразумевает и твердость внутренних установок, и – непременно и одновременно! – способность увидеть ситуацию с другой стороны. Иначе это не интеллигентность, а "твердокаменность" – в убийственном коммунистическом смысле слова».

Извините, так все же – «фюрер» или не «фюрер»? То есть, вроде как, понимая странность своей просьбы, Шендерович, тем не менее, предлагает относиться к разным неоднозначным фигурам и двусмысленным событиям в стане агрессора интеллигентно, не проявляя коммунистической (против «фюрера»?) «твердокаменности».

И так ли уж важно, к кому обращен призыв Шендеровича, только ли к тем россиянам, которые твердо, хотя неинтеллигентно поддерживают украинцев или еще в какой-то степени и к самим украинцам («меньше всего» – это же не значит, что совсем «не обращено»). Важнее, суть.

Пройдемся по фигурам, предложенным для разбора автором.

БЛАГОДАРНОСТЬ К ЗВЕЗДАМ, АМПУТИРОВАННАЯ В КРЫМУ И НА ДОНБАССЕ

Шендерович об отношении в Украине к смерти Баталова:

«Последней каплей стали ядовитые констатации-напоминания, появившиеся в фейсбуке вслед за сообщениями о смерти Алексея Баталова: "крымнашист" он был, оказывается, вот кто! Ну, был. Досадно? Да. Есть что возразить против его ностальгических мотивов? Да полно возражений, разумеется, – и все они были высказаны тогда же, в 2014 году, и много раз потом... Но что же теперь? Выбросить на помойку физика Гусева и канатаходца Тибула? С презрением вынести за идеологическую черту – грандиозного человека? Нет, братцы. Он мал не так, как вы».

Здесь отчетливо видна разность оптик. Для Шендеровича «досадно», для украинцев и тех, кто их полностью поддерживает – «отвратительно». Для него достаточно прошлых осуждений Баталова за «крымнашество», что не заслоняет «грандиозности человека». Для оппонентов Шендеровича ситуация принципиально иная – хорошие роли покойного актера – слабый аргумент перед тем, что он поддержал агрессию против нашей страны и оккупацию части ее территории. Хороши «ностальгические мотивы».

И вот тут стоит обратить внимание на обобщающую аргументацию автора: «Ибо Крым разделил нас три года назад, Путин – только в двухтысячном. А душа живет дольше и помнит больше. И легкость, с которой мы готовы начисто ампутировать собственную благодарность, – поражает».

И меня поражает, как Виктор Анатольевич не понимает главного. «Душа живет дольше и помнит больше» – это намек, в том числе, и на былое единство информационно-культурного пространства Украины и России. Оно как раз и было трагической ошибкой Украины. Его следствием, в том числе, было и то, что тот же Баталов оставался абсолютным кумиром и в Украине. А потом он и сотни других кумиров нас предали, освятив своим авторитетом войну против нашей страны. Освятив оккупантское паразитирование на психологической неготовности украинских солдат стрелять в русских солдат в Крыму и последующее развязывание войны на Донбассе. Так кто после этого «мал», а кто «грандиозен»? Так как после этого можно говорить о «легкости, с которой мы (кто «мы»?) готовы начисто ампутировать собственную благодарность». Эта былая благодарность ампутирована в Крыму и на Донбассе. И не украинцами. И не с легкостью. И можно ли так уж осуждать тех россиян, кто в этой ситуации полностью поддерживают украинцев.

ТАК НАСКОЛЬКО И КОМУ МОЖНО РУГАТЬ ЗА «ПОДДЕРЖКУ ФЮРЕРА»

Отдельно стоит рассмотреть сладкую парочку российской интеллигенции, по поводу которых у нас наиболее часты споры: Чулпан Хаматова и Юнна Мориц. Две очень разных истории. Рассмотрим каждую по отдельности по мере роста накопленной плохой кармы.

Чулпан Хаматова, получающая у Путина деньги на лечение онкологически больных детей и за это поддерживающая его перед каждыми выборами – история прозрачная. Сам же Шендерович ранее говорил, что она исчерпывающе описывается частушкой: «Утром Путин без затей / Слопал четверых детей, / А пятого, помятого, / Спасла Чулпан Хаматова».

И вот одна из ключевых фраз Шендеровича в свежем тексте: «Именно целеполагание, – то, на что человек решил потратить свою единственную жизнь, – и отличает людей друг от друга прежде всего остального! Поэтому – да отсохнут языки у людей, порочащих имя Чулпан Хаматовой!» И следом уточняет, что его более всего раздражает в этой ситуации: «Как раз массовый помойный стиль (спасибо фейсбуку, снявшему последние цензурные рамки) – совершенно невыносим уже, увы, с обеих сторон. Вам кажется, дорогие некоторые товарищи по антипутинскому лагерю, что, улюлюкая в адрес выдающейся актрисы, вы способствуете укреплению либеральных ценностей?».

