Виктор Городовенко, судья Конституционного Суда Украины
Высказывание «диктаторские законы» не имеет юридического обоснования
30.03.2018 16:40 2702

В Конституционном Суде Украины состоялся заключительный этап создания сенатов и коллегий, что позволит на практике приступить к рассмотрению жалоб о конституционности законов, по которым были приняты решения национальных судов.

О процессе реформирования судебной системы Украины, о ситуации, сложившейся вокруг Общественного совета добропорядочности и борьбе с коррупцией в эксклюзивном интервью Укринформу рассказал судья Конституционного Суда Украины, Заслуженный юрист Украины, доктор юридических наук Виктор Городовенко.

НОВАЯ ПОЗИЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО СОВЕТА ДОБРОПОРЯДОЧНОСТИ МОЖЕТ ОСТАНОВИТЬ ПРОЦЕСС ОЦЕНИВАНИЯ СУДЕЙ

- Господин Виктор, в конце прошлой неделе вы работали в Страсбурге. Какой была цель вашего визита?

- С 21 по 23 марта 2018 года в Страсбурге проходила 34-я встреча рабочей группы Консультативного совета европейских судей (КРЕС). Обсуждали работу над будущим заключением КРЕС этого года, который имеет рабочее название «Предотвращение коррупции среди судей». Касается он и непосредственно Украины, поскольку связан с серьезным исследованием, проведенным Советом Европы в 2017 году. Речь идет о четвертом раунде оценки GRECO (Группа государств против коррупции» - орган Совета Европы по антикоррупционному мониторингу - ред.), одной из стран которого была Украина. Предметом оценивания были коррупционные риски в деятельности депутатов парламента, прокуроров, судей, что очень важно. Вместе с тем, в борьбе с коррупцией следует всегда помнить об определенной грани, чтобы эта борьба не влияла на судебную независимость.

Существуют еще и критические замечания некоторых международных экспертов, что отдельные процессы при реформировании судебного корпуса Украины потенциально могут повлиять на вопрос судебной независимости. Ведь, борясь с тем, чтобы у нас не было коррумпированных судов, можем вообще лишиться такого понятия, как независимый суд.

- Как можно удержать этот баланс - между эффективным предотвращением коррупции и независимостью судей? Советуют ли что-то партнеры в Страсбурге по этому поводу?

- Вообще, рабочие методы КРЕС очень интересные и простые одновременно. Сначала готовится соответствующий справочник с вопросами, которые касаются всех стран. Позже каждая страна предоставляет ответы на те пункты, которые касаются именно ее. Далее эксперты - члены рабочей группы бюро КРЕС обсуждают конечный вывод из этих вопросов, готовят материалы и на их основе - выводы для рассмотрения на пленарном заседании КРЕС. Очередное заседание состоится в ноябре - тогда и посмотрим.

Во время встречи рабочей группы КРЕС речь шла о том, насколько качественно воплощаются в Украине реформы судебной системы. В целом можно сказать, что имеем закрепленный в законодательстве Украины передовой для Европы опыт. Например, работа Совета судей Украины, который имеет свой комитет, который дает ответы судьям на этические вопросы, предотвращает потенциальные и реальные конфликты интересов именно в рамках судебной системы.

- Наверное, сюда можно было бы отнести и Общественный совет добропорядочности...

- Да, одним из примеров изменений в системе отбора судей в Украине является создание и работа Общественного совета добропорядочности, который состоит из представителей общественных организаций и согласно закону непосредственно участвует в оценивании судей. Общественные активисты принимали активное участие в процессе отбора судей Верховного Суда путем получения информации от организаций и граждан о кандидатах на должности судей, действующих судей, предоставляя выводы относительно профессиональной этики и добропорядочности судьи.

Однако в понедельник, 26 марта, Общественный совет добропорядочности вышел из процесса оценивания судей апелляционных и местных судов, фактически поставив под сомнение их легитимность. В заявлении членов Общественного совета добропорядочности они назвали веские, на их взгляд, причины, которые побудили их сделать этот шаг. Но не вызывает сомнения: даже при наличии каких-либо аргументов такая позиция Общественного совета добропорядочности может остановить процесс оценивания судей и тем самым поставит под сомнение существование эффективной и легитимной судебной защиты в Украине. А это не будет способствовать имиджу нашей страны. Но я надеюсь, что в ближайшее время пути решения этой проблемы будут найдены и процесс оценки будет продолжен.

