Дмитрий Золотухин, заместитель министра информационной политики Украины
Медийное сообщество само должно накладывать санкции на фейковых журналистов
06.03.2018 15:22 1070

Украина, которая первой выступила против российской агрессии, включая информационную, сегодня получила ценный опыт в этой сфере и активно делится им с европейскими партнерами.

После нескольких лет непонимания, недооценки и колебания сейчас и Европейский Союз «созрел» до стратегического мышления в противодействии фейкам и дезинформации.

О роли государства, гражданского общества, самих журналистов в борьбе за чистоту информационного пространства в эксклюзивном интервью собственному корреспонденту Укринформа в Брюсселе рассказал правительственный чиновник и эксперт Дмитрий Золотухин.

- Дмитрий, сейчас в Европейском Союзе группа экспертов высокого уровня разрабатывает стратегию по противодействию фейкам и дезинформации. За это отвечает на высоком политическом уровне еврокомиссар по вопросам цифровой экономики и общества Мария Габриэль (Болгария).

Каково ваше мнение об эффективности и адекватности реагирования на данном этапе со стороны Европы на российскую информационную агрессию?

- Мы давно уже наблюдаем за изменениями, которые происходят в европейских странах относительно решения проблемы распространения дезинформации и фейковых новостей.

Надо для себя понимать несколько простых моментов, о которых мы постоянно говорим.

Прежде всего, следует отдать должное, что за последние два-три года в сознании европейских политиков и экспертов произошли сильные изменения. Они заключаются в том, что на данный момент, в сравнении с 2014-2015 годами, ожидание и понимание угрозы для европейского общества являются абсолютно видимыми, и все это поддерживают.

ФЕЙКИ В «СФЕРИЧЕСКОМ ВАКУУМЕ»

- А какая ситуация, по вашим оценкам, была в европейских обществах, как вы говорите, три года назад, когда Украина уже противостояла российской агрессии во всех ее измерениях, включая гибридно-информационное?

- Если в 2014-2015 годах нам пришлось убеждать, что есть такие российские источники, как Sputnik, Russia Today, которые распространяют фейковые новости, которые представляют угрозу для демократического общества, то это воспринималось весьма скептически. Сейчас в Европе это уже пишут в официальных документах и на эти документы ссылаются. Это положительный момент.

- В отношении негативных факторов...

- К негативным моментам я бы отнес то, что дискуссии, которые продолжаются последние три года, не дают качественных изменений. То есть, если мы видим, что действительно риторика немного изменилась, то качественных изменений в подходах не наблюдается. Один из таких подходов заключается, для меня лично, в том, что продолжается обсуждение фейковых новостей вообще. То есть каких-то фейковых новостей, «сферических в вакууме», которые откуда-то берутся, кто-то их распространяет, они каким-то образом классифицируются европейскими экспертами, как «disinformation», «misinformation», «malinformation»... Есть много подходов научных, но очень мало говорится о субъектах – тех, кто распространяет эту дезинформацию, эти фейковые новости.

Очевидно, надо сказать о том, что наши европейские коллеги сознательно не указывают на субъекты, которые несут ответственность за вмешательства (включая вопросы развития демократических обществ), которые направлены на дезориентацию граждан как избирателей, как участников общественных инициатив, направленных на защиту их прав. Это касается и проблемы беженцев, и проблемы ксенофобии, которые распространяются в некоторых европейских странах в отношении людей, которые бегут от конфликта в Сирии.

Итак, повторюсь: мое главное беспокойство вызывает то, что очень мало конкретики.

БОРЬБА С ФЕЙКАМИ В ЕС: НАЗНАЧЕН ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР

- Как тогда вы оцениваете актуальную инициативу ЕС по разработке стратегии по противодействию фейкам и дезинформации?

- Это очередная инициатива. Мы на нее возлагаем очень большие надежды. Предыдущие два года подобные инициативы показали определенные результаты, но все же ситуация должна быть лучше. Потому что такие институции Европейского Союза, как группа Стратегических коммуникаций EastStratCom и их коллеги в Европарламенте – они достаточно мощно работают, но видимого эффекта этой работы в медиа не видно.

Что же касается непосредственно еврокомиссара Марии Габриель, с которой я общался, то для меня положительным является то, что появился определенный лидер. Это уже политическая фигура, которая взяла на себя ответственность по организации этой работы. Именно такое политическое лидерство является лучшим сигналом того, что ситуация может изменится к лучшему.

