Памятники выдающимся лошадям. Что ждет Деркульский конезавод на Луганщине?

Памятники выдающимся лошадям. Что ждет Деркульский конезавод на Луганщине?

Аналитика
400
Ukrinform
Позиция области: конезаводы должны оставаться государственными, потому что это символ козацкой державы

Деркульский конезавод на Луганщине – старейший на всей территории бывшей Российской империи. Империю приходится поминать, потому как коней в степи под Беловодском принялись разводить не стихийно, а по указу Екатерины II. Указ был подписан в апреле 1765 года, но юбилеи в селе Новодеркуле отсчитывают все же с октября 1767-го – с даты, когда завод принял первых лошадей. В отличие, скажем, от официального Луганска, который днем рождения считает 14 ноября 1795, от дня подписания указа все той же Екатерины, где Луганский литейный завод означен одной строкой, наряду с кучей прочих... объектов.

ЮБИЛЕЙНЫЕ РАЗНОЧТЕНИЯ

На Деркульском конезаводе №63 мне приходилось бывать не раз, но тогда визиты проходили в куда более «камерной» обстановке. В этот раз на 250-летний юбилей собрался чуть ли не весь областной «бомонд», гости из Киева и еще масса народу. Это я к тому, что в такой обстановке предметно поговорить об истории и сегодняшнем дне предприятия с его руководителями было весьма затруднительно. Так что некоторые сведения пришлось черпать из старых записей. Хотя в них есть и расхождения с вновь полученными данными.

Ну, например. Мне всегда рассказывали, что главная конюшня построена в достопамятном 1767 году. И вот нынешний директор завода (если быть точным, теперь это – филиал «Деркульский конный завод №63» Государственного предприятия «Коневодство Украины») Сергей Гладков ошарашил. Перечисляя находящиеся на балансе предприятия здания, занесенные в Единый реестр культурного наследия, он называл годы их постройки: 1830-й, 1826-й, 1897-й…

– А где же то, екатерининское, с XVIII столетия?!!

– Первое здание было построено глинобитное; оно сгорело. На этом месте, по ее же проекту – и по действующему указу – в 1826-м возвели эту конюшню. Уникальный памятник архитектуры – вы такой не найдете ни в Украине, ни в бывшем Союзе.

Горечь исторической утраты немного подсластил директор заводского музея Александр Федоров. Он привел толпу гостей в т.н. выводной манеж – центральный элемент всей екатерининской конюшни – и, описывая его достоинства, первым делом сообщил, что построил манеж «известный русский архитектор Доминико Жилярди в 1818–1820 годах». Ну, это же другое дело! В следующем году можно будет 200-летие праздновать…

Александр Борисович, дабы продемонстрировать великолепные акустические характеристики творения Жилярди, хлопнул пару раз в ладоши. Хлопок действительно легко было слышать в любой точке (хотел написать «в углу», но в этом сооружении углов нет). А еще Жилярди хитро продумал систему освещения своего манежа. Если не поднимать головы – впечатление, будто он залит электрическим светом. Но здесь нет ни одной лампы – весь свет проходит через небольшое круглое окошко на вершине купола. Кстати, в тот день небо над Деркулом было плотно затянуто облаками…

У центрального входа в конюшню – два небольших, кладбищенского вида, памятничка. Лет десять назад Федоров рассказывал, что здесь захоронены головы и сердца наиболее выдающихся лошадей. Теперь же директор завода Гладков начисто отрицает присутствие в могилах сердец. Наличие голов подтвердил: «Ставят памятники те люди, которые с ними работали – конюх, коневод и мастера – жокеи или тренеры. Захоронено где-то 12 голов».

