Подстилка для «черной кошки». Бандитизм и демократия

Подстилка для «черной кошки». Бандитизм и демократия

Аналитика
361
Ukrinform
Чтобы работал лозунг «полиция – с народом», народ должен быть с полицией. Дав ей право на жесткое противодействие

…«Парубий и Аваков сегодня делали картинку» – написал 31 августа один известный блогер в ФБ. И дальше – язвительно: «чтят память лишь тех, кто должен защищать их персонально»…

О чем речь? О мемориальной доске в память о нацгвардейцах, погибших два года назад от гранаты, брошенной провокатором под стены парламента. О том, что в этот день и на этом месте отныне пополнение Нацгвардии будет принимать присягу…

Спикер и полицейский министр опередили мой гневный спич. Потому что, казалось, о парнях все забыли, и я уже собирался сказать об этом громко и зло.

Но реакция блогосферы на годовщину трагедии на площади Конституции была странной. Большинство промолчало. А кто не промолчал, у того – это всего лишь «делали картинку».

Так, словно Игорь Дербин, Дмитрий Сластников, Александр Костин и Богдан Дацюк умерли, не исполняя долг по защите парламентаризма, а пали жертвами неловкой случайности. И о мертвых или хорошо, или никак. И писать о них как о героях стыдно и неправильно, словно не заслужили они этого. Как не пишут о «персональных охранниках». Те, кто погиб в АТО – заслужили, а те, кто от рук врага сложил голову в центре столицы, нет? Или их убил не враг?

Оказывается, этот вопрос непрост для нашего общества. Майдан обострил и дотоле тлевшую в сердцах «простого народа» ненависть к «цепным псам власти». В каждом нынешнем полицейском видится замаскированный прежний беркутовец, в каждом погибшем страже порядка – или халатность, или злой умысел недолюстрированных «ментовских» начальников.

Кто вспомнит сегодня фамилии Артема Кутушева и Ольги Макаренко? А ведь это днепровские полицейские, выполнявшие свою работу по охране общественного порядка и застреленные год назад человеком, называвшим себя «ветераном АТО». Он, получается, «защищал родину», а они – «защищали власть»?

Все это вызывает у определенной части «патриотов» когнитивный диссонанс. Потому и хочется им забыть все, что не вписывается в дискурс.

А вот фамилию патрульного Олийныка все помнят. Потому что, преследуя машину с нарушителями, он убил из пистолета одного из пассажиров. Он убил – а не его! И дело до сих пор не закрыто, обвинение в предумышленном убийстве не снято. Хатии Деканоидзе, которая защищала его в суде, уже нет. Как сложится судьба патрульного – неизвестно.

Но боюсь, что другие уже усвоили урок: не лезь на рожон, не высовывайся, тебя либо посадят за превышение власти, либо убьют, если будешь излишне гуманным.

Помните этот странный случай 10 августа, когда четверо парней 22-25 лет в Одесской области швырнули гранату в машину полицейских? А потом (когда копы «для безопасности покинули машину и оттащили девушек на безопасное расстояние») забрались в их служебное авто и умчались в неизвестном направлении? 

История закончилась хэппи-эндом: граната не взорвалась, девушек спасли, нападавших задержали. То есть, все в порядке. Но осадок остался. Почему, например, полиция в ответ на брошенную гранату не открыла огонь на поражение?

А совсем недавно, в День Независимости, в столице, переполненной полицией и нацгвардией, рядом с Кабинетом министром кто-то бросает гранату в машину с бойцами ВСУ, но промахивается, и ранения получают гражданские люди, гостящие в столице, родственники снайпера Валерия Чибинеева, Героя Украины…

По всем меркам безопасности, нападавшего должны были расстрелять на месте, как это сделали с террористами в Испании. Тем более, что у нас в стране как минимум АТО, а как максимум – война. Но некому было. Очевидно, полиция с автоматами и полным боекомплектом в центре празднующего города – это слишком?

Общественность, «забывшая» в этом году помянуть добрым словом погибших у стен парламента нацгвардейцев, в прошлом году высмеяла идею Авакова – установить законом «презумпцию правоты полицейского». Голоса в ее защиту утонули в пучине всеобщего негодования. Прошло время, и сегодня уже вопрос должен стоять по-другому: закон о праве полиции открывать огонь на опережение.

Потому, что речь, похоже, идет о возрождении массового бандитизма в стране. И это все на фоне нашего правового либерализма. Когда страх попасть в руки полиции преобладает над страхом быть убитым бандитами.

В стремные девяностые президиум Верховного Суда Украины в своих комментариях попытался сформулировать признаки бандитизма.

Это – 1) наличие организованной группы, 2) вооруженной «устройством предназначенным для поражения живой силы», 3) целью которой являются нападение на предприятия и учреждения и отдельных лиц. Отличительный признак 4) устойчивость группировки: если вооруженная группа, совершившая нападение, засветилась где-нибудь еще – это банда, и каждому ее члену светит 15 лет тюрьмы. Причем, срок получает любой член банды, даже если он лично никого не убивал и не грабил, и даже – не имел оружия. Он бандит и только на том основании, что дал согласие вступить в банду.

В известном фильме герой Высоцкого стреляет в спину убегающему бандиту из «Черной кошки». Бандит-то вроде и не бандит был, а пришел банду сдавать, и был уже разоружен, а, значит, не опасен.

Но он был член банды и был застрелен.

Если бы те копы, в машину которых бросили гранату, начали стрельбу в спину угонщикам служебной машины и кого-то задели, как бы мы, в нашем демократическом обществе, это оценили? Боюсь, что не аплодировали бы. Боюсь, что вместе с матерями бандитов вышли бы под МВД протестовать против «полицейской диктатуры».

