Убийство у Золотых ворот: про отцовскую любовь, подвиг и украденное оружие

Убийство у Золотых ворот: про отцовскую любовь, подвиг и украденное оружие

Аналитика
Укринформ
Броситься безоружным ловить преступника с ножом - такое бывает не только в кино

В этот вечер 22 июня самый высокий мужчина на Сырце, бывший начальник разведки 1 батальона 14-ой бригады Сергей Олийнык надел футболку и джинсы. Они вместе с женой вышли из своего дома и через полчаса были у станции метро Золотые ворота. Они сели на лавочку в сквере, справа от Ярослава Мудрого. И стали ждать сына, который должен был играть в сквере на синтезаторе. Это был последний вечер Сергея.

Сын Ярослав, музыкальный - сам в себя, целеустремленный - в отца. Он был поздним ребенком, и  Сергей, кадровый военный, наслаждался этим отцовством. Он умел подхватывать каждое его увлечение. Когда сын увлекся тхэквондо, то Сергей нашел лучшую школу и стал заниматься на секции вместе с ним (просто потому что хотел побольше времени проводить вместе). Когда сын пошел в соседний спортзал на тренажеры, отец присоединился. Когда сын увлекся музыкой, то они взяли в аренду пианино и потеснили, как могли, всю домашнюю обстановку, а потом купили синтезатор.

Не говорите, что военные - это сапоги и казарма. В Украине есть офицеры, даже если они в запасе, или если они атошники. Они во время войны первыми идут служить, они ставят в своем батальоне разведку, они хоронят товарищей, приобретают болячки, а придя домой ни разу не сорвутся на жену, объясняя это посттравматическим синдромом. «Война - это кровь, пот, увечья, но наша армия родилась», - говорил он. Есть военные, которые офицеры и на фронте и на кухне. «Брысь», - командует он, - придумывая кулинарный шедевр, и накрывая родным стол, как будто был прирожденным батлером.

Военные слушают Рахманинова и Листа, и они слушают современную музыку. Тем более, если играет собственный сын. Сергей слушал это все предыдущим вечером накануне смерти. На выпускном концерте своего сына в консерватории. Иногда сын играл на улицах и в парках: так молодые музыканты учатся общаться с публикой и раскрываться ей.

- В это вечер я опаздывал в сквер, была пробка. Родители ждали меня минут сорок. Они часто бывали со мной, когда я играл. А я любил бывать с ними. Как-то я перерос уже подростковый период, когда все парни хотят уйти из дома и жить отдельно. Я ценил время, которое проводил с ними, - напротив меня сидит Ярослав, черноглазый симпатичный сын убитого атошника.

У музыкантов камертоны настраивают не только инструмент, но и слух, но и чувства. Впрочем, чувства могут быть наследственным. 

…В этот вечер другой военный, полковник в запасе, ветеран Службы безопасности Украины Александр Васильевич зашел в сквер на Золотых воротах.

Он договорился встретиться тут с товарищем. Александр Васильевич подошел к скверу, обогнув статую кота Пантагрюеля, когда-то угоревшего в соседнем одноименном ресторане. Как старый контрразведчик осмотрелся, на автомате глазами  «фотографируя» обстановку. Он увидел семейную пару на лавочке, увидел молодого парня, который вытащил клавишный и заиграл. Безмятежный июньский вечер. Рядом стояли торговцы стеклом. Кофемашина. Звучала музыка. Ничего необычного: горожане, которые любили этот теплый вечер и этот город. Да. Была еще полицейская машина. Впрочем, в этот вечер ее функция оказалась скорее декоративной, или если помягче сопровождающе- запаздывающей. 

Мы стоим с Александром Васильевичем на тот же месте, где он стоял 22 июня.

Друг опаздывал, попросил подождать, и Александр Васильевич просто сел на лавочку, присоединился к этому вечеру.

- Мальчишка играл, и тут я увидел человека с пакетом с вином в светлых рубашке и шортах, который к нему подошел и стал что-то говорить. Потом попытался его ударить. Это выглядело как конфликт, как ссора. Но тут со скамейки встал крупный мужчина, было видно, что он физически подготовлен, мужчина отвел дебошира в сторонку.  Я понял, что это отец музыканта. Он отвел его к кассе Золотоворотского музея, - Александр Васильевич проводит нас к этому месту. - Вот здесь между ними началась драка.

Александр Васильевич умолкает, каждый раз, когда ему кажется, что он не просчитал ситуацию, он чувствуют свою вину.