- Вы упоминали о документе GRECO относительно коррупционных рисков. Какие выводы были сделаны Украиной, в частности относительно судебной сферы?

- Относительно проблем, которые были выявлены, то в первую очередь они касались представлений о высоком уровне коррупции в судебной системе нашей страны. Подразумевается, что в представлении граждан коррупция достаточно высокая. Но эксперты, изучив эту проблему, пришли к выводу, что фактическая коррупция в судебной системе Украины абсолютно таким представлениям не соответствует. Выявленные факты коррупции здесь, если сравнить с общими ее масштабам, имеют лишь единичный характер.

В УКРАИНЕ ПОКАЗАТЕЛЬ ВОСПРИЯТИЯ КОРРУПЦИИ ВЫШЕ, ЧЕМ РЕАЛЬНЫЕ ЦИФРЫ

- Что имеется в виду? То, что из 10 выявляется один факт коррупции?

-Речь идет о том, что представление в обществе через сообщения в прессе и общее восприятие такое, будто в Украине 90% судей коррумпированы. На практике же выясняется совсем другое. Например, по данным органов прокуратуры, за последние годы было открыто в отношении судей значительное количество дел по статье 375 Уголовного кодекса Украины, которая предусматривает уголовную ответственность за вынесение судьей неправосудного решения, но судебных приговоров по этим делам - единицы. То есть реальный показатель коррупции в указанном контексте небольшой.

Что касается борьбы с коррупцией не только в судебной системе, а в целом в государстве, то здесь есть позитивные месседжи. Это, прежде всего, наличие специальных антикоррупционных органов-Национального антикоррупционного бюро, Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Надеюсь, вскоре будем наблюдать (хотя это не является европейской практикой) создание Высшего антикоррупционного суда. В Украине в первом чтении уже принят закон о создании этого суда как способа решения проблемы коррупции и завершения создания системы антикоррупционных органов в государстве.

- Насколько я знаю, создание Высшего антикоррупционного суда, ускорение этого процесса - это требование наших западных партнеров?

- Действительно, создание Высшего антикоррупционного суда, недопущение задержки по этому вопросу является требованием наших западных партнеров - это отмечали, в частности, Международный валютный фонд, Венецианская комиссия. Однако, главное, чтобы этот антикоррупционный судебный орган не стал номинальным, а был в состоянии достичь того, чего ожидают от него граждане Украины. Поэтому не стоит думать только об ускорении процесса создания Высшего антикоррупционного суда, важна разработка качественной правовой основы для его работы.

- Скажите, пожалуйста, откуда взялась эта цифра - 90%, которой, якобы, измеряется уровень коррупции в судебной ветви власти?

- По сообщениям в средствах массовой информации, несколько общественных организаций заказывали социологические исследования об уровне коррупции, из них эти цифры и были взяты.

- Эти опросы проводились среди граждан Украины, которые обращались в суд?

- Не только тех, кто обращался в суд. И в докладе GRECO на это обратили внимание, указав, что в таких опросах важно делать два акцента - учесть мнение тех, кто пользовался судебными услугами, а также тех, кто ими не пользовался.

Было выяснено, что среди тех, кто пользовался судебными услугами, уровень восприятия коррупции ниже. Они высказались о том, что в 50-60% случаев коррупционная составляющая отсутствует. Те, кто свое представление об уровне коррупции в судебной системе формировал из средств массовой информации, склонялись к мысли о высоком уровне коррумпированности в судебной системе.

Ранее КРЕС неоднократно высказывалась относительно обязанности государства заботиться об авторитете судебной власти, а чиновников - воздерживаться от оскорбительных высказываний в адрес ее представителей. Однако, украинские реалии имеют совсем другую окраску и считается достижением любым способом показать свое негативное отношение к судебной власти.

В НАШЕЙ СТРАНЕ ДЕЙСТВУЕТ НОРМАТИВНАЯ МОДЕЛЬ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЖАЛОБЫ

- Господин Виктор, вы относительно новый человек в Конституционном Суде Украины, были избраны в ноябре прошлого года. Как работается на новой должности?

