Ждать ли отставших? Украина, маршбросок с полной выкладкой

Аналитика
640
Ukrinform
Уже 26 лет Украина - в маршброске. И 4-й год - на пределе дыхания. Те, кто подставляет плечо, очень нужны

…Мы меряем наши победы по успехам героев, а как быть с теми, кто безнадежно отстал?

Когда-то давно в военном студенческом лагере нас подняли на 15-километровый марш-бросок с полной выкладкой. Мы пробежали, кто как мог, и вернулись в лагерь, показав хорошее время. Вернулись почти все. Лишь курсант по имени Зима отстал и потерялся в лесу. Серьезно заблудиться там было невозможно, и мы ждали, что ночью он незаметно проскользнет в палатку. И он пришел ночью, но явился на КПП и доложил о том, что смог пройти всю дистанцию…

Результат роты определялся не по лидерам, а по тому, кто пришел последним. И мы сразу оказались худшими. Лицо курсанта Зимы светилось счастьем: я дошел! А мы его ненавидели.

Жизнь часто подкидывает такие задачки, когда вроде и гуманизм надо проявить, но отстающие тянут в прошлое. И это невыносимо.

…Вот мы уже в безвизе, и Ассоциация подписана, и армия окрепла, и санкции введены… Но приходит очередное 9 мая или какая-то московско-православная дата, публикуется свежая социология – с «братской любовью к русскому народу» и недоверием к НАТО, и впору плакать от сознания: как далеко в прошлом застрял пелотон нашей вечной гонки со временем.

Нам хочется мерить свои успехи по первым, по героям, умным и решительным. А приходится мерить по тем, кто отстал. Кого пришибло футуршоком, кто вечно требует передышек, кто ждет, чтобы время остановилось и не нужно было никуда мчаться на последнем дыхании и жить, как жилось.

Можно, как у альпинистов при подъеме на Джомолунгму, решить – каждый за себя. Кто отстал, упал или провалился в трещину, сам виноват. Группа не останавливается. Потому что, остановившись – замерзнем все.

Кто-то этому правилу следует, кто-то нет. Бывало такое, что помогали отстающим и спасались вместе с ними. Бывало – вместе погибали.

Замерз Крым, упал в трещину Донбасс, не хватает дыхалки Харькову – Бог с ними? Те, кто не может справиться с дистанцией, не должны ли с нее сойти, исчезнуть, умереть? Словом не мешать?

Это всегда нелегкий выбор.

Герои, накачанные тимосом по завязку, этих мучений не знают. Возможно, не самые умные, но способные  видеть будущее, не терпящие постепенности, вечно бегущие и умирающие на бегу, они не оглядываются назад, они не ждут отстающих, им некогда.

Это – новые украинцы. Тоффлер называл таких «расой будущего».

Есть те, кто в погоне за лидером цель осознает смутно, но умеет наступить на горло собственным стонам, чтобы не отстать от героев, способен выкладываться в беге на все сто. Они как бодхисаттвы, жаждущие не личной нирваны, но готовые вернуться и помочь – взять у товарища рюкзак, позволить опереться на свое плечо.

Наша страна вот уже 26 лет – в таком маршброске с полной выкладкой. И четвертый год – на пределе дыхания, с бешено колотящимся сердцем. И те, кто подставляет плечо, очень нужны.

Но их мало. Их больше, чем героев, живущих будущим, но меньше, чем тех, кто устал и требует помощи.

Есть те, кто боится будущего. Ужасно боится перемен. Но еще больше боится выпасть из привычного круга, когда товарищи уйдут вперед и настанет одиночество аутсайдера.

Они не готовы вот так сразу пожертвовать жизнью, но не хотят прослыть трусами. Они не идут на фронт добровольцами, но и не отлынивают от призыва. Таких большинство.