Поскольку господин Шендерович не приводит примеры, то не вполне понятно, с чем спорить. За что именно должны «отсохнуть языки», и что он подразумевает, говоря об «улюлюканье»? (Можно так догадаться, что это нечто худшее, чем частушка, которую он сам цитировал). Но опять же обращаю вниманием вот на это, вслед за «грандиозным Баталовым» – «выдающаяся актриса». А если бы не была «выдающейся актрисой» – ругать за пропутинство можно было бы жестче? Значит, кроме «целеполагания», в некотором смысле Шендерович все же выписывает индульгенцию таланту. И еще вопрос: а жесткая непримиримость к такой позиции Хаматовой («поддержка фюрера») – она, что, только украинцам позволена, а для россиян будет выглядеть «твердокаменной неинтеллигентностью»?

Непонятно. (О «стиле» подробней поговорим чуть позже)

МОРИЦ: ТАЛАНТ – НЕ ИНДУЛЬГЕНЦИЯ, А ОТЯГЧАЮЩЕЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВО

Юнну Мориц господин Шендерович сравнивает с Захаром Прилепиным и утверждает, что она намного лучше, во-первых, потому что истинно талантлива, а не голимая пиарщица, как тот; во-вторых, потому что искренна. Такая твердая защита Шендеровичем выжившей из ума и таланта старой ведьмы, с 2014 года каждой своей строчкой активно работающей на разжигание войны в Украине, кажется для меня отдельной дикостью, на которой стоит остановиться.

Припадем к цитате: «Юнну Мориц, сколько бы она не написала теперь чудовищной вредоносной дряни, невозможно равнять с Прилепиным. Поддержка войны на Донбассе не может быть единственной линейкой для замера души: это важный, но не универсальный показатель! Есть другие, куда более универсальные, – и по ним немедленно обнаружатся базовые расхождения! Ибо небесную Юнну Петровну, говоря простым русским языком, обуял бес, а ушлый Захар просто посчитал риски и поменял либеральную целевую аудиторию на "патриотическую", гораздо более широкую, и теперь успешно сучит лапками в этом направлении. Она – грандиозный поэт, а он сам себе пиар-менеджер (тоже вполне грандиозный, впрочем). А Донбасс тут сбоку». (И дальше про целеполагание, выводящее на Хаматову).

Вот тут как-то легче разложить по полкам. Первое. «Поддержка войны на Донбассе не может быть единственной линейкой для замера души: это важный, но не универсальный показатель! Есть другие, куда более универсальные, – и по ним немедленно обнаружатся базовые расхождения!» А можно было бы расшифровать, чтобы мы точно знали эти самые «универсальные показатели». Если я правильно понял, и это второе – Шендерович таки настаивает, что талантливые небесные, грандиозные (опять) «поддерживатели фюрера» более чисты, чем имитаторы таланта. Не согласен абсолютно! Таланту часто верят больше, поэтому они в этой роли более опасны.

Третье. Что значит «Донбасс тут сбоку». А как же «чудовищная вредоносная дрянь». Я сам видел, как широко и часто в Москве 2014 года распечатки стихов Юнны Мориц использовались на колорадских митингах, пикетах и мини-мемориалах. Тех самых, откуда вербовались добровольцы-оккупанты на украинскую землю. Она сама, Юнна Мориц, «обуянная бесом», персонально виновна в разжигании этой войны (в отличие от Хаматовой).

Поэтому, на мой взгляд, трудно найти такое ругательство или такую карикатуру, каковые в отношении нынешней «небесной Мориц» были бы избыточными. Она заслужила с избытком современного аналога самых злобных рисунков Кукрыниксов и Бор. Ефимова 40-х годов, самых грубых куплетов Утесова или агиток Эренбурга тех же лет.

И продолжает заслуживать их каждой своей новой стихотворной чушью. Вот, если угодно, из свеженького – 8 июня этого года: «Донбасс убивают – за что?.. / За что Человеков Донбасса / Хотят превратить в решето / Войска людоедского класса? / Не в рабстве майданских властей / Живут Человеки Донбасса, – / За это их гробят детей / Войска людоедского класса! / А запад вложиться непрочь / В разгром Человеков Донбасса, / И мчится он дружно помочь / Войскам людоедского класса». Об уровне «небесного таланта» я умолчу. А уровень людоедской ненависти к Украине и Западу очевиден.

ОБЕЩАННОЕ О «СТИЛЕ» И ЕГО АВТОРАХ

Есть у Шендеровича такой прием, очень эффективный на прямых эфирах и на концертах. Это броское цитирование эффектных афоризмов, хорошо актерски «проданное». Но в печатных материалах такой прием играет слабее. Вот и тут скорее вызывает вопросы.

«Общим видом овладели, как писал Жванецкий, – давайте не пропускать подробности!» (Это шендеровический зачин перед Юнной Мориц).

И то правда. Давайте! (Есть, правда, такая подробность, как продолжающаяся работа мэтра на пропагандонском канале Россия-1 с «Дежурным по стране», но он там делает все, чтобы не гадить на Украину, так что эту подробность пока пропускаем).

Шендерович дважды повторяет знаменитую культовую формулу Григория Померанца «Стиль полемики важнее предмета полемики». И говорит, что те, кто этого не усвоили, перестают быть для него «своими».

