Почему Украина в феврале живет будто в замедленном темпе? - 22.02.2018 18:56 — Новости Укринформ
Почему Украина в феврале живет будто в замедленном темпе?

Почему Украина в феврале живет будто в замедленном темпе?

688
Ukrinform
Ответы на этот вопрос распределяются по очень широкому спектру: от ожидания “судьбоносных” реформ – до древнего проклятия

Информационных поводов для написания материала нашлось сразу два, тесно между собой связанных.

Во-первых, это работа Верховной Рады, эффективность которой в начале “судьбоносной” сессии, мягко говоря, не впечатлила. Сессия началась 6 февраля, прошло почти три недели, но о решении насущных проблем и вызовов, которые стоят перед страной — требования международных кредиторов относительно антикоррупционного суда, война на Востоке, изменение избирательного законодательства и тому подобное — ничего не слышно. Складывается впечатление, будто парламент существует в каком-то параллельном мире.

Во-вторых, это вопрос назначения командующего объединенных сил в зоне АТО. Президент Порошенко, подписывая 20 февраля закон о реинтеграции Донбасса, поручил министру обороны Степану Полтораку и главе Генерального штаба ВСУ Виктору Муженко “в кратчайшие сроки” подготовить ему кандидатуру командующего. Под “кратчайшими сроками” следует понимать - до апреля, потому что именно столько времени Верховный главнокомандующий выделил своим подчиненным для завершения подготовительных процедур. Но неужели остановиться на каком-то из кандидатов (а обсуждение, без сомнения, ведется уже давно) быстрее не возможно, и нужно ждать аж до середины весны? Это же, извините, не конкурс на “лучшую мисс”.

На вопрос Укринформа: "Почему, когда на восточных рубежах идет война, когда граждане и западные партнеры требуют безотлагательно рассмотреть насущные, жизненно-важные законопроекты — страна живет в каком-то заторможенном темпе, словно в режиме замедленной съемки?" - отвечают:

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии “Выбор”:

Лілія Брудницька
Лилия Брудницкая

Это ощущение «торможения» свидетельствует о том, что судьбу страны решаем далеко не мы”

“Можно бы говорить о эзотерических причинах, например, лунном и солнечном затмении. Но, как по мне, ощущение «торможения» является логичным после калейдоскопического темпа изменений в течение 2013-2017 годов. Сейчас предвыборный год, ведутся дискуссии, ведутся консультации между политическими силами в Украине и между нашими внешнеполитическими партнерами. Как бы пафосно не прозвучало, сейчас в очередной раз решается судьба Украины. Это ощущение «торможения» свидетельствует о том, что судьбу страны решаем далеко не мы. Ситуация действительно «зависла». И, несмотря на судьбоносность момента, усматриваю в "зависании" и искусственную составляющую.

В Верховной Раде ждут переформатирования коалиции и, возможно, досрочных выборов, поскольку закон об антикоррупционном суде не желателен для определенных политических сил. Если избегать создания антикоррупционного суда, то либо из-за политического кризиса и новой коалиции, либо из-за роспуска парламента. По этой же причине откладывается и назначение командующего объединенных сил в зоне АТО. Военные вот-вот войдут в украинский политикум как влиятельные фигуранты. И принципиально, кто возглавит войска АТО, ведь этот человек может стать локомотивом группы военных в политике.

Не будем забывать, что на Мюнхенской конференции Украина получила ряд негативных в финансовом и дипломатическом смысле сигналов, а миссия МВФ до сих пор не высказалась о транше. Соответственно, без денег сложно что-то реформировать или ускорять. Общее настроение, по субъективным ощущениям, - напряженное ожидание. Чего? Вероятно, какого-то сигнала.

Не исключено, что отдельные политики уже получили персональные сигналы, как негативные, так и позитивные. Но на судьбу всей страны эти сигналы и их вероятные последствия повлияют мало. Поэтому, повторюсь, напряженное ожидание продолжается. Жаль, если это торможение перед разворотом”.

Сергей Рачинский, эксперт Института демократии им. Филиппа Орлика:

Сергій Рачинський
Сергей Рачинский

Торможение продлится до президентских выборов”

“Государство в принципе не имеет режима быстрой реакции на вызовы и проблемы. Верховная Рада - это механизм согласования политических претензий тех, кто контролирует основные группы влияния. В условиях экономического и политического кризиса способность и готовность политических группировок к согласованию интересов резко падают - прогнозировать последствия изменений никто не берется. Несложно проследить, что все предыдущие попытки власти что-то менять и реагировать на внешние и внутренние факторы приводили только к ухудшению ситуации. А накануне внеочередных выборов, о которых уже открыто говорят все участники политических процессов, никто не хочет брать на себя инициативу и отвечать за возможные последствия.

Решением могло бы быть радикальное внедрение децентрализации и перенос центра тяжести на исполнительные органы и на тех, кто возглавляет те или иные структуры. Но текущий тренд, наоборот, это усиление личного контроля президента над всеми аспектами экономической и политической жизни страны.