Есть такие, кто не знает, куда идти, они ноют и всем недовольны – властью, полицией, украинизацией, тарифами. Но они идут, они вышли в путь и этим уже заслужили уважение

Да, в каждом из них сидит Зима, у них замерзшие, не разбуженные жарким августовским солнцем души. Они уже не ватники, но еще не украинцы. Они могли не поддерживать Майдан, но работают на благо Украины – каждый на своем месте. Они не говорят по-украински, но учатся на нем читать и слушать. Они не пойдут на марш вышиванок, но и призывать Путина не будут.

Они враги для тех, кто летит вперед, и не терпит, когда не летят другие. Они обуза для тех, кто пытается помочь. Потому, что висят камнем на шее. Они раздражают тех, кто идет через силу. Потому что всем тяжело, и нытье сбивает с шагу.

Их хочется бросить. Но нельзя. Потому что они считают себя украинцами, гражданами нашей великой страны. Они ползут как червяки, а рожденный ползать летать, как известно, не может. Но если они доползут, их дети будут летать.

Они – те, кто должен дойти с нами до будущего. Им просто не повезло: кто знал, что времена изменятся так стремительно.

Нет гарантии, что они не сдадутся. Нет гарантий, что они не предадут. Агент Путина, как агент Смит в Матрице, может вселиться в каждого, и только когда он проигрывает схватку и погибает, в умершем проступают черты обыкновенного и, может быть, неплохого человека. И за этого человека с ним самим порой приходится бороться.

Отвратительны те, кто не собирался никуда идти и уговаривал остаться других. Это убежденные чужаки, и, казалось бы, их с чистой совестью можно сбросить в ледяную пропасть.

Но, оставив их в прошлом, сумеем ли оторваться? Уйдя вперед во времени, разве не останемся в одном с ними пространстве? И в этом пространстве есть урны для голосования, и эти «прошлые» будут выбирать вместо нас вождей для нас и принимать не наши законы.

И их тоже придется тащить. Нам, далеко не бодхисаттвам – и по духовной силе, и по убеждениям. Тем, кто по большей части привык быть в комфортной серединке. Но бросив на произвол тех, кто идет последними, мы ведь рискуем остаться последними сами.

Беженцы, потерявшие дом. Татары, потерявшие родину. Семьи, оказавшиеся по разные стороны баррикад. Старики, потерявшие вклады в лопнувших банках, безработные. Вдовы – солдатские и соломенные, прячущиеся от реальности в бесконечном российском мыле.

И больные, которым не хватает лекарств, донорских почек и элементарной любви. И дети, которым не хватает отцов, сложивших головы за Родину. И ветераны АТО, кричащие по ночам. И те, кто не доедает. И наркоманы, и преступники. Все-все. И многим из них не до будущего. И прошлого у них нет. Они – это самые-самые последние.

И по ним, по последним, будут определять Европа и мир нашу способность к выживанию.

Конечно, радостней идти налегке. Но путь долог, и те из нас, кто еще молод, завтра станут пенсионерами. И тогда мысль о том, что надо бы стариков лишить избирательных прав, не покажется такой уж справедливой. И гречка в депутатских пайках затянет на весах больше, чем сказки о грядущем золотом веке.

И жизнь такова, что герои АТО завтра окажутся в лузерах, потому что их обгонят те, кто не терял времени на фронте, а учился за рубежом и строил свой бизнес. И хорошо, если руки и ноги целы, а если нет? И быть может, завтра аутсайдерами окажутся патриоты. А возможно – либералы. И все вместе мы проиграем уже совсем новому поколению…

И если мы сегодня не подставим плечо, завтра не подставят нам.

В эти дни – накануне очередной годовщины Независимости, когда подводится черта под прожитым страной годом, мы должны снова сказать себе: если уйдем вперед, забыв об отстающих – нам защитают поражение. И мир, и Бог.

И наша нация раствориться во времени. Наша колонна растянется в тонкую, легкую на разрыв цепочку, где последние давно не видят первых, а те забыли, как выглядят последние. И где так легко перебить всех поодиночке. И будет ли это уже нация?

Может быть, Моисей потому и бродил столько лет по пустыне, что ждал отстающих. А если бы не ждал? Что бы он делал один в своей земле обетованной?

Евгений Якунов. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-