Бюро финбезопасности: от перестановки слагаемых сумма не меняется

Бюро финбезопасности: от перестановки слагаемых сумма не меняется

Аналитика
830
Ukrinform
Когда за концепцию борьбы с экономическими преступлениями берутся бывшие налоговые следователи – ничего оригинального и нового ждать не приходится

Налоговую милицию, которую больше года назад депутаты невзначай “ликвидировали” в ходе очередного совершенствования Налогового кодекса, обещали заменить «интеллектуально-аналитическим органом без людей в масках». И вот после долгих кулуарных согласований Президент Петр Порошенко поддержал идею главы “налогового” Комитета ВР Нины Южаниной о создании в стране такой себе “экономической” СБУ – Национального бюро финансовой безопасности (НБФБ). Новый орган призван стать единым центром предотвращения и борьбы с экономическими преступлениями в государстве и вобрать в себя функции всех существующих до сегодня правоохранительных силовых структур экономического профиля. Кроме, конечно, актикоррупционного НАБУ. Интересно, но утверждается, что одним из авторов новой для Украины концепции борьбы со всевозможными “схематозниками” и “теневиками” является не кто иной, как... экс-начальник Главного следственного управления финансовых расследований Государственной фискальной службы Украины Вадим Мельник, который работал на должностях в ГФС еще во времена Януковича. Он теперь видный эксперт и ученый.

Старая налоговая “песня” на новый лад. Как и авторы и исполнители

В действующую систему органов противодействия угрозам финансовой безопасности государства сегодня входят Национальная полиция Украины, Служба безопасности Украины, налоговая милиция (до недавнего времени), прокуратура, Национальное антикоррупционное бюро Украины, Государственная служба финансового мониторинга Украины, Государственная аудиторская служба Украины, Счетная палата. “Однако, несмотря на значительную разветвленность таких органов, их работа очень неэффективна”, – утверждается в Пояснительной записке к документу.

Поэтому и предлагается перейти к новой организации правоохранительной деятельности в сфере экономики – на так называемую модель ILP (Intelligence Led Policing), опирающуюся на аналитику. Чтобы создать почву для перевода государственных контролирующих органов от надзорно-карательной к профилактически-сервисной модели работы, как это принято в Евросоюзе.

Именно эту модель, оказывается, продвигают два выдающихся ученых и эксперта в сфере финансовой безопасности – экс-начальник Главного следственного управления финансовых расследований ГФС Украины Вадим Мельник и преподаватель Национального университета налоговой службы Вячеслав Некрасов.

Авторы законопроекта о Национальном бюро финансовой безопасности на презентации в ТПП
Авторы законопроекта о Национальном бюро финансовой безопасности на презентации в ТПП

То есть, все плохое, что мы раньше слышали про украинскую налоговую милицию: "наезды", "откаты", “крышевание”, все это процветало во времена Мельника в том числе. “Собственно, стоит только взглянуть на его электронную декларацию. Скромная зарплата. И нескромный образ жизни. Четыре квартиры. Земельные участки. Порш Кайен. 2,5 миллиона гривен подарка от брата. Ну, и конечно, салон красоты для жены. Классика украинского силовика, который по работе должен контролировать бизнес”, – обращает внимание на персону Мельника журналист Дмитрий Гнап. Известно, что Вадим Мельник после многих лет работы на ключевых должностях в следственных подразделениях ГФС, уволился оттуда в 2016 году и теперь активно выступает в роли известного фискального эксперта. Не удивимся, если увидим его среди кандидатов на должность руководителя НБФБ...

Возможно, и “экономическая” СБУ, но точно не инквизиция

Тем временем, Президент считает, что после создания НБФБ силовые органы не смогут «на пушечный выстрел подойти к налогоплательщику, и новое поколение предпринимателей не будет знать, что такое налоговая милиция, полиция или инквизиция”. Бюро будет заниматься расследованием присвоения, растраты госсредств, мошенничества с НДС, расследованием фиктивного предпринимательства, нецелевого использования госсредств и уклонения от уплаты налогов. При этом НБФБ не будет входить в систему органов исполнительной власти.

