Киевский патриархат: разноцветные ризы, портреты погибших и камуфляж

Киевский патриархат: разноцветные ризы, портреты погибших и камуфляж

Репортаж
Укринформ
Крестный ход во главе с  Филаретом прошел от Владимирского собора до памятника Владимиру Крестителю

Киевский патриархат - это эксплуататоры моей души.  У меня все еще есть чувство вины, что я так долго считала их гибнущими во грехе безблагодатными раскольниками, что не упускаю случая выразить свое единство и поздравить с праздником.

Пошла с ними сегодня на Крестный ход.

Что кинулось в глаза. Во главе колонны не было политиков. Ни своих, ни чужих. Извините, но после навязчивых сюжетов Интера по итогам вчерашнего хода УПЦ МП складывалось впечатление, что Русь крестил Вадим Новинский, чьими крупными планами изобиловали телеотчеты.

Тут шли священники. Священники в разных «коробках»  колонны были одеты в фелонь (как бы накидка, часть свяшенического облачения) одного цвета. При том, что каждый цвет облачения используется на литургиях для отдельного праздника, например, желтая риза используются в дни памяти пророков, праведников, апостолов, бордовые - в дни памяти мучеников, голубые - в дни Богородичных праздников, зеленые - на Троицу или дни памяти преподобных отшельников.

Наверное, этот декор должен был показать, что Киевский патриархат чествует всех - и мучеников, и отшельников,  а может, просто поскольку это красиво. Ну меня очень растрогала «коробка», в которой шли военные капелланы. Они были в камуфляже на подряснике.

Военные капелланы -  это институт, созданный у нас именно Киевским патриархатом. Их священников в АТО больше всего. Благодаря им я узнала, что здоровые мужики спецназа стоят в Пост во фронтовой палаточной часовне все четыре дня Великий покаянный канон. Поют разное. Кто церковные песнопения, богородичные, кто стрелецкие песни, кто просто то, что я называю церковным наивом (сельские самодельные распевы).

Иду с женщинами, задаю «фирменный» вопрос одной женщине.

- Я из Московского патриархата. Ничего, что я с вами?

- Конечно, милая, - отвечает мне на чистом русском языке собеседница. Я сама родом из Нижегородской области (данные изменены), а вот прилепилась к Богу в украинской церкви.

- Как так?

- Пришла к батюшке в храм в Пирогово в 50 лет и говорю: хочу покреститься. А он мне: хорошо, крестимся сразу после обеда. Даже не отпустил.

- А то, что служба на украинском языке, вам не мешает?

- Как это может помешать. Я ж з 19 лет в Киеве, книги по-украински читаю. У нас там настоящая община, мы молимся друг за друга. А в МП я не могу. Я не могу поминать патриарха Кирилла, как великого господина и отца. Они там наших мальчиков убивают, а РПЦ говорит, что это гражданская война.

Иду дальше. Мысленно прикидываю, что людей много. Я никогда не сранивала численность верующих двух патриархатов, объективно понимая, что для церкви, которая не имела серьезной поддержки (как КП), сталкиваясь при этом с колоссальной дискредитацией предстоятеля, 5 тысяч приходов это внушительное число. И как по мне они едва ли уступали пятнадцатитысячной колонне прихожан МП.

Вижу шеренгу верующих, которые держат портреты убитых и пленных. Всего шесть человек. Все - одно село.

Иду дальше, знакомлюсь с верующими из-под Киева, Мощуна и Горенки (это почти Пуща-Водица). Они говорят, что в селе две общины, два храма УПЦ МП и УПЦ КП, но живут все дружно, все кумы - родственники. Жалеют, что не ходят вместе на один крестный ход.   

В конце хода обнаружила красно-черный флаг, и дружные выкрики «Украина понад усе».  Это была явно не моя компания. Я с грустью подумала, что если в МП есть шайка маргиналов -почитателей Распутина или приверженцев царя Николая, то тут тоже случаются свои кадры.

Количество вышиванок на квадратный метр зашкаливала - традиция. Вдруг я увидела, что люди остановились и стали радостно кому-то вверху махать. Я грешным делом решила, что радуга появилась. Ну вы в курсе, верующие ужасно любят обнаружить радугу на небе и объявить, что это знак особого благословения. Может так и есть, но просто сегодня после дождя радуга была бы вполне объяснима…  Но нет. Они увиделы дроны, решили, что их всех фотографируют и хотели быть радостными на этих «фото с неба».

Вообще, такой ход очень трогателен. Я еще объясняю это магией маршрута. (Неправославной, исторической магией). Ну подумайте, проходим, а справа - Красный корпус Университета. А знаете ли, вы что его закладка тоже началась молебном митрополита Киевского и Галицкого Филарета для студентов и крестным ходом по Владимирской, которая тогда была скорее городским бездорожьем.   

