Кирилл Говорун, богослов
Отказ отпевать ребенка отражает нормы средневековья
05.01.2018 18:26 13413

Такого драматического резонанса не было уже очень давно. Два запорожских священника УПЦ МП отказались отпевать двухлетнего малыша из-за того, что он был крещен в церкви Киевского патриархата. Пользователи Фейсбука, которые знали семью погибшего ребенка, предложили флешмоб – принести под каждый храм УПЦ МП куклу. После вечерней публикации до утра только на одном аккаунте предложение принести куклу под храм, выражая возмущение и отвращение фактом отказа отпевать младенца, поддержало две с половиной тысячи человек.

Но оставим эмоции. В данный момент я запретила себе представлять эту сцену: как плачет мать, стоя на коленях – умоляя священника сделать то, что он должен сделать. Сейчас моя попытка - поговорить со священством УПЦ МП на языке документов и богословских аргументов.

Мы решили обсудить это с Кириллом Говоруном, который является авторитетом для думающей части УПЦ МП. Возможно, не все сказанное примет паства и клир УПЦ КП, возможно, кому-то покажутся неприятными определенные аргументы клирика УПЦ МП, но мы хотели, чтобы его услышали именно в рядах УПЦ Московского патриархата.

- Отец Кирилл, существуют ли богословские основания отпевать, есть ли канонические основания не отпевать людей, крещенных в УПЦ КП?

- Если говорить о богословских основаниях, то здесь надо проводить определенные разграничения. На основании чего было принято это решение? В соответствии с определенными решениями РПЦ, которые также приняты в Украинской православной церкви Московского патриархата, крещения, совершаемые в Киевском патриархате, считаются недействительными. Когда эти решения принимались, их сопровождали комментарии богословов, что эти решения противоречат другим решением РПЦ и вообще другим практикам православной церкви. Например, УПЦ МП принимает крещение в католической церкви. Поэтому в одной церкви крещение католиков принимается, а крещение, которое осуществляется среди православных юрисдикций, но непризнанных, не принимается. Это является противоречием.

- И оно заводит ситуацию в абсурд...

- Бесспорно. Или мы не принимаем и крещение, и инославных, или принимаем крещение других православных. И церковь пошла на это не из богословских соображений (ибо богословские соображения требовали определенной последовательности: или вы не принимаете никакого крещения, или тогда принимаете и крещение Киевского патриархата, потому что это не католики, это православные).

Но, несмотря на противоречия, церковь его допустила. Допустила из-за политических мотивов. И это решение о непризнании крещений Киевского патриархата или других непризнанных юрисдикций является не богословским, а политически мотивированным.

Следует сказать, что и исторически решение о принятии или непринятии крещения, в частности, со стороны католиков всегда было политически мотивированным. Я специально исследовал этот вопрос и могу сказать, что когда происходило политическое обострение между православными греками и латинянами, тогда греки переставали признавать крещение латинян. В частности, это было во время четвертого крестового похода. Когда ситуация нормализировалась, то тогда крещение начинали принимать.

Один из эпизодов произошел в середине 18 века, когда Константинопольский патриархат принял решение не принимать крещение католиков (которое до этого принималось). Так вот, это решение, которое было навязано патриархом Кириллом пятым, вызвало такое возмущение у посла Франции, который защищал интересы католиков на территории Османской империи, что в результате под давлением посла Синод сместил патриарха.

То есть, мы видим, что политика играла роль в вопросе принятия или непринятия крещения. И, к сожалению, в Украине эта печально знаменитая традиция политизации вопроса крещения продолжается. И эта политизация не соответствует ни богословским принципам, ни каноническим устоям, ни Євангельским принципам. С точки зрения Евангелия, хочу вспомнить эпизод, когда Христос просил учеников (которые препятствовали приходить детям) допускать детей к нему, не трогая их богословскими или другими соображениями. Он просил их оставить детей за пределами этих соображений. Оставьте детей приходить ко мне так, как они есть.

И с точки зрения Евангелия, упомянутая вами ситуация еще более скандальная. Она в первую очередь не соответствует Евангельскому духу, но и с точки зрения канона, с точки зрения истории принятия крещений эта история показывает, что речь идет о феномене «политического православия».

- Я сегодня говорила с нашими священниками, которые утверждали, что почивший Блаженнейший Владимир неоднократно говорил, что крещение УПЦ КП и УАПЦ следует принимать.