О применении статей за бандитизм в наших судах я в последнее время не слышал. Хотя едва ли не каждый день СМИ рассказывают о групповых ограблениях, убийствах, разбоях, похищениях людей. А все это признаки бандитизма.

Недавние разборки со стрельбой в Харькове людей, «не принадлежащих ни к каким организациям» – не начало ли это бандитских битв за передел территорий?

Янтарные копи на западе Украины, охраняемые настоящим нелегальным войском – не рождение ли на территории Украины бандитского квазигосударства?

Блокада «ветеранами АТО» (с депутатами во главе) железнодорожных путей в ОРДЛО – не бандитизм ли с политическим привкусом? Сверьтесь по статье  257 КК. Главное, как писал перуанский экономист Эрнандо де Сото, защитить свой нелегальный бизнес «частоколом из национальных флагов и оппозиционных депутатов».

Банды занимаются рэкетом предприятий и земельных паев. Участвуют в конфликтах между застройщиками и жителями – и с одной, и с другой стороны. Они пополняются переселенцами, безработными и бездомными, людьми, прошедшими АТО, ходившими по острию лезвия и заглядывавшими в лицо смерти.

Рост бандитизма – это не признак ущербности нашего общества, не следствие украинской ментальности. Это – фактор войны. Война во все века была питательным бульоном для разного рода «черных кошек», ведь обесценивает человеческую жизнь, насыщает страну оружием, порождает армию маргиналов, ищущих удачу в воровстве, грабежах и наемничестве.

Организация и подпитка деньгами банд на территории Украины – это и часть «гибридной» стратегии Кремля. Информация о 29 ворах в законе, засланных к нам из России с начала года, вполне правдоподобна.

Почувствовав волю, бандитизм перестает быть просто видом преступности. Он становится альтернативой государственности, идеологией, общественной моралью и общественным устройством, построенным на безграничном насилии.

Стоит чуть-чуть проморгать, и мы вернемся в девяностые, когда боевики группировки Авдышевых «мочили» боевиков группировки Савлоховых в самом центре Киева из двух гранатометов. И когда на футбольном матче в Донецке взрывали Алика Грека – Ахатя Брагина, обрушив целый лестничный пролет стадиона и не считаясь с жертвами. Когда расстреливали семью Щербаня у трапа самолета. И взрывали мину в канализационном люке на дороге, где ехал кортеж премьера Лазаренко… Когда Крым делили между собой, назначали там политиков и «правильных» журналистов группировки «Сейлема» и «Башмаков». И когда президенту Кучме, чтобы страна не превратилась в Сомали, пришлось сесть за стол переговоров с бандитами и позволить им пройти во власть, и из них выросли многие до олигархов…

Искать защиту от «беспредела властей» у «честных бандитов», в какой бы камуфляж они не рядились – самоубийство. Робингудов, грабящих богатых и раздающих награбленное бедным, не существует. Каждый «справедливый разбойник» рано или поздно становится тираном. Суды Линча, как альтернатива «продажной фемиде» не спасут, потому  что линчуют обычно бедных, а не богатых. Раздача оружия народу проблемы не решит: с бандой хорошо организованных и вооруженных профессионалов в одиночку не справишься. Разве что сколотишь собственную банду.

Бандитизм – пока он не подмял под себя государство – может победить лишь высокоорганизованная государственная структура.

Да, наша полиция недолюстрирована, многие «бывшие» вернулись на свои должности через суд, многие «новые» уволились, не сумев выдержать напряжение, много среди них бездельников и взяточников, и – да – они призваны защищать власть… Но даже плохой полицейский лучше хорошего бандита.

Чтобы работал лозунг «полиция – с народом», народ должен быть с полицией. Он должен дать ей средства и право на самое жесткое противодействие.

В самом начале войны наши воины проигрывали бои, потому, что боялись выстрелить первыми. Не было на такое поведение общественного запроса. Полицейский, размышляющий: стрелять ли ему в бандита, настигнутого на месте преступления с оружием в руках, - проигрывает изначально.

В стране, где сильны традиции анархии, сложно призывать к полицейскому государству. Я и не призываю. Массовые убийства, грабежи и разбой сами собой приведут общество к мысли о нем.

Потому что иначе все наши законы и декларации о правах человека, демократические реформы, открытые избирательные списки, все наши ProZorro и «безвизы» будут лишь мягкой подстилкой, ковриком для той самой, злополучной «черной кошки».

Историк и биолог Джаред Даймонд писал, что ученые долго бились над загадкой: почему первобытные люди, изначально свободные в передвижении, разнообразно питавшиеся, вволю отдыхавшие… внезапно забились в тесные бараки, смрадные от объедков и нечистот, чтобы работать по 16 часов в сутки, есть жидкую похлебку, умирать от болезней и перенаселенности и отдавать последнее бездельникам, умеющим лишь одно – махать мечом?

А причина проста: люди стали накапливать запасы, и появилось множество охочих убить тебя и эти запасы присвоить. Были времена, когда население Земли разделилось на две равные по численности половины: тех, кто выращивал хлеб, и тех, кто грабил и убивал. И чтобы сохранить себя и продолжить свой род, человек пожертвовал личной свободой, качественной пищей, здоровьем и досугом ради одного – безопасности, которую обеспечивал человек с мечом.

Если мы боимся насилия со стороны тех, кого избрали, то получим насилие от самозванцев. Если наши законы будут либеральны для бандитов, то нашей страной в конце концов будут править бандитские законы, совсем не либеральные для тех, кто ценит личную свободу.

Нет свободы без безопасности. Народы, которые отказались принимать эту тяжелую истину, не выжили.

Евгений Якунов. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-