Саласпилский лагерь: преступления нацистов и ложь Советов

Саласпилский лагерь: преступления нацистов и ложь Советов

Аналитика
2775
Ukrinform
К открытию первой научно обоснованной музейной экспозиции в Саласпилском мемориале

7 февраля в монументальном Мемориале жертв нацизма Саласпилского лагеря (1941-1944) открылась первая музейная экспозиция. В ее открытии участвовали сразу два латвийских министра – главы МИДа и минкультуры. Однако открытие этой выставки – без преувеличения – принципиально важное событие не только для Латвии.

Выдающийся в архитектурном смысле Мемориальный Саласпилский комплекс (открыт в 1967 году, удостоен Ленинской премии в 1970-м) построили практически одновременно с Мемориалом в белорусской Хатыни. Он был известен не менее Хатыньского музея. Но при этом в Саласпилсе при СССР никогда не было полноценной музейной экспозиции – только несколько стендов и фотографий. Это объяснялось тем, что его история была фальсифицирована. Советская власть хотела иметь свой домашний идеологический Освенцим, «лагерь смерти», причем желательно на территории Балтии, чтобы жестче обрабатывать местное подрастающее поколение. Поэтому правда препарировалась, отдельные категории заключенных замалчивались, другие выдумывались. В итоге вместо реальной истории нацистских преступлений в Саласпилсе рисовались некие мифологизированные картинки, за которые после распада СССР продолжает цепляться российская пропаганда.

ПРАВДА О САЛАСПИЛСЕ – ПРЕДЫСТОРИЯ

Я сам был в Саласпилском мемориале в 1984 году. Он тогда был одним из главных туристических объектов в СССР, который посещали практически все, кто приезжали в Ригу. И уже тогда меня, 20-летнего, удивило, почему при таком впечатляющем Мемориале нет нормального музея. А вместо них – лишь рассказы экскурсовода о том, что здесь в Саласпилском концлагере, «лагере смерти», погибло около 100 тысяч человек, что тут фашистские звери производили опыты над детьми и выкачивали из них кровь для раненых немецких солдат. Приходилось верить на слово...

После восстановления независимости латвийские ученые очень аккуратно подступались к теме Саласпилского лагеря. И это понятно. Очень уж больной вопрос – ведь здесь действительно был нацистский лагерь, а значит преступления, горе, казни, смерть, в том числе детей.

Первая попытка громко сказать о недостоверности советской версии была предпринята в 2005 году в книге «История Латвии: XX век», изданной на латышском, английском и русском языках. Тогдашний президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга была настолько наивной, что в Польше на мемориальной церемонии, посвященной 60-летию освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим), подарила эту книгу президенту Путину. Мол, он прочтет научный труд и лучше постигнет Латвию и ее понимание истории. Щаз! Основной удар кремлевской пропаганды обрушился тогда как раз на попытку сказать правду о Саласпилсе. А уж на основе этого смешивалась с грязью и вся книга, и вся история Латвии.

Тогда стало совершенно очевидно: для того, чтобы не находиться в плену прежних мифов нужно дотошное, максимально полное историческое исследование о Саласпилском лагере, в котором были бы рассмотрены и проанализированы все имеющиеся архивные источники и живые свидетельства.

За работу взялись три известных латвийских историка соответствующей специализации. Рудите Виксне, Карлис Кангерис и Улдис Нейбургс. Карлис Кангерис – известнейший исследователь периода нацистской оккупации, много порывшийся в немецких архивах. Он успел поработать в Стокгольмском университете, но сейчас вернулся в Ригу и трудится в Институте истории Латвийского университета. Рудите Виксне подробно исследовала нацистские и советские репрессии, много работала с конкретными уголовными делами тех периодов. Улдис Нейбургс ранее руководил отделом Второй мировой войны в латвийском Военном музее, последние двенадцать лет работает в латвийском Музее оккупации.

После десяти лет кропотливой работы эти авторы в 2016 году выпустили подробное, аргументированное исследование «За этими воротами стонет земля. Саласпилсский лагерь 1941-1944». (Согласитесь, уже по названию видно, что авторы обвиняют нацистов в преступлениях, а не оправдывают оккупантов). Представив свой труд, авторы организовали научную конференцию на ту же тему, были максимально открыты для журналистов, проявляли готовность объяснить каждую деталь своего исследования.

Но это мало помогло. Кремлевская пропаганда развернула настоящую травлю и этой работы. Причем не только в российских СМИ, но и в русскоязычных медиа Латвии (роспроп великолепно научился паразитировать на западных стандартах свободы слова).