Для лучшего понимания приведу слова Померанца полностью: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело. Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело. И благодаря ему, зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики».

Хорошие слова, справедливые, пожалуй. Но «общим видом овладели, давайте не пропускать подробности». Это я по поводу «духа ненависти». Нет абсолютных истин, и начетничество тоже ни к чему хорошему не приводит. Среди многих российских либералов стало модным бороться с «духом ненависти» в отношениях между Украиной и Россией. Но на мой прямой вопрос «А ненависть к оккупанту – это нормально?» они не зная, что ответить, начинали юлить, как-то выкручиваться.

На мой взгляд, достаточно очевидно, что борьба с «духом ненависти» в равной степени в стране агрессоре и стране – жертве агрессии на пользу агрессору и в убыток защищающейся стороне. Поскольку она фиксирует статус-кво (оккупацию) и хуже того – расслабляет, демобилизует, ослабляет волю к отражению агрессии.

В какой-то степени сказанное относится и к «стилю полемики». Шендерович обвиняет самых рьяных из путинских грубиянов: «Вы легитимизируете стиль "Комсомольской правды" и участвуете в общественной деградации! И сатана потирает руки в этот момент. Ибо с Сунгоркина и Ко спрос небольшой, а когда грязь начинают лить люди, по внешним признакам, приличные, – это уже чистая победа ада».

Кремлевская пропаганда в лжи и хамстве так далеко отодвинула грань допустимого на подконтрольных ей медиа, что обвинять украинскую сторону в том же… ну, как-то не совсем честно. Ну, нету такого ада в украинских СМИ. И близко нету. Не говоря уж о том, что нет и общих темников.

Если же речь идет о частных высказываниях, то это тоже некорректно, потому что сравнивать нужно подобное с подобным, медиа с медиа, сетевой пост с сетевым постом. А смешивать одно с другим странно. С частного поста спрос другой, нежели с газеты.

Ну и о цитируемых авторитетах… Что до Померанца – он умер в феврале 2013 года. И его позиция по поводу сегодняшней российско-украинской войны неизвестна. Но, слава богу, жива вдова Померанца, его полувековой соратник и единомышленниц Зинаида Миркина. И ее публикации в отношении Украины, увы, вполне прокремлевские. Это не значит, будто сказанное сейчас ею, совсем опрокидывает то, хорошее, что сотворено ею с мужем до 2014 года. Помним, ценим. Но при этом не имеем права закрывать глаза на то, что сейчас роспроп банально использовал Миркину, вдову Померанца. А она считала возможным в мае 2014 года печатать свои материалы об ужасном майдане в мерзчайшей "Российской газете" – помойном, пропагандистским листке, разжигавшем тогда войну с Украиной.

Так что извините, стиль стилем, но предмет полемики тоже важен. И индульгенций у некогда любимых, великих, «грандиозных» нет.

А к Виктору Шендеровичу нужно относиться более избирательно – примерно как к Дмитрию Быкову. Он нам – не свой в доску. Так, где-то в щепку. Можно брать для своих целей то из его творчества, что нам подходит. И больше не стоит удивляться всему остальному.

РАСПРАВА НАД АЛЕКСИЕВИЧ

История с Алексиевич много проще. Просто почитайте это криминальное интервью, по которому не прошлась с уточнениями рука интервьюируемой.

Весь скандал – спор вокруг выеденного яйца! Вопрошавший писательницу журналист – просто провокатор, несколько раз возвращающийся к отыгранным темам, чтобы вызвать ее резкую реакцию. И вызвал. А в итоге он прицепился к нескольким неудачным ответам, формулировкам, чтобы получить скандал. 

Дальше в дело вступил Олег Кашин, один из самых одаренных и изворотливых птенцов гнезда Павловского. Трудно найти грех, в котором он не обвинил бы лауреата Нобелевской премии: «Вместо писателя-гуманиста мы увидели неумного и недоброго человека… Что хуже – мы увидели старомодного и примитивного человека, за людоедскими высказываниями которого никак не получается разглядеть тонкую провокацию или жестокую иронию. Перед нами – самый обычный советский обыватель…» И т.д. 

За что же ее так? Украинцы и белорусы, прочитавшие интервью Алексиевич, увидят, что ничего страшного, людоедского там нет. В самом худшем случае – лишь пара неудачных формулировок, акцентов, проскользнувших в живой речи. В остальном же – она безуспешно пытается объяснить имперцу, что есть народы, которые не хотят жить в империи, народы, которые хотят сохранить свой язык и культуру. Для нас это банальность. Для имперцев – людоедство. У них же – полное непонимание боли украинцев и белорусов от возможной гибели вследствие имперских притеснений и нивелировки, украинского, белорусского языка и культуры.

История, случившаяся со Светланой Алексиевич, лишний раз показывает, как в принципе опасно иметь дело с российскими СМИ.

«- Верблюд, почему у тебя горбы кривые?

- А что у меня ровное?»

Олег Кудрин, Рига.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-