Анатолий Михайлов, один из руководителей Укринформа первых лет Независимости
В информсопровожденииТузлы Укринформ сыграл едва ли не главную роль
12.04.2018 14:35 602

Укринформ продолжает серию публикаций, посвященных 100-летию создания Украинского национального информационного агентства «Укринформ».

История Укринформа могла бы «потянуть» на немалый и одновременно захватывающий роман – драматический, в определенной степени даже трагичный и одновременно поучительный.

Многие из его руководителей времен сталинизма прошли через ГУЛАГ, репрессии, были уничтожены физически, получив клеймо врага народа. Агентство второй раз родилось вместе с украинской независимостью, прошло через болезненные трансформации, чтобы быть на уровне новых условиях, найти свое место в отечественном, европейском и мировом информационном пространстве. Надеемся, что наши публикации, которые во многом являются не только историей агентства, но и историей журналистики, будут интересны и полезны читателю.

А наш сегодняшний собеседник – один из бывших руководителей Укринформа Анатолий Михайлов.

- Анатолий Иванович, вы начали работать в Укринформе в начале 90-х. Чем тогда агентство было для журналистов? Как выглядело оно в информационном поле?

- О деятельности агентства я знал немало задолго до того, как пришел туда работать. Ведь Укринформ (в советское время агентство более 50 лет называлось РАТАУ) знали в каждом районе, городе, областном центре – везде, где были печатные издания. Сначала через радиоэфир, а позже на телетайпы редакций ежедневно поступали новости агентства, которые газеты оперативно ставили в очередной номер. С одной стороны, это был официоз, материалы съездов, пленумов, сессий, статистика разная. С другой стороны, часть этих материалов отражала тогдашнюю жизнь страны.

В агентстве, например, долгое время издавался бюллетень «Панорама», который местным газетам был полезным, потому что там были новости и науки, и техники, и технологий. Городские и районные редакции подготовить самостоятельно такого типа материалы просто не могли. Вообще, объемы материалов, которые передавались подписчикам, были огромными. У нас было подписчиков больше тысячи. Только фотоматериалов мы распространяли не менее 100 тысяч ежегодно. Частично это были фотографии, но присылали и клише пластиковые. У нас на первом этаже агентства был целый цех, где их изготавливали. Потом все это отошло в прошлое, потому что времена, технологии изменились.

В 1996 году мы установили первые компьютеры, соединенные с сетью Интернет. Тогда же группа работников прошла соответствующий курс обучения в Киевском политехническом институте. Где-то в конце 90-х сконструировали и создали собственными силами комплекс для мобильной передачи информации в цифровом формате – фото, видео, текст. Он был одним из первых на территории Украины.

Этому способствовало еще и то обстоятельство, что на протяжении 90-х годов я каждый год ездил на масштабную мощную международную выставку информационных технологий Ce-BIT в Ганновере (Германия). Это один из самых известных IT-форумов, поэтому я был знаком с достижениями новейших информационно-телекоммуникационных технологий и знал людей, которые в Украине в этой сфере плодотворно работали. Часть из них активно способствовали реальной интеграции агентства в мировое информационно-телекоммуникационное пространство, созданию веб-сайтов.

- Вы пришли в Укринформ фактически на рубеже эпох. Здесь все – и обретение независимости, о которой, кстати, миру впервые возвестил именно Укринформ, разрушение старых ценностей, авторитетов, и гиперинфляция в десять тысяч процентов. Как это переживали журналисты, которые всю жизнь работали на государство? Как они поняли, что они уже работают в другом государстве? Вы можете вспомнить – были какие-то моральные трансформации в коллективе?

- Я вспоминаю, когда Украина стала независимой, то встал вопрос – что вообще делать с Укринформом. Как его финансировать? Как его вписать, скажем, в систему нормативно-правовых актов государства? Дело в том, что агентство с 1972 года позиционировалось как информационный орган союзно-республиканского значения. Фактически оно было вмонтировано в систему ТАСС – Телеграфного агентства Советского Союза.