Проходим  Дом Учителя, дом Центральной рады, а оттуда будто выглядывают Дорошенко, Грушевский.

А потом идем мимо Софии, а вы знаете, сколько людей оттуда выглядывает? И Владимир, и Ярослав, и Мазепа, и Петр Могила, и казацкая старшина, и все гетманы, митрополиты, монахи, ученые - все.

Справа здание СБУ - бывшая земская управа, к слову первый камень в основание фундамента заложила Ольга Столыпина - вдова российского реформатора, убитого в Киеве.

 Мы вышли на Софиевскую площадь, я и почти что услышала решение городского вече, принявшего решение князя о крещении: «Ну раз сам князь крестился, то значит и мы не будем отказываться».

Потом Михайловский монастырь, который начал новую исторю УПЦ КП именно с того момента, когда непослушный вратарник (молоденький парень) пошел и под свою отвественность открыл ворота побитым детям с Майдана. И вот мы на Владимирской горке.

Это было благоразумно - отпустить часть народа, поскольку место у памятника не вмещает большого числа людей и там образуются огромные пробки.

Я послушала проповедь патриарха Филарета. Он говорил что-то хорошее о крещении и что-то не очень хорошее о Московском патриархате. Не проникшись в этот раз речью Святейшего, я вышла с горки и увидела двух симпатичных ребят. Они были с хода, принт футболок - памятник св. Владимиру.

Решила поговорить с ними. Парни были из молодежного церковного братства при храме Миколы Притиска  - Виталий Нелепов и Олег Вишняков.

- А вы б не отказались пройти ходом с ровесниками из Московского патриархата если б они присоеднились? - снова провоцирую я.

- Нет, - улыбаются они. - Нам было бы интересно поговорить, у наших сверстников из Московского патриархата удивительное свойство мерять благодать на глаз. И они сразу видят, что у них она есть, а у нас нет, - отвечает мне Виталий.

- У вас свои недостатки, вот я шла ходом и слышала возгласы: «Украина понад усе».

-  Нам это не понравилось. Я сам националист, но крестный ход не место для такого лозунга. Христос - понад усе, - отвечает Виталий.

- Перед тем, как вы подошли, мы говорили, что нужно максимально уйти от любой попытки политизации церкви. Вообще нам нужно вернуться к Киевской христианской традиции, это ведь отдельная мощная богословская история. Она не было вспышкой. И не было явлением, которое прекратило свое существование. Киевская традиция сформировала православную систему Российской империи усилиями Феофана Прокоповича и других птенцов киевского гнезда, непрямых, но учителей Петра Могилы.  А катехизис Петра Могилы долгое время до Филарета Московского был единым катехизисом Российской Православной Церкви. Долгое время у РПЦ интеллектуальной альтернативы и быть не могло, Киев оставался главным источником интеллектуальной среды для РПЦ. Экспортированное в  Москву киевское православие менялось под давлением внешних политических обтоятельств РПЦ, в тот период, когда там не было патриарха, (так называемый Синодальный период, когда  церковью правил назначенный Петром Первым обер-прокурор). Но исчезнуть Киевская традиция не могла, поскольку та осмысленность подходов, рожденная ранее полемикой и борьбой, она осталась. И нет никаких препятствий не вернуться  к киевской традиции. Это единственный ответ на вызовы для православия. Ритуальность уже не маркер религиозной принадлежности или веры. Маркер веры это осмысленность принятия Христа разумом, сердцем, душой, - говорит Олег Вишняк.

- Хочется, чтоб Украина ушла от мощного  влияния неосмысленного закрытого российского православия. Сегодня в Украине множество деноминаций, конфессий и сегодня мы можем осмыслить свое православие. И Киевская традиция будет не слепым наследованием, а актуализацией живой традции сегодня. Чтоб мы были открытой церковью, ну ... не в соровском, конечно, смысле, - продолжил Виталий Нелепов.

- Ребята, а вы не против, чтоб у вас, например, литургия служилась на русском языке?

- Лана, - улыбаются они, - единственное место, где мы слушали богослужение на русском  - это Свято-Духовский монастырь Киевского патриархата в Житомирской области. Там настоятель служил на четырех языках, один их которых был русский. А в самой России на русском вроде и не служат? Там же только церковнославянский? 

Еще какое-то время мы вместе смеемся, обсуждаем кое-какие предрассудки и вывихи обеих православных конфессий (любя, как дети смеются над старшим поколением), я мысленно радуюсь такой молодежи. И радуюсь вновь возродившейся вере, что единство церкви возможно.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Владимир Тарасов, Укрінформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-