ОТКРЫТИЕ ЭКСПОЗИЦИИ И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В КРЕМЛЕВСКИХ СМИ

Вернемся к самому событию – открытию выставки. Основными ее авторами были историк уже упомянутый Улдис Нейбургс, художник Юрт Бороновскис и архитектор Лига Гайль. На открытии экспозиции министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич сразу же четко расставил акценты: «Латвийское государство всегда осуждало преступления нацизма и борется с пропагандой, утверждающей обратное... Историческая выставка, открытая здесь, – это истинная история лагеря Саласпилса, его жертв, того, что здесь происходило. Это деполитизированная и деидеологизированная история».

После него выступала министр культуры Латвии Даце Мелбарде. Ее слова были особо ценными, поскольку бабушка Даце была заключенной именно в этом лагеря. При этом Мелбарде, не называя прямо страну – производителя мифов, все же подчеркнула, что идеологизированные, недостоверные рассказы о Саласпилсском лагере сегодня по существу тоже оскорбляют память его жертв.

После этого был осмотр экспозиции. Кроме стендов с фотографиями, письмами и описаниями истории лагеря (на латвийском, английском и русском языках) в ней есть мультимедийный зал, где можно посмотреть и послушать многоязыкие видеорассказы бывших заключенных Саласпилса. Выставка очень сбалансированная – рассказывает как о страшных буднях, казнях, так и о том, что в реальности отличало Саласпилсский лагерь от концлагерей, «лагерей смерти». Да, режим здесь был жесткий, но задача уничтожения людей в индустриальных масштабах оккупантами здесь не ставилась. Поэтому и шансы выжить были больше, чем в других лагерях (например, в расположенном неподалеку лагере для советских военнопленных). Особенно для тех, кто имел право на получение посылок. Также разрешалась переписка с близкими, что поддерживало заключенных морально.

Но вот пример того, как оперативно осветили выставку российские СМИ: «С больших и богатых стендов экспозиции на посетителей смотрели узники: улыбающиеся сытые и крепкие парни, загорающие под лучами солнца, а рядом красивые девушки в чистых и аккуратных платьях, в украшениях и, кажется, даже немного в косметике». Самое забавное, что иллюстрируются эти слова фотографией, которая сама же их разоблачает: на ней кости погибших и статистические данные о них.

Отдельная часть выставки посвящена истории создания Мемориального комплекса Саласпилсского лагеря. Тем самым Латвия признает, что он сам по себе является выдающимся памятником архитектуры, хотя, разумеется, с идеологическим советским акцентом. Но вот как это выглядит в кривом зеркале роспропа: «Те, кто захочет ее (экспозицию, – ред.) осмотреть, многое узнают о том, как строили мемориал, но о том, что происходило в самом лагере, будут иметь смутное представление».

Прелестно – игра беспроигрышная и без правил. Ведь если бы о том, как строили мемориал, в экспозиции не было сказано или сказано мельком, кремлевская пропаганда все равно нашла бы повод для возмущения: «Проигнорирована история создания величественного памятника архитектуры, гневно осуждающего нацистские преступления. Но почему? Только потому, что это создавалось во времена СССР».

САЛАСПИЛС: ИСТОРИЯ И МИФЫ

Что же было здесь в действительности. Саласпилсский лагерь (Lager Kurtenhof) – репрессивное учреждение, созданное нацистской Германией в оккупированной Латвии. Причем структурно неоднородное, с разными подразделениями.

Первоначально он создавался как «расширенная полицейская тюрьма» для политических заключенных. По сути – дополнительная пригородная тюрьма, расположенная всего лишь в 20 километрах от столичной Риги. Летом 1942 года к ней добавили «трудовой воспитательный лагерь» для нарушителей трудового законодательства. В 1943-1944 год сюда также сажали осужденных латвийских и эстонских легионеров и полицейских. Позже Саласпилс стал транзитным лагерем для гражданских лиц из Беларуси, России и Латгалии (Восточная Латвия), в том числе – нескольких тысяч детей. 250-650 из них погибли от инфекций и плохого питания (что само по себе – огромная трагедия!). Но 1700 детей были розданы окрестным семьям и приютам.

Это были семьи, захваченные во время карательных антипартизанских операций, а также дети без родителей, убитых в ходе таких операций. Мифы о медицинских опытах над детьми, о выкачивании крови из детей для раненных не нашли подтверждения. В действительности кровь бралась, чтобы определить, не грозит ли лагерю и окружающим территориям эпидемия тяжелого инфекционного заболевания.

Всего в лагере Саласпилса побывали около 23 000 человек. Общее число погибших – до 3000 человек. Самая большая категория погибших – привезенные из центральной Европы около 1000 евреев. Именно они строили лагерь в 1941-1942 годах. Кстати, вот о них-то советские экскурсоводы вообще умалчивали. Как и о том, что среди политических заключенных были сторонники латвийской независимости (по советской терминологии – матерые антисоветчики). Вместо этого распространялся миф, что здесь сидело много коммунистов. Соответственно – самая большая скульптурная композиция Мемориала «Рот фронт» – фигуры трех человек, тот, что в центре – сжимает кулак в коммунистическом приветствии...

