Улыбнитесь, вас вербуют! Технологии гибридной войны

Улыбнитесь, вас вербуют! Технологии гибридной войны

1048
Ukrinform
Около полумиллиона агентов КГБ в Украине - не добровольных стукачей, а завербованных и натренированных профи

...Человек, склонивший тебя к измене, сделав это, улыбнется тебе в глаза чистой и искренней улыбкой Юрия Гагарина...

Вы любите конспирологию? Или Вы сторонник Оккама, по теории которого – если люди совершают какие-то непонятные обществу поступки, то они просто дураки, а не шпионы вражеской разведки?

Мы тоже рационалисты. Но ведь не каждую неделю бойцы Грицака ловят агентов, а то и резидентов российских ФСБ и ГРУ. Недавно вон в Харькове накрыли целую резидентуру – 18 человек!

Много это или мало? И сколько таких шпионских гнезд остались неразоблаченными? В Харькове и Украине в целом? Разочарую: настоящих масштабов проникновения вражеской агентуры в наше общество не знает никто.

540 ТЫСЯЧ АГЕНТОВ

Жизнь движется по спирали. 26 лет назад, еще во времена пребывания в составе СССР, мы чувствовали, что где-то здесь, рядом, ходят агенты КГБ, но мало кто знал, сколько их было. И только недавно данные, озвученные экс-депутатом латвийского парламента Линардом Муциньшем, заставили задуматься. Посудите сами: латвийским повстанцам в 1991 году удалось захватить архивы республиканского КГБ, и в журналах агентуры они насчитали 25 тысяч фамилий. А все население республики на то время составляло около 2,5 млн человек.

В Украине тогда проживало 54 миллиона человек, и, проведя несложные подсчеты, можно прийти к выводу: агентов КГБ было более полумиллиона! Не добровольных стукачей, не «доверенных лиц», а профессионалов, завербованных и вышколенных по всем шпионским стандартам.

Возможно, эта цифра неточная. Но проверить ее возможности нет. В отличие от латвийских коллег, украинские национал-демократы разрешили после принятия Акта о независимости вывезти в Москву агентурные архивы КГБ. Сделал это тогдашний председатель республиканского КГБ Николай Галушко. И все украинские «патриоты» вздохнули с облегчением, поскольку многие из них в тех архивах значились.

Что не успел почистить Галушко, выгреб в феврале 2014-го глава СБУ при Януковиче гражданин РФ – Якименко. И опять же никто ему не помешал.

Что это означает? А то, что агентурная сеть России, начатая еще во времена Берии, в Украине продолжает жить своей повседневной жизнью. И, будьте уверены, не только не сокращается, а еще и размножается.

НЕ КОМПРОМАТОМ ЕДИНЫМ

Понаблюдаем вместе за нашим политическим бомондом. Не кажется ли вам, что процесс вербовки идет полным ходом? Просто на наших глазах. Странное поведение, чрезмерное количество политических фриков... А это, как говорил тот же Муциньш, – первый признак агентского нашествия: «Сбоку многие из них кажутся странными, ненормальными. Но они намеренно себя так ведут – ради дезорганизации».

В недавно изданной книге «Советская военная разведка» бывший советский шпион, а сейчас писатель и историк Виктор Суворов тему вербовки агентуры прописал с особой любовью.

И оказалось, что совсем не махровые предатели, не падкие на деньги трусы, не продажные политики, прижатые к стене компроматом, становятся агентами зарубежной разведки. Вербовать на компромате, трусости и шантаже – глупое дело, пишет Суворов. Потому что агент не должен чувствовать себя холопом – холоп обязательно предаст хозяина.

Предатель, пишет Суворов, не должен видеть в себе предателя. Он должен чувствовать себя достойным, счастливым человеком.

СЧАСТЬЕ ИЗМЕНЫ

«Задача вербовщика – вселить в завербованного ощущение всепоглощающего счастья, – советует Суворов. – Подчинив завербованного своей воле, улыбнись ему доброй, открытой, лучезарной улыбкой Юрия Гагарина. Стань для него учителем».

Те, кто наивно считает, что его лично никто и ни при каких обстоятельствах не обратит во вражеские агенты, не понимает, что «вербовщик» – это не просто профессия, это искусство, такое же, как искусство театральной режиссуры, когда ты как зритель начинаешь жить жизнью сценических героев, совершенно забывая о реальном мире.