- Избрание судьей Конституционного Суда Украины - очень важное в моей жизни событие, поскольку из 50 лет своей жизни 25 я посвятил правосудию. Очень ценю позицию судебного корпуса. Как судья Конституционного Суда Украины, осознаю важность сохранения независимости судебной власти, ценностей демократического государства, которые должны быть приоритетными в работе каждого судьи.

2017 год был тяжелым годом в деятельности Конституционного Суда Украины, на эффективность работы которого повлияли, в частности, долговременные процессы принятия Закона Украины «О Конституционном Суде Украины», разработки Регламента Конституционного Суда Украины, заполнение вакантных судейских должностей. Но в конце этого же года он принял три достаточно знаковых решения. А в 2018-м году продолжена эта позитивная тенденция, а также приняты организационные решения, были избраны Председатель Конституционного Суда Украины Станислав Шевчук и его заместитель - Александр Тупицкий. Уже в четверг у нас были созданы сенаты и коллегии, а это, по экспертным оценкам, является одним из самых важных шагов к тому, чтобы наши граждане меньше обращались в Европейский суд по правам человека, а большинство вопросов решали именно в Конституционном Суде Украины.

Известно также мнение экспертов, что обращение граждан в Конституционный Суд Украины приведет к наплыву дел и окажет негативное влияние на его работу. Как вы оцениваете такие перспективы?

- Да, такая проблема существует, но четко ответить можно языком статистики. В 2017 году в Конституционный Суд Украины поступило 435 жалоб. Часть из них неприемлемы, поскольку в них не затрагивались вопросы конституционности законов (их отдельных положений). Усматривается, что немало граждан считают, что Конституционный Суд Украины может пересмотреть решение, например, Верховного Суда и стать фактически четвертой инстанцией. Ни при каких обстоятельствах Конституция Украины не предоставила полномочий КСУ выступать в такой роли, а что касается приведения судебных решений в соответствие с его практикой, то это вопрос национальной судебной системы.

Увеличение количества конституционных жалоб может быть обусловлено «наложением» конституционных прав на конвенционные права, потому что они во многих случаях достаточно родственны. Тем более, в 2016 году в одном из своих решений Конституционный Суд Украины прямо указал на такой принцип его деятельности, как дружеское отношение к международному праву, что предоставляет возможность при установлении им нарушений конституционных прав использовать в своей работе значительный опыт Европейского суда по правам человека.

Что нужно учитывать при обращении в Конституционный Суд Украины, так это на то, что Украина имеет нормативную модель конституционной жалобы. Это когда в Конституционном Суде можно обжаловать неконституционность именно закона (его отдельных положений), который применен в окончательном судебном решении в деле субъекта права на конституционную жалобу. Возможно, в будущем именно путем изменений в Конституции мы перейдем и к модели полной конституционной жалобы.

УПРЕКАЮТ, ЧТО РЕШЕНИЕМ О НЕКОНСТИТУЦИОННОСТИ «ЗАКОНА КИВАЛОВА-КОЛЕСНИЧЕНКО» ОТКРЫТ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

- Одно из трех решений, которые были приняты в конце 2017 года, было воспринято довольно критически - касается отмены запрета назначать руководителями вузов лиц, которые голосовали за «законы 16 января». В чем суть противоречий?

- Во время решения этого дела КСУ указал на несоответствие оспариваемых положений закона принципу правовой определенности и депутатского индемнитета (депутат не несет ответственности за свои решения и высказывания в парламенте - ред.). Он это мотивировал тем, что в этих положениях был употреблен термин «диктаторские законы» как основание для юридической ответственности парламентариев, который может произвольно трактоваться в практике правоприменения; а, собственно, такая ответственность вообще не может быть к ним применена, за исключением ответственности за оскорбление или клевету.

Некоторые, комментируя наше решение по указанному вопросу, отмечали, что не было препятствий определить, какие именно законы имелись в виду. Но ведь законодатель не сделал этого - не указал, что совокупность таких-то законов приводит к определенным последствиям, а фактически употребил высказывание «диктаторские законы», которое не имеет юридического обоснования.