Поэтому период торможения продлится до президентских выборов. Активность будет наблюдаться исключительно пропагандистская, популистская и агитационная. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от результатов выборов”.

Ярослав Юрчишин, антикоррупционер, исполнительный директор “Transparency International Ukraine”:

Ярослав Юрчишин
Ярослав Юрчишин

"Чисто по логике - все нормально, а вот с реализацией..."

“Что касается парламента, то на прошлой пленарной неделе ВРУ приняла 11 решений, в частности рассмотрела два экономических закона в режиме второго чтения. Поэтому летаргический сон касается только таких политически чувствительных вопросов, как создание Антикоррупционного суда и, например, Избирательного кодекса. В то же время другие вопросы рассматриваются достаточно эффективно. О назначении командующего объединенных сил в зоне АТО, то все зависит - если это будет отбор лучшего из существующих кандидатов - это время целесообразно выделить. Если же для кулуарных договоренностей - это будет потеря времени. Более реалистичен второй сценарий. При этом в стабильных демократиях два месяца на отбор руководителя важного направления - очень короткий период времени. Поэтому чисто по логике - все нормально, а вот с реализацией... Относительно впечатления заторможенного темпа, то, к сожалению, кулуарная жизнь чрезвычайно активная, но она направлена на поиск механизма удержания власти, а не демонстрацию результатов”.

Алексей Панич, философ, член Украинского центра Международного ПЕН-Клуба:

Олексій Панич
Алексей Панич

Внутриукраинские факторы будут, прежде всего, ориентироваться на выборы в следующем году, поэтому резких движений со стороны политических сил не ожидается”

“Что касается назначения командующего объединенных сил в зоне АТО. Нельзя давать согласие на новую должность, пока не понятна структура, объем полномочий, а также, как это все должно работать. Сначала необходимо положение о новой структуре, требуется конкретное представление, как она должна работать, и только после этого можно говорить с конкретными людьми, которые согласятся ее возглавить. Собственно, в этом и задержка. Насколько я понимаю, Петр Порошенко как раз и требует в ближайшие сроки положение о новой структуре, из которого будет ясно, как она будет работать.

Что касается Верховной Рады, то парламентарии не то что во всем медлят, они якобы что-то принимают, но, например, в вопросе законопроекта об антикоррупционном суде стороны ждут точки баланса противоборствующих давлений. Собственно, в политике так всегда. Одна сторона упирается и не хочет что-то делать, а другая сторона давит. В таких ситуациях решения в политике принимаются только тогда, когда взаимное давление сторон достигает кульминации, поэтому стороны достигают точки баланса, и в то же время уже нет смысла или возможности дальше откладывать принятие решения. Сейчас мы к этому балансу постепенно движемся, но еще не дошли.

Относительно реформ в целом, я скажу такое: разные группы украинского общества одновременно ожидают от политических сил противоположных вещей. Именно поэтому перед выборами, особенно за год “до”, политические силы боятся делать какие-то резкие движения. В данном случае резкое движение ведет к тому, что тебе аплодирует одна группа избирателей, но от тебя категорически отворачивается другая. Соответственно, если политическая сила хочет собрать на выборах большинство, то она никогда не должна слишком сильно нравиться одним, чтобы не оттолкнуть других; наоборот, она должна выглядеть более-менее приемлемой или терпимой для большего количества электората. Короче говоря, от активных реформ кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает, и на первых порах голос тех, кто проиграл, может быть слышен значительно лучше. Вот, собственно, и ответ, почему за год до выборов практически прекращаются реформы. Но есть одно “но” - внешний фактор. Например, если тектонические плиты геополитики сдвинутся настолько, что начнет реально решаться вопрос с Донбассом, тогда властям придется двигаться очень быстро просто под давлением обстоятельств. Зато внутриукраинские факторы будут в первую очередь ориентироваться на выборы в следующем году. Соответственно, здесь резких движений я не жду. Вообще, лучшее время осуществлять реформы — это второй-третий годы каденции новоизбранной власти – потому что здесь, если вы что-то серьезное посеяли, то первая жатва обычно состоится через два-три года, иногда больше. Тем более так называемые «непопулярные» реформы, которые сначала могут дать скорее отрицательный результат, а уже потом сработать положительно. Поэтому, например, сейчас уже никто не будет заменять налог на прибыль налогом на выведенный капитал: потому что сразу после этого изменения есть риск ощутимо недополучить поступления в бюджет, а уже потом это перекроет рост экономики. То же самое с продажей земли: потом будет лучше, но сначала может быть большой беспорядок. Поэтому в первый год делать важные реформы еще рано, потому что политики еще только выясняют, кто теперь кому кто, распределяют роли и налаживают механизм, то есть, как он будет работать под руководством этих политических сил. А в последний год, повторюсь, политические силы боятся делать резкие движения”.