Читаем дальше. «Разработка кандидата в агенты длится примерно год – она заключается в культивировании, выпестывании мотивов, которые помогут вербовать человека... Если у кандидата есть какие-то слабости и недостатки, ГРУ пытается усилить их. Если у человека были финансовые проблемы, оно делало все возможное, чтобы эти проблемы обострились. Если потенциальный агент недоволен политическим режимом в своей стране, ГРУ превращает это неудовольствие в ненависть».

Недовольство – в ненависть... Что-то такое мы ежедневно наблюдаем...

И вот когда проблемы почти прижали тебя к земле, и нет никаких эмоций, кроме ненависти – начинается второй этап.

ОДНОЙ КРОВИ

«Джозеф Редьярд Киплинг дал всем разведчикам ключ в своей бессмертной «Книге джунглей», – пишет Суворов. – Надо просто сказать, тому, кого вербуешь: «Мы с тобой одной крови – ты и я».

Патриоты ненавидят либералов. Надо сказать эти заветные слова патриоту – и ты станешь его другом.

«Те же слова можно сказать фашисту. И антифашисту».

«Мы живем в джунглях, – читаем дальше. – Человек человеку – волк. И каждому в этом страшном мире нужна поддержка. Каждый человек ищет родственную душу. Так покажи ему, что он эту душу нашел. Желание найти родственную душу – тайное или явное – универсальный мотив. Который можно использовать в любой вербовке».

«У каждого человека есть проблемы, у каждого есть свои неудовлетворенные потребности. Их надо выявить. Для этого надо заставить человека говорить о себе. Это легко. Человек к этому готов. Проблема не в нем, а в нас. Говорить готовы все. Беда в том, что некому слушать. Никто никого не слушает, потому что все остальные люди на этой маленькой земле болтают только о себе. Искусство вербовки построено на умении поддакивать, сочувственно кивая головой».

Звучит, действительно, как поэзия...

ПОСЛЕДНЯЯ СТАДИЯ

А что потом? А потом за то, что «твой друг тебя выслушал и посочувствовал», ты должен оказать ему маленькую услугу. Ну совсем незначительную. Принести, например, томик Шевченко из парламентской библиотеки. Или какую-то несекретную бумажку. Или принять участие в какой-то тусовке политологов и произнести там один какой-то месседж. Ну, например, сказать – «барыги». Или – «борцуны». Или – «грузин-кокаинист»... Создать информационный повод для СМИ.

Для тебя это нетрудно, это почти соответствует твоим взглядам. К тому же ты получаешь определенный гонорар. Или миллионную ссуду.

Тебе нравится рисковать – потому что плата становится все щедрее. «Часто, – пишет Суворов, – вербовочное предложение так никогда и не поступает. Кандидат постепенно становится агентом российской спецслужбы даже не осознавая этого. Иногда он думает, что просто делает свой маленький бизнес».

Глаза открываются в один прекрасный день, когда ты с удивлением обнаруживаешь: а пути назад уже нет!

С этого момента начинается третий этап агентурно-вербовочной любви. Самый грубый. Тебя откровенно побуждают к измене родины, а плата зато становится все меньше – чтобы НАПК, мол, не догадалось. И что делать новоиспеченному агенту? Объявлять забастовку? Приходится продолжать предавать за нищенскую зарплату, попав, по сути, в рабство. Но в счастливое рабство!

Есть и более радикальные методы. Тот же Суворов в другой книге поведал, как Хрущев вербовал одного из доверенных людей маршала Жукова. Боевого генерала пригласили в медчасть и сообщили, что у него рак последней стадии, и жить осталось несколько месяцев, и даже рентгеновский снимок показали. А когда тот, ошарашенный, переваривал услышанный приговор, в кабинет врача ворвался Хрущев и выдвинул ультиматум: или генерал умирает в грязи тюремной камеры, или его кладут в кремлевскую больницу и лечат лучшими лекарствами, и семьи, детям в будущем помогут. Но это – если он сдаст шефа.

Представьте себя на месте этого генерала...

ЛЕТЧИЦА

Когда я писал о странном поведении определенных политиков, то у большинства, наверное, возник в голове образ одной нашей героини-летчицы. Она ведь оказалась в схожей с генералом ситуации. На одной чаше весов – 25 лет заключения где-то в мордовских лагерях, на другой – победное возвращение на родину. И не просто возвращение, а богатство-депутатство, народная любовь и неизбежно президентство.

Мы можем только догадываться, сколько раз к ней обращались вот с этой сакральной формулой: «Мы с тобой – одной крови!», кто и сколько раз ее убеждал, что она исключительная и гениальная.