- Да, во время предстоятельства почившего Владимира искусственные политические преграды, которые существовали между УПЦ МП и КП минимизировались. Конечно, речь идет о сложном феномене отношений между МП и КП, здесь есть канонические основания, есть богословские и политические вопросы. И мы во время предстоятельства пытались распутать клубок факторов, отделив политические от канонических. В уже сформированном нарративе общения с Киевским патриархатом мы пытались политические мотивы убрать.

При этом понимая, что остаются богословские вопросы, которые мы должны обсуждать. И тогда мы инициировали диалог с Киевским патриархатом, который закончился не очень хорошо. Но была попытка. А сейчас мы видим попытку снова спутать богословские и политические вопросы. И этот эпизод – пример политизации, политическое православие перемешивается с богословскими вопросами. И это противоречит решению самой Украинской православной церкви, которая осудила политическое православие в декабре 2007 года. Сейчас происходит отход от этого решения о деполитизации церковной жизни.

- Вы не боитесь, что священников УПЦ МП начнут бить? Не знаю, будет ли флешмоб «принеси куклу», чем он закончится – учитывая, что общество наэлектризовано, но это спровоцированные Запорожьем опасности.

- Да. Я понимаю все риски. И я и раньше говорил об увеличении дистанции между епископатом и священником, духовенством и общинами. Есть общины, которые вполне осознают опасности российской агрессии, называют вещи своими именами, сочувствуют нашим воинам. Это тоже прихожане УПЦ, значительная часть духовенства думают таким же образом. И есть часть епископов, которые не чувствуют настроений.

Помните выражение: "Живут, не чуя под собой страны». Епископат живет, не чувствуя собственной церкви. Они не чувствуют – из-за дистанции между собой и священством, между собой и общинами. Сейчас все больше епископов ходит с охраной. Иногда это многочисленная охрана, что само по себе абсурдно. С одной стороны, реальной угрозы для этих епископов нет, они просто хотят продемонстрировать пропагандистский тезис о гонимой церкви. Но, тем не менее, личная безопасность епископов обеспечена: они могут говорить все, что захотят, не думая о том, как это отразится на священниках, как это будут воспринимать люди. Потому что для многих верующих УПЦ МП слова епископа вызывают проблему для совести – как поступать, оставаться в этой общине и принимать, как некую норму, все, что говорит епископ, который является учителем для общины. И, наконец, епископы осознают, что такими словами и решениями они подставляют священников и делают их козлами отпущения.

- Может, пришло время что-то делать с той ненавистью, которую продуцируют. Я помню, как на Крестном ходе во время молебна на Владимирской горке подавала записку за упокой верного УПЦ КП Николая Лозового (мужа Тани Чорновил) и Гии Гонгадзе (он ходил в УАПЦ). Два из трех монахов, с виду – честных, смиренных, с бородами и кругами пота под мышками, не приняли эти записки, хотя я сказала, что это герои Украины. Для них было трудно – отказывать в молитве. Но их так научили, что поминать раскольников - это антихристиянство. Они были не в состоянии подняться над собой. У нас таких полно. И что с ними делать?

- Вопросы снимаются, когда снимается политическая подоплека. Кроме того, не забывайте, что Украина больше, чем Россия живет в режиме плюралистичности. Эта ситуация характерна и для всего мира: когда православный женится на католике или вообще мусульманинине. Ситуация, когда люди живут вместе, исповедуя разные религиозные традиции, стала очень распространенной.

И такого монолитного общества, где все принадлежат к одной традиции, не существует, и уже никогда не будет существовать. В значительной мере нормы поминовения возникли в ситуации однородного средневекового общества, как защита монолитности общества. В наше время защита монолитности уже не будет работать, потому что монолитности уже не существует. И мы фактически пытаемся сохранить фантомы.

Ситуация с запретом поминовения отражает нормы средневековья. Если говорить о святоотеческой, патриотической традиции – то там совсем другие нормы. Давайте посмотрим на Григория Богослова, одного из наиболее авторитетных богословов Церкви. Его отец вообще был еретик. И Григорий Богослов общался с отцом, любил его, молился за него, когда тот умер, и говорил, что мой отец, хотя и был еретиком, был более православным, чем многие мои православные собратья. Я не могу представить, чтобы Григорий Богослов не молился за своего отца-еретика, который был гораздо дальше от православия Григория Богослова, чем прихожанин Киевского патриархата. И поэтому эти вещи, о которых вы говорите, обусловлены незнанием нашей традиции и нашего богословия. Они обусловлены исключительно тем, что сказал архиерей, который дал указания, и который часто принимает решения под влиянием политических факторов.