- Я не считал нужным участвовать. Было заметно, что Сергей (отец парня) контролирует ситуацию, он был крепкий, он не шел ни в какое сравнение с обидчиком. В таких драках главное, чтоб более сильный участник рассчитывал свою силу. Пока я сидел, мужчина в светлых рубашке и  шортах еще не раз подходил к парню, а его снова уводил отец. Эта драка с перерывами длилась около сорока минут. За этот период к музыканту подошел парень в розовой сорочке, и предложил ему пойти на какую-то встречу в направлении улицы Лысенко, и они сразу ушли.

Где-то около 20-часов 10 минут отец музыканта и человек в светлой сорочке и светлых шортах разошлись в разные стороны.

Александр Васильевич пошел в соседний бар на Прорезной. Но через несколько минут вернулся, рассчитывая дождаться друга.

- Я медленно поднимался по Прорезной, и вдруг слышу: «Держите убийцу!».  И тут сразу обратил внимание на того же мужчину в светлых шортах, бегущего к перекрестку ул.Лысенко и Ярослав вал. В руке он прижимал к себе тесак (кухонный нож). Я быстро пошел за ним, - рассказывает Александр Васильевич.  - Ко мне присоединились несколько молодых людей. Им было лет по двадцать. Одна из них - совсем молодая девушка в розовом комбинезоне.  И два парня. Я посмотрел на этот розовый комбинезон, посмотрел рядом на двух молодых мальчишек, сразу оценил опасность, что чуть один из них дернется, тот просто его насадит на нож и говорю: "Близко не подходим, вызываем полицию и сопровождаем убийцу".

Мы стоим возле дома актера, фактически повторяя следственный эксперимент. Александр Васильевич снова умолкает. Известный в украинских спецслужбах человек, учитель многих действующих офицеров спецслужб, за плечами которого масса заданий, о которых нельзя будет писать еще лет двадцать, как будто снова взваливает на себя эту ответственность - и не навредить розовому комбинезону, и задержать убийцу...

- Я играл в сквере, и все было как всегда, - рассказывает мне Ярослав. - Когда отец пришел с фронта, казалось, что все вкусы и способность наслаждаться жизнью обострились. Мы как-то еще больше дорожили временем проведенным вместе. У него были приступы разочарования: сын, мы должны защищать Родину, но придя домой, и, растеряв здоровье, оказывается, что за все надо бороться. Он так сказал, когда у него за инвалидность потребовали 3 тысячи долларов. Мама утешала его тем, что «ты возглавишь профсоюз атошников, пройдешь все это сам и будешь помогать другим». Но мы как-то оба радовались, что армия поднимается, в апреле я был в АТО с концертом и, приехав, мы обсуждали с ним сколько стало порядка, дисициплины, как все организованно. Отец  участвовал во всем, что я делал, я хотел бы стать композитором и иногда наигрывал ему свои мелодии. «Слава, я не музыкант, но, "як пересичный слухач", вот это хорошо, а это плохо», - говорил мне. А я улыбался: «Ты не пересичный, ты дороже многх критиков». Этот вечер был обычным. Если не считать пьяного, который сначала требовал денег, потом требовал замолчать. Он попытался меня ударить, но я уклонился и нанес встречный удар. Я спортсмен и сам смог бы справится, но его в сторону отвел отец, приказав: «Слава, ты играй». Я продолжал, не волновался. Вы видели, какой у моего отца кулак? - изысканный музыкант превращается в ребенка, он сжимает в кулак свои изящные пальцы, а другой рукой, ладонью, делает округлый жест, как бы добавляя объема, - тут меня попросили поиграть ребята из соседнего дома. Приходили дважды, и я согласился.  Родители меня ждали.

Ярослав замолкает.

- Это приглашение показалось мне важным тогда. Я даже ответив на мамин звонок, не стал разговаривать, а просто сказал в трубку: мам, наберу чуть позже. Чуть позже я вышел из дома, подошел к скверу, увидел, что возле кого-то скорая. И понял, что это мама, которая лежала на траве.  «Папу убили», - сказала она, посмотрев на меня. Я бросился к отцу, стал на колени, молился. 

- Он не должен был так умирать. Он был на фронте, он захватил террикон и стоял там под градами, а в Марьинке теперь есть обзор и не гибнут люди, он дважды не подорвался на растяжке, он шел по минному полю в Сартане. Почему сейчас?  Почему так? Кто?

ХХХ

- Услышав, мою команду: «Идем за ним, не приближаемся», убийца развернулся и двинулся обратно. В этот момент я его сфотографировал на свой телефон. После этого, убийца перебежал улицу Ярославов Вал, и прислонился к входной двери дома номер 4, а потом зашел, - продолжает Александр Васильевич.

Мы стоим возле дома. Моему собеседнику невольно удается передать драматизм того вечера, может, потому, что он сам заново его переживает. Что делать дальше, если преступник скрылся за дверями?

Подъехала машина патрульных полицейских, парень и девушка.

