Как “титушковод” Крысин в детском отделении от правосудия прятался

Как “титушковод” Крысин в детском отделении от правосудия прятался

727
Ukrinform
Вместо того, чтобы фигуранта трех уголовных дел отправить на “нары”, его кладут на обследование, да еще и в детском отделении врожденных пороков сердца

На 1 марта назначено рассмотрение апелляции на приговор Юрию Крысину, который проходит по делу об убийстве журналиста Вячеслава Веремия. Накануне, 23 февраля, он не явился на заседание суда о вооруженном нападении на АЗС, потому что якобы находился в Институте сердца на обследовании. Правда, в тот день его в палате не было. В больницу он пришел только вчера, где активисты нашли его в детском отделении. Неравнодушные граждане, пригласив с собой журналистов, принесли ему фруктов, облили зеленкой и настаивали на том, чтобы 1 марта он обязательно явился на заседание. На что Крысин ответил, что заседания пропускать не собирается, а также, что никому за пребывание в больнице не платил, а “проходит обследование, потому что занимался спортом”.

Собственно, это не все. Со вчерашнего вечера по Сети распространяются сообщения, что детишкам, которые приезжают в больницу оперироваться, не хватает мест для госпитализации. Больные дети ждут неделями, месяцами, пока взрослые дядьки, как Юрий Крысин, “отлеживаются” на кровати от суда.

Вот что в личном сообщении журналисту Укринформа написала волонтер Наталья Маринченко: “Однажды ребенок приехала на госпитализацию аж из Кривого Рога, а врачи сказали, что нет мест, даже не предлагали лечь во взрослое отделение. Хотя накануне отъезда врач лично заверил, что все в порядке и могут ехать на госпитализацию”.

Следовательно, есть вопрос: как 45-летний Юрий Крысин, фигурант трех уголовных дел, персонаж, известный в криминальных кругах Киева нулевых (и не только Киева) по прозвищу “Шрек”, “Шкаф”, “Крыса”, вообще оказался в детском отделении клиники сердца Тодурова и кто, собственно, позволил его туда поместить, несмотря на возраст и столь “богатую” биографию?

Юрій Крисін облитий зеленкою
Юрий Крысин, облитый зеленкой

Как он туда попал

Юрия Крысина якобы “пристроил” в детское отделение Института сердца Максим Ивасенко - муж завотделом Ирины Аксеновой. Об этом на своей странице в Фейсбук пишет волонтер Роман Синицын. По его словам, когда активисты зашли накануне в палату к Крысину, то муж Аксеновой — Максим Ивасенко — сидел на кровати рядом с подозреваемым.

“Мы подумали, что он тоже болеет, ну лично я. Кто-то подумал, что это посетитель. Но зайдя на страницу завотделом Аксеновой поняли, что в палате с Крысиным сидел не просто какой-то мужик, а ее муж”, - пишет волонтер, публикуя соответствующие фото в подтверждение. (См. Ниже).

Далее Роман Синицын убеждает, что, по их информации, именно Максим Ивасенко и добился, чтобы Крысина поместили в детское отделение киевского Института Сердца через свою жену: “Для того, чтобы последний “уклонился” от апелляции на меру пресечения, которую суд должен рассматривать 1 марта”. А еще, пишет Синицын, Ивасенко — адвокат, тесно связанный с некоторыми регионалами. Впрочем, на запрос “адвокат Ивасенко” поисковик не выдает никакой информации.

Телефонный разговор с г-жой Аксеновой продолжалась менее 2 минут. Когда речь зашла о Юрии Крысина — она “любезно” бросила трубку, и мы не успели расспросить у завотделом о ее муже Максиме Ивасенко, точнее, что он “забыл” в палате Крысина. Однако за короткий промежуток времени госпожа Аксенова поделилась, что нужно сделать, чтобы пройти обследование в клинике, на что жаловался Крысин и правда ли, что в течение полугода несовершеннолетние пациенты не могут попасть в детское отделение?