- Я перед нашим разговором говорила с нашими священниками – они хоронят людей других юрисдикций. И один из наших говорил: я хоронил верующего Армянской церкви, потому что где он у нас найдет другого священника, и я хрорнил АТО-шника, который покончил жизнь самоубийством, потому что убежден, что у него была сломана психика – результат того, что он увидел на фронте, защищая нашу страну. То есть он не писал разрешений, не расспрашивал, а поступил по совести. Как поступать нашим священникам, когда надо хоронить крещенного человека?

- Да. Он руководствовался Евангельской любовью, и это определенная норма православного богословия – это то, чему учат в семинарии. Главный наш документ – это Евангелие, и этот документ зачастую забывают, когда обращаются к другим. А во-вторых, есть богатая святоотеческая традиция.

Василий Великий – пример того, как с любовью надо относиться к другим. Теми правилами и нормами, которые ввел Василий Великий в православной Церкви, в четвертом веке, без крещений, без рукоположений принимали ариан. Арианы в четвертом веке составляли большинство – около 80% церкви составляли еретики. И меньшинство, в конце концов, победило. И именно по настоянию Василия Великого – ариан, которые стоят от ортодоксии значительно дальше, чем непризнанные православные юрисдикции или католики, или протестанты, – принимали – и это было правилом Василия Великого, которое доминировало в церкви. Поэтому, когда наши иерархи или священники говорят перекрещивать детей или не отпевать, как того несчастного ребенка, то это не святоотеческая традиция, она не имеет никакого отношения к традиции православной церкви. И она никоим образом не соответствует Евангельским нормам.

* * *

Пока я ждала отца Кирилла, поговорила с несколькими священниками УПЦ МП. Теми, кто никогда не отказал бы в пастырской опеке крещеному человеку. Какими документами, мыслями и чувствами руководствуются священники, которые никогда не допустили бы подобного скандала? Мы выложили их оценки, аргументы и источники, но по их просьбе сохранили анонимность.

«Мне стыдно за то, что произошло, мне бы и в голову не пришла мысль спрашивать, в какой Церкви крестили ребенка. Я хорошо помню, что говорил покойный Блаженнейший Владимир Сабодан: людей из УПЦ КП и УАПЦ перекрещивать не нужно. А раз крещение действительно, возможно и отпевание, – говорит один столичный благочинный.

Еще один митрофорный протоиерей заявил, что намерен все, что произошло, обсудить со своим приходом: «Все, что произошло, считаю подлостью по отношению к родителям ребенка и нарушением апостольских правил. На российских церковных сайтах есть правило отца церкви Василия Великого. Он утверждает, что следует признавать крещение людей, которые иначе мыслят о некоторых церковных предметах, ведь они принадлежат к церкви. Те, кто запрещает отпевать покойников из непризнанных церквей, посягают на авторитет Отцов церкви».

«Я серьезно изучал тему, поскольку давно хотел ответить себе на этот вопрос, опираясь на документы. На официальном сайте РПЦ нашел этот ответ. Нам предлагают ознакомиться и брать для решения книгу русского священника Александра Усатова, где на 29-й странице четко написано, цитирую: «Англикане, лютеране, реформаты, старообрядцы и современные раскольники (например, украинские филаретовцы) принимаются по второму чину – через Миропомазание...» Их крещение признается, а значит, исходя из этого, мы не имеем права не отпеть, потому что человек был крещен», – заявил еще один батюшка.

«Случай возмутительный. И проблема не в отсутствии канонов для отпевания, а в отсутствии милосердия. Я отпевал верующих армянской церкви и АТО-шника, который наложил на себя руки, потому что считаю, что у него была сломана психика, и произошло это на фронте, когда он защищал Украину», – сказал мне священник из Волыни.

«Я отпевал верующих КП. И не вижу для этого никаких препятствий, кроме «благословений» отдельных архиереев», – заявил батюшка из Сумщины.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Павел Багмут, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-