ПОЖЕЛАНИЕ СЕМЕН МИХАЛЫЧА

Еще не так давно вход в здание правления завода (1830 г. постройки) украшала мемориальная доска, свидетельствующая о посещении конезавода №63 маршалом Семеном Буденным. Сегодня на свежеоштукатуренной стене доски нет. На вопрос вашего корреспондента, связано это с процессом декоммунизации или с ремонтом фасада, директор завода версию с ремонтом подтвердил, хоть и не вполне уверенно. Заверив, что доска сберегается в целости. Но тут вопрос в чем. Раньше коневоды не без гордости рассказывали, что выведением украинской верховой породы (одной из двух, производимых на Деркуле) их завод обязан Семену Михайловичу.

Со дня своего основания племенной работой заводы в Старобельской степи не занимались – просто разводили здоровых и выносливых лошадей для императорской кавалерии. Но в 1843-м Николай I высочайше повелел приступить к выращиванию породистых скакунов. Для Деркульского выбрали чистокровную английскую породу, и успехи завода в этом деле скоро удивили самих англичан. Так бы и сегодня выращивали на Деркуле «англичан», кабы в 1950-м, во второй уже раз, сюда не заглянул Буденный.

Во время того визита главный кавалерист СССР высказал удивление по поводу отсутствия в стране украинской породы лошадей. Английская есть, арабская есть, ахалтекинская и даже какая-то голштинская – а где украинская?! Я после этого даже зауважал старого рубаку. В конце концов, мог бы грозно поинтересоваться, почему не выращивают буденовскую породу. Видимо, сказалось украинское происхождение создателя Первой конной.

Было бы сказано… Официально украинскую верховую зарегистрировали в 1991 году. Аккурат ко Дню провозглашения Независимости страны. Хотя, разумеется, к тому времени порода де-факто уже существовала и даже принимала участие в соревнованиях.

НЕ СОВСЕМ ПРАЗДНИЧНОЕ

Деркульскому заводу, надо полагать, повезло в том плане, что область сегодня возглавляет фанат коневодства, основатель (и покровитель) Луганского казачьего конного театра Юрий Гарбуз. По словам руководителей Беловодского района, именно областная администрация внесла львиную долю в финансирование юбилейных мероприятий. А вот что касается судьбы коневодства района – все не так просто.

– У нас 160 голов чистокровной английской и украинской верховой породы, – сообщил Сергей Гладков. Выжили после развала СССР благодаря коллективу и властям. Коллектив сегодня – 52 человека.

– А раньше было сколько?

– До перестройки было 200 человек и 300 голов коней. В планах – увеличение поголовья, завод новых племенных жеребцов. Чтобы поголовье было рентабельное. Выход на европейский рынок. Сейчас поставляем коней только на внутренний рынок, а до перестройки продавали их во Францию, в Италию, в Польшу.

– Самый дорогой конь у вас?..

– Был у нас жеребец Задорный; он выступал в США, и американцы предлагали за него 250 тысяч долларов. А сейчас наши скакуны стоят не больше трех тысяч.

– Кормами себя обеспечиваете?

– Кормовая база у нас своя. Нам нужна генетика – улучшать кровь наших животных с помощью завезенных производителей. Мы сотрудничаем с частным конезаводом «Миллениум» в Мариуполе. У него хорошее поголовье, которое нам помогает жеребцами. Мы берем у него жеребцов для т.н. случной кампании и разбавляем кровь.

А дальше директор завода произнес не до конца понятную фразу: «У нас три тысячи гектар земли, и мы ведем ее обработку совместно с частниками». По разговорам, подслушанным в кружках гостей, стало понятно, что сейчас идет борьба за право приватизации хозяйства, и прежде всего потенциальных инвесторов привлекают не кони, а именно гектары.

ПРИВАТНО

В ГП «Коневодство Украины» входит 10 конезаводов (плюс Одесский ипподром). Из них четыре – старейших – находятся в Луганской области, причем три – в Беловодском районе. Это обстоятельство в свое время так возбудило депутатов областного совета (под руководством известного сепаратиста Виктора Тихонова), что они впечатали изображение коня в герб области. Добавив к нему еще и байбака, плотно населяющего земли вокруг конезаводов.