Уже в ноябре 1991 года Кабинет Министров Украины принял постановление, которым полностью вернул Укринформ в отечественное правовое поле. Правительство утвердило положение «Об Украинском национальном информационном агентстве (Укринформ)». В нем, в частности, отмечалось, что оно является центральным информационным агентством нашего государства, деятельность которого направлена на всеукраинскую и зарубежную аудиторию.

Документ очерчивал главные задачи агентства. Отмечалось, что свою деятельность по сбору и распространению информации Укринформ осуществляет независимо от политических и общественных организаций, ориентируясь прежде всего на государственные интересы Украины и руководствуясь принципами объективного и всестороннего освещения событий.

- 90-е годы, в принципе, это был старт независимых медиа. Как чувствовали себя государственные журналисты, ведь наверняка и следующие правительства, которые вышли из советской шинели, любили держать прессу «под ногтем», да? И не было ли у государственных журналистов какой-то такой немножко ущербности, что нас всегда будут держать на коротком поводке?

- Здесь многое зависело от таких понятий, как совесть, ответственность, журналистская этика. По моему мнению, большинство советских журналистов, в том числе и Украины, всегда прислушивались к мнению коллег, болели за справедливость, старались быть честными и правдивыми. А народ благодарил журналистов весомой подпиской. Только один факт: в конце 80-х годов только по почте украинские подписчики прессы получали ежегодно почти 12 миллиардов экземпляров газет и журналов, выходило по 250 экземпляров на каждого жителя. Кстати, сегодня этот показатель сократился в 12 раз.

В то же время и во времена независимости журналистам приходилось забывать о своей чести и высокой общественной миссии. Я, как и мои коллеги, пережил тот период, когда пытались править бал в отечественном информационном пространстве так называемые «темники». Вы их помните?

- Да.

- Это были 2001, 2002, 2003 годы... Еженедельно от соратников Медведчука, который тогда возглавлял Администрацию Президента Украины Леонида Кучмы, СМИ получали директивные указания – что освещать, о чем молчать, кого поддерживать, кого критиковать. Этим занималась специально набранная команда беспринципных информационных «дирижеров». Они даже адрес электронный имели такой, который отводил подозрение от того, что ноги растут из Администрации Президента. Это – чтобы тень не падала на тогдашнюю власть, чтобы формально она была чистой.

Мы, как правило, понимая и свою ответственность и определенную опасность, если это съезд какой-то партии оппозиционной, все равно давали, но давали в объеме нормальной целесообразности. Скажем, полстраницы дали – и все, Бог с вами. Но мы освещали событие, не замалчивали его. Не спешили мы и «одобрямс» творить. Впрочем, с тех времен сохранились на наших веб-ресурсах архивы того периода. И каждый желающий может воспроизвести его через наши материалы и убедиться, что мы ответственно выполняли свою миссию национального информационного агентства.

- А Укринформ уважали, если говорить о количестве интервью VIP персон, истеблишменте, оставалось ли за государственным агентством «право первой ночи», первого интервью, первого эксклюзива? Было такое или нет?

- Это очень сложный вопрос. Ответ не в нашу пользу. Если объективно, руку на сердце положим. Есть у первого лица выбор: брать Укринформ, например, в какую-то зарубежную поездку, Интерфакс-Украина, или Рейтерс. Представитель Рейтерса освещал это событие во всемирном масштабе, «Интерфакс-Украина», который пуповиной связан с российским Интерфаксом, распространит соответствующую информацию по крайней мере в масштабе СНГ. А наш представитель в основном имел только отечественную аудиторию.

- А я считаю, что ответственный политический менеджер никогда не подвинет государственное агентство в сторону. Это при условии, если такой менеджер действительно ответственный.

- Теоретически, это так. Но реально было немного по-другому. Я помню, когда, скажем, глава Интерфакс-Украины возглавлял пресс-службу Леонида Кучмы. И это тоже нужно было учитывать. Правда, после некоторого периода трения, особенно нам палки в колеса не ставили.