СВОБОДА СЛОВА И НАЦБЕЗОПАСНОСТЬ: РЕГУЛЯЦИИ НЕИЗБЕЖНЫ

- Как известно, и официальный Киев, и ЕС отмечают, что главными принципами и подходами является распространение правды и объективной информации. Но существуют и другие подходы: в условиях информационной, гибридной войны нужно действовать аналогично агрессивно в информационном поле. Каково ваше мнение об этом?

- Я думаю, что подходить с такой позиции недопустимо. Потому что, все-таки, мы говорим о работе, направленной на противодействие распространению дезинформации, как о деятельности, направленной на поддержание демократического общества и ценностей, которые мы разделяем с нашими европейскими коллегами. Следовательно, в рамках этих ценностей недопустимо рассматривать мероприятия, направленные на манипуляции любыми целевыми аудиториями. Даже если это касается наших врагов.

Есть определенный формат работы специальных служб, разведок и контрразведок, для которых такие форматы работы являются их непосредственной обязанностью. Но узкие вопросы проведения, возможно, определенных контроверсийных, контрпропагандистских мероприятий – они не будут иметь должной эффективности в масштабе больших аудиторий.

Поэтому я думаю, что такие форматы работы у нас исключены на данный момент. Однако, что касается распространения правдивых новостей, информации, то мы разделяем этот подход с нашими европейскими коллегами. Речь идет о том, что бороться с фейковыми новостями нет смысла, поскольку главная задача для демократического общества – продвижение собственного нарратива. Это означает, что и государственные органы, и общественные организации, и эксперты, и институции должны концентрироваться на том, чтобы в конкурентной информационной среде уметь использовать инструменты, которые обеспечивают коммуникацию их позиций.

- Что это означает для рядовых граждан?

- Это означает – уметь эффективно донести до аудитории свою позицию. Ведь такие вещи, как фейковые новости о «распятых мальчиках», «недоизнасилованных девочек» – они все равно всегда будут мейнстримом во всех ведущих медиа, в желтой прессе. И, конечно, у них наибольшая возможность попадания в аудиторию и влияния на нее.

- И все же, как тогда действовать, чтобы максимально отграничить общество от таких опасных фейков?

- Мы должны исходить из той позиции, что такие учреждения, как министерство информационной политики, создаются не для регуляции, не для какого-либо цензурирования. Мы должны использовать весь арсенал коммуникационных средств, который использует коммерческий сектор, для того чтобы сделать позицию украинских государственных органов, общественных институций конкурентной. И сделать это таким образом, чтобы фейковые новости просто не могли влиять на информационное пространство, которое мы разделяем.

- То есть, цензура или определенные ограничения в информационном пространстве даже в условиях войны и агрессивной фейковой деятельности России против Украины полностью исключаются?

- Хочу обратиться к ст. 10 Европейской хартии прав человека, которая говорит о свободе слова. Все чаще на украинских и европейских мероприятиях я слышу от экспертов уточнения: ст. 10 не говорит о неограниченной свободе слова. Она является достижением демократического общества, и может быть ограничена по требованию и потребности национальной безопасности. Это механизм, который стоит в основе демократического развития, что подчеркивает: права и свободы должны соотноситься с обязанностями, которые несет гражданин. То есть, не может быть, чтобы у журналистов и граждан были только права и свободы распространения информации. Есть и определенные обязанности. Если нет инструментов, каким образом заставить представителей российских медиа или тех, кто с ними сотрудничает в странах Европы, действовать честно, если нет механизмов, которыми их побуждать выполнять обязанности по распространению исключительно объективной информации, то это вопрос уже к медийному сообществу. Европейские реформы в этой сфере свидетельствуют о том, что регуляции будут в любом случае.

К большому сожалению, развитие угроз для европейской демократии свидетельствует о том, что разные нормативные инициативы будут направлены на регулирование информационного пространства в целом.

Но я настаиваю, и коллеги меня поддерживают: лидером такого регулирования должно быть гражданское общество, чтобы влиять на субъектов, которые нарушают нормы этики. Журналистское сообщество само должно иметь права и соответствующие инструменты, в том числе законодательные, чтобы вводить санкции и привлечь к ответственности тех лиц, которые уничтожают профессию журналиста путем распространения фейков и дезинформации.

Андрей Лавренюк, Брюссель.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>