Не я один обратил внимание на странное обстоятельство. Казалось бы, на таком празднике глава области должен был все время под руку ходить с директором вышеуказанного ГП. Однако прессе не удалось зафиксировать рядом его директора Нелли Кудрявскую и Юрия Гарбуза. Кудрявская вообще приехала поздно; журналистам еле-еле удалось уговорить ее сказать хоть что-то по поводу праздника – она все вспоминала, как подло обошлись с ней акулы пера (или микрофона – не уточнила) в прошлый раз. Но все же несколько слов, посвященных дальнейшей судьбе отрасли она таки произнесла «на камеру»:

– Мы должны поддерживать свой генофонд. Поголовье племенных лошадей настолько критическое... Сегодня очень малое количество маток – на пять пород, разводимых в Украине. Поэтому задача самодостаточного государства – это все-таки сохранить поголовье.

На вопрос, намечается ли приватизация в отрасли, Нелли Валериевна ответила уклончиво:

– Дело все в том, что приватизация этих предприятий – она предусматривается и обуславливается на законодательном уровне. Сегодня в ГП «Коневодство Украины» входит 11 конных заводов; из них 10 заводов вошли в перечень предприятий, которые не подлежат приватизации в соответствии с законодательством. Какое примет решение наша Верховная Рада – это уже не от меня зависит.

Юрий Гарбуз. Фото с открытых источников
Юрий Гарбуз. Фото с открытых источников

Такой же вопрос был задан и Юрию Гарбузу. Он ответил по-мужски четко:

– Моя позиция: заводы должны остаться государственными, потому что это символ козацкой державы.

И обосновал свой ответ тем, что государственные конезаводы существуют и в Польше, и в Испании, и в Португалии. Так, к слову. Как-то на Деркульский завод привозили Жозе Мануэля Тейшейру. Португалец в то время возглавлял Представительство Евросоюза в Украине. Мне показалось, он по достоинству оценил наших коней. Офицер, как-никак.

СВЕЖЕЙ КРОВИ!

Спросил у Юрия Григорьевича, как у специалиста: не слишком ли это мало – 160 лошадей. Не пройдена ли точка безвозвратной деградации поголовья?

– Нет. Конный завод считается перспективным, если в нем на культивации находится не менее 60 конематок. На Деркульском заводе они есть.

Ну, и слава Богу. Просто завод помнит времена, когда здесь воспитывалось под девять сотен породистых скакунов. А еще Гарбуз напомнил, что в свое время немцы, оставляя территорию, не стали разрушать ни «екатерининскую» конюшню (в плане она выглядит, как вензель императрицы: ЕII)… Вот, только что пришло в голову. Немцы же здесь стояли и в 1918-м. И тоже ничего не взорвали. Не иначе, как из пиетета перед своей землячкой Софией Августой Фредерикой Ангальт-Цербстской, в замужестве за Петром III – Екатериной.

Однако, хватит о проблемах. Все-таки – юбилей. Причем не только у всего завода. В 1897-м на заводе возвели, как по мне, самое оригинальное строение – тренировочный манеж для обучения молодняка. Называется он почему-то «японским». Оригинален он не только конструкцией: крыша довольно вместительного здания (правильный многоугольник в плане) по центру опирается на один-единственный столп. Построен манеж исключительно из дерева (если не ошибаюсь, из лиственницы), и за все 120 лет его ни разу не перестраивали и даже не подновляли.

В прошлый раз в конюшне стоял племенной жеребец Мадамер. Ценой в 600 тысяч евро. «Купили?», – спрашиваю. – «Да откуда у нас такие деньги. Получили из США по межгосударственному племенному обмену. Что-то мы даем, что-то нам дают…»

Неужели доживем до тех времен, когда уже «что-то» станет давать родная держава?

Михаил Бублик, Северодонецк

Фото автора


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-