НЮРНБЕРГ, СТАТИСТИКА И ОДНА СУДЬБА

После изгнания нацистов из Латвии новые оккупанты, советские, организовали Чрезвычайную следственную комиссию Латвийской ССР, которая работала по территории всей страны и особенно активно – в Саласпилсе. Из Москвы ставилась четкая цель – не выяснять, что именно и где именно происходило, а описывать злодейства нацистов. Если же документированный масштаб действительных преступлений немецких оккупантов оказывался недостаточно впечатляющим для кураторов из московского ЦК, они тут же выражали недовольство.

Так, например, один из следователей комиссии Леонид Вульфсон оказался недостаточно понятлив и слишком честен. В своем заключении он написал: ну нет доказательств, что у детей брали кровь для немецких солдат и что проводили медицинские эксперименты над детьми. Инструкция из Москвы была следующая: следует допустить, что принудительное донорство и медицинские эксперименты в Саласпилсе все же были.

Следователей подгоняли по срокам, поскольку документы по Саласпилсу готовились к Нюренбергскому процессу. Однако получилось не очень удачно. Отдельное заявление, подготовленное Чрезвычайной следственной комиссией ЛССР (в котором среди прочего говорилось и о Саласпилсском лагере), задокументировано в Нюрнберге, как заявление «СССР №41». По ходу процесса было лишь несколько ссылок на этот документ, и то не в связи с Саласпилсом. Что касается официальных стенограмм и документов Нюрнбергского процесса, то он там вообще опубликован не был. И лишь спустя какое-то время, позже, Советский Союз опубликовал свой вариант материалов Нюрнбергского процесса, отличающийся от международно признанного, официального. Вот в нем-то для «СССР №41» место нашлось. (Тут, кстати, стоит сделать пометку на будущее. Когда роспроп говорит о «материалах Нюрнбергского процесса» нужно уточнять и сличать, что имеется в виду – общепризнанный свод текстов или самочинно изданный советский вариант).

Если же говорить об официальном обвинении Нюрнбергского процесса, то там записан один факт, связанный с Саласпилсом. Однако формулировка оказалась достаточно жульнической. Сказано, что в «Латвийской ССР были убиты тысячи детей, привезенных из Белоруссии». Однако Саласпилсский лагерь при этом не назывался. Почему? Потому что реальная цифра погибших детей – 250-650, а представить доказательства в подтверждение туманно названного большего числа («тысячи») советское обвинение не смогло бы. Поэтому приходилось хитрить, чтобы труднее было поймать на подтасовке.

Но это все – лукавая статистика и юридическое крючкотворство, особенно мерзкое, поскольку речь идет о жизнях, детских жизнях. А чтобы почувствовать горе Саласпилсского лагеря, нужно соприкоснуться с судьбами. Или хотя бы одной судьбой. Вот свидетельства белорусского мальчика Семёна Исёмина. Немецкие оккупанты застрелили его родителей во времена карательной операции. А он сам оказался Саласпилсе, «месте, где стонала земля».

«В феврале 1943 года в вагонах для скота нас привезли в Саласпилс. В бараках спали на четырехэтажных нарах. Вечером детей сортировали. Было что-то вроде врачебной комиссии. Самые здоровые – наверху, а самые слабые внизу. Утром их увозили, как дрова. За ужином дают что-нибудь, а затем едут с такой повозкой, в которой мясо возят, грузят всех мертвых и везут на сжигание. Так умерли мои брат и сестра. 7 апреля нас отвезли в Рембатский приход, накрыли сеном, на улице – снег, слякоть. Хозяева приходили присматривались – кто понравился, того забирали... У кого-то были приемные родители, кого-то увозили обратно. Мне повезло, у Вильгельмины Граудини были две дочери. Мужа застрелили (Советы, – ред.), был начальником айзсаргов (отряды самообороны, – ред.) в Рембате. Она меня на руках принесла в Рембатскую школу, ноги мои были обморожены, замотаны тряпками. Внесли в кухню, учительница Гринберга отрезала мне кусочек хлеба. Я его сразу проглотил. Затем она отрезала еще один, сказала, чтобы не ел – когда отвезут домой, тогда. Вшей у нас было – руками можно брать. Все Граудини были очень хорошие, может, даже лучше родителей».

Простой, честный и страшный рассказ. Немного путаный. Что поделаешь – сбивчивые детские воспоминания.

Это из экспозиции Мемориала. А теперь скажите, разве это хоть в какой-то степени соответствует тому, что говорит о работе латвийских историков российская пропаганда?..

Олег Кудрин, Рига.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-