Новая структура, по идее, будет подчиняться напрямую Верховной Раде и Президенту. Поэтому и понятно, что путь в парламент у законопроекта был не простой. В марте 2017 года правительство одобрило законопроект о создании заменителя налоговой полиции – Службы финансовых расследований (СФР). Но законопроект о СФР ни у Президента, ни у парламента поддержки не нашел. В декабре 2017 года президент передал эстафету реформы налоговой милиции от правительства депутатам во главе с Ниной Южаниной. Ее идея правоохранительного органа со спецстатусом Президенту понравилась.

«Меня смущает то, что Бюро будет подотчетно только Президенту и Верховной Раде. То есть руководитель НБФБ будет летать в каких-то небесах и не будет подотчетен ни премьер-министру, ни министру финансов. Для чего этот орган собираются использовать?» – удивляется эксперт группы «Налоговая реформа» Реанимационного пакета реформ Вячеслав Черкашин, имеющий опыт работы в финансовых и налоговых структурах.

Президент України Петро Порошенко, міністр фінансів Олександр Данилюк, голова Комітету ВР з питань податкової та митної політики Ніна Южаніна, глава Адміністрації Президента України Ігор Райнін
Президент Украины Петр Порошенко, министр финансов Александр Данилюк, председатель Комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина, глава Администрации Президента Украины Игорь Райнін

По мнению министра финансов Александра Данилюка, НБФБ по своей подчиненности будет напоминать Службу безопасности Украины. «Мы надеялись, что этот орган будет в системе Кабинета Министров, сейчас же предполагается, что он будет в той же системе координат, что и СБУ. Дает ли ему это больший уровень независимости? Думаю, скорее наоборот», – заявил министр.

Действительно, с какой стороны ни посмотри – функции и полномочия Финбюро остаются теми же, что и были до этого у силовиков, следивших за экономической деятельностью в стране. Более того. Ключевые претензии к законопроекту – отступление от аналитического аспекта в сторону силовой службы с дублированием полномочий других силовиков. По словам нардепа Мустафы Найема, сотрудники нового органа будут иметь право инициировать любые проверки и ревизии, и для оперативно-розыскных мероприятий им достаточно будет аналитической справки. При этом НБФБ будет наделено правом требовать любую информацию, в том числе, материалы досудебного расследования у любых других правоохранительных органов – от Нацполиции до НАБУ. Он также предупредил о возможной проблеме подследственности и конкуренции Финбезопасности с НАБУ в делах последней, что само по себе несет риски неэффективности деятельности антикоррупционных органов.

А бывших налоговых милиционеров в ряды – не допускать!

Общественные эксперты и бизнес настаивают на том, чтобы в законопроекте были соблюдены ключевые антикоррупционные предохранители. Участники круглого стола «Финансовая (без)опасность? Чего ждать от нового органа расследований финансовых преступлений?» (организаторы – правительственно-общественная инициатива «Вместе против коррупции» и Реанимационный пакет реформ) считают, что, во-первых, в состав конкурсной комиссии, которая будет выбирать руководителя органа, должны входить лица, предложенные также международными организациями.

Во-вторых, нужно устранить "особый" порядок открытия уголовного производства детективами Бюро (законопроект предоставляет им возможность открывать или не открывать уголовное производство на свое усмотрение – на основании "аналитического заключения").

В-третьих, должно быть четкое разграничение подследственности между новобразованным органом и другими правоохранительными органами, в частности НАБУ (приоритет подследственности – за НАБУ).

В-четвертых, нужно установить квоту бывших и действующих сотрудников правоохранительных органов в штате детективов нового органа не более 30%, и не допустить бывших сотрудников для участия в конкурсах на руководящие должности.

Юрист компании Hillmont Partners Александр Смишко, анализируя предложенную модель, отметил: “Очевидно, что модель фактически частично легитимизирует и будет побуждать к уклонению от уплаты налогов. Убежден, что найдутся хитрецы, которые будут платить налоги только после предъявления им соответствующего требования. А и в самом деле, зачем платить налоги, если есть возможность их не платить. А вдруг «прокатит»? А если не «прокатит», то уплатят налоги, после того, как Нацбюро пригрозит уголовным делом. Дело житейское... В общем, создание такого Нацбюро может иметь положительные последствия. Может. Однако не стоит забывать реалии, в которых мы живем”.

Оксана Полищук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>