- Они не особо понимали, как действовать. Увидев, что двери закрыты на домофон, стали говорить, что надо вызвать МЧС. Девушку с аптечкой я отправил оказывать помощь Сергею (я не знал, что он убит). Парню объяснил, что, если ждать МЧС, то преступник через час будет в Борисполе и что надо действовать. Если он попадает в Борисполь, то все, дело станет глухарем. Я спросил женщину, которая стояла неподалеку, проходной ли двор? Она соврала, что нет, - продолжает Александр Васильевич. - Но нам повезло зайти в подъезд, поскольку туда зашел кто-то из жильцов. Я вместе с патрульным сначала зашел  в третью квартиру и предъявляя удостоверение ветерана СБУ, а также фотографию с телефона стал спрашивать, кто на фото. Хозяйка показала на квартиру напротив, мы стали стучаться в дверь квартиры.

Женщина открыла, когда я сказал: «Стреляй в замок!». Это была квартира убийцы. Предъявил ей фотографию убийцы с телефона, она пыталась уйти от разговора. Я услышал ответ: это мой муж, но где он я не знаю . Было видно, что она тянула время. Я предупредил ее об уголовной ответственности за соучастие в жестоком преступлении, после этого она сказала,что муж убежал через черный ход. Сказал патрульному, чтобы тот не совался в этот ход, а контролировал всю квартиру - ведь убийца мог находиться в квартире, спрятавшись с оружием. Пока мы ждали группу захвата, я пошел проверить, жив ли пострадавший. Выйдя из подъезда, я увидел, что подмоги еще нет, а в полицейской машине сидит вооруженный водитель. Я буквально вытащил его оттуда и поставил охранять вход в подъезд. После этого, подбежав к пострадавшему, спросил у врача скорой: есть ли шансы. И услышал: рана была смертельной, Вернувшись в квартиру, мы продолжали контролировать ситуацию до прибытия группы эахвата. 

Сам я осмотрел квартиру, заметив, что женщина не успела убрать вещдоки.

- Разве у вас было оружие? - уточнила я.

- Нет, если бы было, то разве я стал бы ждать наряд. Я делал все, чтобы не упустить его. Наконец, прибыла подмога. Зашло несколько, я так понял, руководителей и группа захвата,и я сказал, что преступник живет в этой квартире, что там вещдоки, чтоб обращались осторожно, что сейчас он прячется у черного входа.  

- В общем-то полиции, которая пришла в бронежилетах, осталось надеть наручники? - уточняю я.

Полковник горько улыбается.

- Многие вещи им приходилось объяснять. Я в этой ситуации понял, что реформируя правоохранителей, нельзя было зачищать всех профессионалов, опытных людей.

Когда приехала группа захвата в бронежилетах, начальство МВД гордо ходило, довольное раскрытием по гарячим следам. Александру Васильевичу жали руки, и клятвенно обещали вручить наградное оружие. В общем-то, за них было сделано почти все. И это "все" сделали пенсионер СБУ, девушка Алена в розовом комбинезоне и два молодых парня.

Героев, способных на самопожертвование и отвагу, всегда мало. Фильмы, где славный малый спасает женщину и возвращает украденную сумочку - скорее бытовая фантастика (именно поэтому в моей сумке нет никогда ничего ценного). Но герои есть. Именно в такие моменты экстрима проявляются лучшие из детей человеческих. Когда началась война, Сергей Олийнык ушел добровольцем. Как всякий лучший, ушел строить армейскую разведку, и  воевать за нас всех. Туда в такой момент уходили лучшие. Когда пьяный дебошир ударил его ножом, тут же оказались лучшие, чтобы задержать его. Лучшие помогают лучшим пусть даже в таком возмездии, наверное, это закон природы. 

Интерес к  Александру Васильевичу у МВД прошел в первые же дни. Никто не вызвал его для того, чтобы провести разбор полетов среди молодежи, указав на ошибки, сказать «спасибо» и тем более вручить наградное оружие.

В медиа появляется то одна, то другая информация - каждая отличается от предыдущих. На экранах телевизоров светились широко известные лица советников главы МВД, которые рассказывали о моменте задержания, «скромно» упустив, что было до того, как им любезно открыли двери и показали,  куда идти и где брать преступника.

Впрочем, сотрудники полиции наградное оружие получили. И все представляется так, что у ветерана СБУ просто украли его победу…

Ползут слухи о том, что адвокаты спасают убийцу - Анатолия Чивикова, члена правления Федерации конного спорта Киевщины, пытаясь протянуть статью о неумышленном убийстве. (Человеку, который сходил домой за оружием).  

Ярослав недавно сыграл концерт в парке Шевченко, куда пришли побратимы. Скоро сорок дней, как не стало Сергея Олийныка.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Юлия Овсянникова 

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-