Аксенова: “Пациенты могут приехать в нашу клинику каретой скорой помощи, по направлению врача или по предварительной записи. Пациента Юрия Крысина никогда раньше не видела. Единственное, что могу сказать — у него серьезные проблемы с сердцем. Это все. Что касается наличия очередей в полгода, то эта информация не соответствует действительности. На сегодняшний день очереди в наше отделение нет”.

Очевидно, что подобный ответ нас удовлетворил, слишком уж короток. Поэтому с просьбой прокомментировать - почему взрослого, 45-летнего мужчину поместили в детское отделение, кто вообще разрешил его туда поместить и неужели для него не нашлось места во взрослой палате? - обращаемся к гендиректору Института Сердца Борису Тодурову.

Тодуров: “Сегодня клиника переполнена (интересно, ведь госпожа Аксенова убеждает в обратном. - Авт). Когда нет свободных мест во взрослых отделениях, то кладем пациента на любую свободную кровать, даже в детское отделение. Это, во-первых. Во-вторых, очередей в детское отделение на несколько месяцев у нас нет. Это неправда. Всех, как только к нам обращаются - оперируем буквально с колес. Даже больше, за десять лет работы заведения не помню ни разу, чтобы кто-то не поступил к нам на операцию. В-третьих, все что сейчас происходит в информационном пространстве — нас не касается. Поймите, что мы не прокуроры, не судьи, мы — врачи, и помощь оказываем всем без исключения. Что касается пациента Юрия Крысина, то его я даже в глаза не видел, потому что весь день провел в операционной. Насколько мне известно, его положили на первое свободное место в детском отделении. Потом мне рассказали о группе людей, которая, нарушив все санитарные нормы, залетела в клинику, облили больного зеленкой, устроили некий флэш-моб. Но больница - не лучшее место для того, чтобы облить кого-то зеленкой. Если хотите, делайте это где угодно, только не здесь. А если бы у пациента был предынфарктное состояние, чем это могло закончиться? Еще что мне известно, это то, что Юрий Крысин буквально через десять минут после этого инцидента написал заявление и ушел из клиники. Собственно, это все”.

Крысин действовал в лучших традициях: чтобы избежать следствия — отправился в больницу

Именно так комментируют этот случай вдова погибшего журналиста Вячеслава Веремия Светлана Кирилаш и ее адвокат Павел Дикань.

Кирилаш: “Думаю, все это планировалось для того, чтобы обвиняемый избежал суда. Но планы поломались, потому что об этом стало известно общественности. Даже не знаю, каких действий ожидать. Несмотря на то, сомневаюсь, что Крысин явится 1 марта на апелляционное слушание жалобы на приговор Шевченковского суда”.

Дикань: “Не знаю, как Крысин попал в детское отделение, собственно, как и то, от чего он там лечится. Возможно, во взрослом отделении для него не хватает места, и поэтому, такого “важного” человека положили в детское. В любом случае 1-го марта должно состояться апелляционное рассмотрение дела Крысина. И если его пребывание в клинике будет служить основанием для того, чтобы не явиться на судебное заседание, то это, во-первых, попытка уклонения от суда, а во-вторых, это выглядит как-то несерьезно и смешно. Впрочем, в принципе, для украинского судопроизводства подобные случаи, когда человека начинает подводит здоровье, как только он попадает в суд, стали уже традицией”.

Мы также передали Павлу Диканю слова Бориса Тодурова о том, что сейчас Юрий Крысин в клинике не находится. На что адвокат ответил: “Думаю, после всех этих событий накануне, администрация Института сердца быстренько вытолкала оттуда Крысина. Клинике не нужна такая реклама”.

Остаются еще два вопроса.

1. Какие существуют в медицинском законодательстве нормы, позволяющие положить взрослого: не экстренно, а на обследование - в детское отделение? И есть ли они вообще?

2. Где теперь находится Крысин, придет ли он в суд 1 марта и какую теперь схему придумают его влиятельные покровители, чтобы «отмазать» Крысина от ответственности?

Мирослав Лискович, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>