Петр Калита, президент Украинской ассоциации совершенства и качества, вице-президент УСПП, академик Украинской академии наук:

Петро Калита
Петр Калита

Неумение, нежелание, безответственность — сочетание этих трех факторов тормозит темпы принятия решений, важных для развития страны”

“Во-первых, это неумение. 25 лет назад Украина неожиданно "перескочила" из дефицитной экономики в экономику насыщенную. А это два разных мира, которые существуют по разным законам и правилам. И практически никто не был научен, как надо жить в новых незнакомых условиях. Особенно это касается тех людей, которые заняли руководящие должности. На должности менеджера человек должен обладать такими знаниями, которых раньше просто не существовало, и даже, если кое-кто прошел обучение за рубежом, это еще не означало, что они поняли досконально, как надо управлять именно в Украине, как превратить страну, которая еще находилась под влиянием философии дефицитного рынка, в процветающую страну с европейским уровнем жизни. И такие руководители украинской власти не смогли адекватно оценить то, что Украина получила в наследство от СССР, где она формировалась на протяжении более 7-ми десятилетий. А значит, началась неразбериха, управление "вслепую".

Во-вторых, это нежелание. В Украине шло перераспределение имущества, иных ресурсов и потоков, которые раньше имели статус государственных. Появились возможность быстрого обогащения. Это для многих оказалось гораздо привлекательнее, чем кропотливый труд ради процветания Украины. Со временем такое поведение распространилось, стало модным и массовым. А после получения наслаждения от вкуса быстрого обогащения уже очень сложно вернуться к ответственному труду.

В-третьих, это безответственность. Распространению философии обогащения, равнодушия и халатности способствовало отсутствие ответственности и неизбежного адекватного наказания.

Сочетание этих трех факторов способствовало развитию безразличия относительно социального и экономического состояния в Украине, небрежности в отношении выполнения своих служебных обязанностей. Как следствие, заторможенные темпы принятия решений, важных для развития страны. Несмотря на то, что Украина уже практически исчерпала отведенный ей лимит времени на изменения и возрождение и превращение в процветающую европейскую страну”.

Виктор Таран, политолог, председатель Центра “Эйдос”:

Віктор Таран
Виктор Таран

Процесс торможения — это война между старой системой и людьми, которые стремятся что-то изменить”

“Во-первых, для того, чтобы понять корень всех проблем, надо посмотреть на ситуацию со стороны и комплексно. Во-вторых, нужно наконец осознать, что сегодня в Украине одновременно ведутся несколько войн. При этом не только на Донбассе — с РФ и пророссийскими наемниками — существует еще одна война — внутренняя. Это война между старой системой, которая после Революции 2014-го несколько ослабла, но в принципе никуда не делась, и теми людьми, которые пытаются что-то изменить. В-третьих, сопротивление старой системы, торможение важных реформ было прогнозируемым. Потому что внедрение этих реформ для старой системы — смерть. Поэтому, самое главное сейчас - не сбавлять темпы и не разочаровываться, потому что, как мы говорили на Майдане: стоим, потому что мы настойчивые. Нужно понять, что изменения — это всегда тяжело. Впереди нас еще ждет долгий марафон реформ. И последнее, в-четвертых, сегодня важно следить за самыми заядлыми противниками реформ, ведь совсем скоро они будут рассказывать, как сильно нас всех любят, и будут обещать улучшение. Делаем выводы и задаем себе простой вопрос: доверяем ли мы этим политикам или не доверяем. Потому что от того, кого изберем на следующих выборах, будет зависеть  - или процесс реформирования страны продолжается, или все откатывается назад, и становится, как раньше”.

Ник Лисицкий, писатель:

Нік Лисицький
Ник Лисицкий

Торможение и откладывание важных вопросов происходит по одной единственной причине: старинное проклятие, которое когда-то наложили на украинских правителей”

“Почему все происходит так медленно? Кто-то скажет, что это из-за менталитета (вспомним пять национальных черт согласно Остапу Вишне, одна из которых "Как-то оно будет"). Кто-то отметит, что власть имущим не выгодно спешить, ведь у них свои интересы, которые могут расходиться с государственными. Кто-то заявит, что тормозим мы из-за "руки Кремля" (как будто она держит государственных мужей за одно место, вот и тормозят). Я же считаю, что все это торможение и откладывание важных вопросов происходит по одной единственной причине: старинное проклятие, которое когда-то наложили на украинских правителей. Скажете - это бред? Метафизические фантазии? Тогда просто посмотрите на историю. Сколько прекрасных лозунгов провозглашают люди, которые идут к власти! А сколько из них воплощается в жизнь после того как они получают полномочия? То-то же. А разве может искренний, решительный и жаждущий активных действий человек просто так, за короткий промежуток времени, превратиться в инертного казнокрада? Разве может изменить своим декларируемым принципам? Разве может спокойно смотреть в глаза тем, кому обещал лучшую жизнь? Почему же так происходит в Украине?! Проклятие - не иначе”.

Мирослав Лискович, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>