Мы не знаем последствий этих «искренних разговоров о главном», но почему-то после возвращения нашу героиню все чаще тянет туда, где она видит друзей, где «борются за то же, что и мы на Майдане».

Когда мы говорим, что она завербована, то все же подсознательно надеемся, что нет. Что просто – запуталась. И хочется, чтобы это было так.

И если это «консерва», то никто не знает, когда она взорвется. Возможно, во время президентских выборов, когда орки полезут массово снова? Когда кто-то таки замутит «третий майдан»?

Агенты ведь бывают разные – и добытчики информации, и вербовщики, курьеры, хозяева явочных квартир и секретных мобильников, фальсификаторы, которые сделают тебе любой документ на настоящих бланках с настоящими печатями и подписью – с занесением в электронную базу данных; агенты-актеры, участвующие в комбинациях (как тот врач из истории с Хрущевым); агенты-технари, которые подслушивают и подглядывают. А еще – агенты-киллеры, и диверсанты, способные убивать сотни и тысячи невинных людей.

Это – государство в государстве, это транснациональная корпорация измены, где каждый действует самостоятельно, но чувствует, что «нас, агентов, много и нас не преодолеть». Чем сложнее и резонанснее комбинации разрабатывает разведка, тем в большем количестве агентов она нуждается. Сколько их в нашем парламенте? Сколько в исполнительной власти? Сколько в армии? Кто знает...

КЛИЕНТЫ СТОЛЯРОВОЙ

Год прошел с тех пор, как пресловутую Машу Столярову из «Интера» застукали на вербовке украинских политиков. Помните скрины с ее перепиской? «Оппоблок – тоже мои, в целом неплохо, но хотелось лучше», «Каплин, Добродомов, Пузанов – полуфабрикаты, но будем работать», «Борислав Береза – мой самый удачный проект».

Тогда разгорелся скандал, который, впрочем, ничем не завершился. Прямым текстом об агентурной вербовке не говорилось, мол, политики дали себя использовать в антиукраинской пропаганде. Однако и «бескорыстная» помощь в политической раскрутке, в пиаре, которую оказывала сердобольная Маша гостям студии, очень похожа на второй этап вербовки. До третьего дело не дошло, потому что определенная зависимость (как писали – наркотическая) главной вербовщицы уж слишком развязала ей язык. Пришлось быстро собирать манатки.

Фигуранты ее переписки – все как один отрицали факт собственной вербовки и объяснили все «политическим заказом». Возможно. Но это не значит, что попыток не было. А поведение как минимум одного из них наводит на мысль, что не все из этих попыток были неудачными.

Удивляет и то, что случай со Столяровой не стал предостережением для других отечественных политиков. Вот Сергей Лещенко идет выступать на откровенно пророссийский телеканал и пишет в ФБ: «Чтобы прекратить спекуляции – я хожу не к владельцам канала, а к зрителям – украинским гражданам». И на этом же канале Поляков, к которому имеет претензии НАБУ, которого лишили депутатской неприкосновенности, и который ведет себя вызывающе со следователями, этот депутат выступает «экспертом» в оценке первых дней работы Верховной Рады и снисходительно раздает своим коллегам пинки и пряники. Чем не попытка агентурной разработки?

Каждый журналист и опытный политик считает, что не даст телевизионщикам себя скомпрометировать или обмануть. А если ты имеешь дело совсем не с телевизионщиками? Если с тобой играет не отдельный «агент Кремля», не какие-то «люди Медведчука» или «люди Фирташа», а целый офис одной из самых сильных разведок мира?

СМИ – лучшее прикрытие для вербовочной деятельности зарубежных разведок. О том, как этим пользовались в Советском союзе, я писал в публикации «Кража бомбы. Как наивные американцы поверили Кремлю и коммунистам» , а о том, как это использовали в гитлеровской Германии – в статье «Одноклассники» Шеленберга. Что такое тотальный шпионаж». Редакции газет, интернет-изданий, телестудии имеют уникальные возможности для вербовки: это место незапланированных встреч, обратной связи, журналисты умеют слушать и выведывать заветное. Это «медиалипучки», на которые летят и попадают в ловушку политики и общественные активисты. Там вас приучают играть по чужому сценарию, существовать в чужом дискурсе, оппонировать фрикам и истеричкам, унижать собственное достоинство...