На мой взгляд, если нарушаются права человека, то ответственность должна наступать способом, предусмотренным Конституцией. То есть, не может быть такой ситуации, когда мы привлекаем к юридической ответственности человека, не определяя, в чем суть нарушений в качестве основания такой ответственности. В этом аспекте важно соблюдение статьи 8 Конституции Украины, которая предусматривает, что в Украине действует принцип верховенства права, одной из составляющих которого является принцип юридической определенности. Это касается прежде всего вопросов «качества закона», который должен определять основания юридической ответственности четко и недвусмысленно, чтобы человек мог понять суть нарушений, за которые она может наступить. Иначе фактически речь идет об ограничении конституционных прав.

- Это прошлогоднее дело, а уже в этом году, кроме кадровых изменений, по каким делам были приняты решения?

Знаковым стало решение относительно конституционности Закона Украины «Об основах государственной языковой политики», согласно которому Конституционный Суд Украины определил стандарты нарушения конституционной процедуры. Именно из-за нарушения конституционной процедуры этот закон был признан неконституционным. Не по содержанию, а именно за нарушение конституционной процедуры.

Иногда нас упрекают, что этим решением мы фактически открыли «ящик Пандоры», поскольку если депутат не голосует лично и установлены факты нарушения конституционной процедуры непосредственно, то это может стать основанием для признания неконституционным любого закона. Это в определенной степени должно стать стимулом для наших законодателей осуществлять правотворчество согласно Конституции Украины.

ПОСЛЕ СОЗДАНИЯ СЕНАТОВ И КОЛЛЕГИЙ НАЧНЕМ РАССМОТРЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ЖАЛОБ ГРАЖДАН

- Вы начали рассказывать об изменениях, которые произошли в Конституционном Суде Украины, - создание сенатов и коллегий. Что даст такое реформирование?

- В Конституционном Суде Украины сформировали два сената и шесть коллегий. С созданием сенатов и коллегий в Конституционном Суде Украины начинаем непосредственный процесс рассмотрения конституционных жалоб от граждан. Новый порядок, который вводит появление сенатов и коллегий, на мой взгляд, сбалансированный, в том числе в аспекте обеспечения рассмотрения Конституционным Судом Украины конституционных жалоб. Он, с одной стороны, будет способствовать тому, чтобы не затягивать рассмотрение вопросов об открытии конституционных производств по конституционным жалобам, с другой - обеспечит полное и глубокое изучение таких вопросов, поможет во время сложных случаев. Эти изменения в целом направлены на реализацию гражданами Украины гарантированного им Основным Законом Украины права на обращение в КСУ с конституционной жалобой.

- Какие из дел, которые сейчас находятся в Конституционном Суде Украины, самые важные, и решений по каким делам можно ожидать в ближайшее время?

- У нас сейчас будет еще одно дело, которое тоже касается процедуры, это дело о всеукраинском референдуме. Вообще, в конституционном производстве сейчас находится около 20 дел за предыдущие годы, нельзя сказать, что какое-то из них менее или более важное, все они требуют решения, чего ждет общество. Как уже отмечал, сейчас с геометрической прогрессией начнет увеличиваться количество конституционных жалоб от граждан. В связи с этим для Конституционного Суда Украины открывается новый этап в его деятельности, который существенно повлияет на определение перспектив дальнейшей защиты в Украине прав человека и гражданина.

- На рассмотрении Конституционного Суда Украины уже давно находится закон об очищении власти. Есть ли какой-то прогресс и когда ждать решения?

-Да, этот закон находится в производстве Конституционного Суда Украины уже три года, с 2015 года. Трудно назвать точные сроки. Насколько помню, в ближайшее время он вновь вынесен на рассмотрение. Главное, что мы начали работать, поэтому не будем затягивать рассмотрение вопросов.

Но следует учитывать и то, что каждое решение становится путеводной звездой для юридической общественности, судей, всех, кто применяет их на практике и вообще для теории конституционализма. Поэтому они должны быть очень взвешенными, на уровне каждого слова и запятой. Когда формируется доктрина в целом, то должны быть учтены все существующие в национальной правовой системе подходы. Очень часто ускорить продвижение просто невозможно, но определенно имеем только одно направление для движения - вперед.

Ольга Будник, Страсбург-Киев

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-