ПОЭТЕССА

На одном из российских ресурсов можно в записи смотреть как «журналистка» вербует украинскую поэтессу Евгению Бильченко. В этом есть особый вкус – перепрограммировать бывших героев Майдана в его врагов.

Евгения была на Майдане, называет себя бывшим волонтером «Правого сектора», стихи ее нельзя назвать уж слишком «ватными», они, скорее – космополитические. После нескольких попыток со стороны правых экстремистов сорвать ее выступления, она резко поменяла взгляды, поехала искать «братьев по крови» в Москву и Петербург. Тамошних либералов, которые полностью поддерживают Украину, уже не понимает, а те, кого считала врагами – «не такие уж и враги». Считает, что в Украине сейчас со свободой слова хуже, чем при Януковиче, а настоящие патриоты – это Игорь Гужва, Руслан Коцаба и Олесь Бузина.

Прекрасная иллюстрация слов Суворова. На том, пересмотренном мной видео поэтесса уже поняла, что ее вербуют. Потеряла интерес к разговору, начинает сопротивляться, не хочет говорить на языке кремлевской пропаганды, но все зашло слишком далеко...

И у меня вопросов нет, кроме одного: случайными ли были те погромные визиты «национал-радикалов» на ее вечера, не был ли это толчок, чтобы «недовольство превратилось в ненависть»?

ЛЮДИ С ТВЕРДЫМИ УБЕЖДЕНИЯМИ

И здесь мы приблизились к одному вопрос, который всех мучает, но не каждый имеет смелость его себе задать: а не завербованы ли те, кто называет себя украинскими патриотами? Или те провокаторы, которые бросали гранату под Верховную Раду, кто во времена Майдана приводил своими действиями к кровопролитию (а таких мы тогда видели, просто сейчас – забыли), кто ходит по столице с плакатами: «Долой инородцев из кабмина!» – они просто дураки, или платные агенты?

Не слабаки, а «люди с твердыми убеждениями – стальной каркас разведки, – пишет Суворов. – Главное – найти этих убежденных людей, не важно – в чем заключаются их убеждения. Главное – чтобы они были твердыми. Главное – чтобы за свои убеждения люди готовы были идти на что угодно. Таких людей легко вербовать, под них легко подстроиться, их легко использовать.

Большой успех – это выход на любых борцов – борцов с любым, главное, чтобы они горели желанием что-то громить, что-то взрывать, кого-то убивать ради справедливости. Таких борцов прибирали к рукам, и использовали. Пароль был тот же – мы с тобой одной крови».

Едва ли не все лидеры национально-освободительных движений эпохи развала СССР были завербованы КГБ. Подозрения не сняты и с первого демократического литовского премьера Казимиры Прунскене, и с первого демократического польского президента Валенсы. И разве лидеры современных националистических движений Европы не сидят на крючке у России? И наши националисты здесь исключение?

Сама мысль о том, что наших патриотов-националистов может завербовать Москва, кажется нам неприемлемой. Но ведь они могут и не знать, кто именно их вербует.

Обычно, пишет Суворов, проводили темную вербовку так называемых патриотов, будто он имени другой разведки – американской, израильской, от антиправительственной организации или наоборот – от собственного правительства. «Все, что надо – это выучить основные политические взгляды человека, представить их как собственные убеждения и вербовка продвигалась легко».

Разве не так действовало НКВД, маскируясь под УПА?

И разве мы будем требовать документы у приветливого незнакомца, который от имени некоего несуществующего секретного управления СБУ, «подпольного комитета украинских патриотов» предложит нам помочь отечеству в борьбе с «извращенцами-гомосексуалистами», занести фамилии предателей в «Миротворец» или просто пожелать (шутя) справедливой для них смерти в соцсетях?

И этот «одной с нами крови» друг будет нежным и дружелюбным, и будет восхвалять нашу «преданность делу». И мы «будем мочить врагов», чувствуя себя счастливыми и полезными обществу, а на самом деле – будем помогать в моральном уничтожении неплохого, возможно, человека для дальнейшей легкой вербовки чужаками...

* * *

Суворов, как старый разведчик, советовал – как лучше вербовать агентов. Мне хотелось предостеречь: как не дать себя завербовать и сделать врагом своего государства в нынешние сложные времена.

Это не значит, что надо следить за всеми, кто тебя окружает. Надо следить прежде всего за собой, за собственным Эго.

«Следи за собой, – пел когда-то Виктор Цой. – Будь осторожен...»

Евгений Якунов. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-