Было и так, когда наше агентство в некоторых направлениях вырывалось вперед. Вспоминается время, когда в агентстве появилось подразделение, которое готовило деловые новости. Возглавлял его Михаил Коломиец, к сожалению, уже покойный. Перед этим стажировался в Би-Би-Си, где освоил международные стандарты подачи информации. Впоследствии он стал основателем информационного агентства Украинские новости, которое работает и сегодня.

Структура агентства за период моей почти 20-летней работы в нем менялась несколько раз. Но всегда наши журналисты старались тесно сотрудничать с министерствами, ведомствами, их руководителями, пресс-службами. От качества этой работы зависело и отношение к нам. Если она была эффективной – к нам, нашим журналистам относились с должным уважением. Профессиональный магнетизм, что не говорите, – важная штука. Тот, у кого действительно были деловые связи, ездил и на международные выставки, и в составе официальных делегаций, и на олимпиады зимние и летние, другие зарубежные спортивные соревнования. Если у нас не было таких людей в некоторых отраслях, то определенные темы просто выпадали из наших новостных лент, а этого нельзя было допускать.

- Скажите, вы говорили, что компьютеризация началась в середине 90-х?

- Да.

- Журналисты были готовы? Тогда же не в каждом НИИ стояли компьютеры? То есть, это была такая диковинка немного. Они хотели переходить на новую технику?

- Я, например, исповедовал такой принцип: делай как я, вот так. Эту новую сферу, в первую очередь, сам пытался освоить. Это даже позволило мне по миру немного поездить, потому что меня брали, потому что я мог заменить двух-трех человек. Я был и снимающий журналист, и пишущий фотограф. И видео научился делать.

Отношения с компьютером у журналистов Укринформа начинались не так уж и просто. Были даже такие моменты, когда я, общаясь с определенным работником, говорил: «Не научишься работать по-новому, выпадешь из пула президента или премьера, заменим тебя на человека, который владеет новыми технологиями». Как правило, такие аргументы стимулировали обучение.

Вспоминается, как один журналист поехал за рубеж в составе делегации Верховной Рады. Мы ждем информацию (речь шла о фото), а ее нет. По приезду домой мы получили соответствующие материалы. И отстали с передачей их прессе на сутки или двое. Оказывается, у этого репортера не было связи с агентством через мобильный телефон. Но ведь были и другие варианты передачи информации. Поэтому пришлось оперативно «подтянуть» товарища и его коллег в технико-технологическом плане. И это пошло на пользу делу.

Знание техники и новейших технологий и меня выручали не раз. Вспоминаются события осени 2003 года, связанные с островом Тузла вблизи Крыма. Именно тогда российская сторона без всякого предупреждения начала интенсивно насыпать дамбу в сторону этого украинского острова. Десятки самосвалов круглосуточно завозили на объект щебень и гравий, бульдозеры тут же разравнивали его. Дамба постепенно приближалась к острову, где даже пограничной заставы не было. Интересно, что Москва ничего не объясняла, заявляя, что все это местная инициатива, то есть – Краснодарского края.

В те дни правительство Украины провело срочное совещание по этому вопросу. В частности, решило направить на остров группу журналистов для освещения этой проблемы. Меня назначили руководителем той группы. В ней были журналист и оператор от НТКУ, репортер от НРКУ.

Самолетом мы в тот же день прибыли в Симферополь. Там к нам присоединилось еще несколько крымских журналистов. Утром следующего дня добрались на микроавтобусе в Керчь, а оттуда пограничники доставили нас катером на Тузлу. Крымские журналисты в тот же день вернулись домой, а наша группа осталась на острове. Для этого мы на вертолете облетали и строительство дамбы, не нарушая, конечно, воздушное пространство соседнего государства.

Вспомнилось, как мы проводили тогда фото- и видеосъемку. Этому мешали в первую очередь вибрации машины, особенно тогда, когда тело касалось ее корпуса. Четкое и резкое изображение просто не получалось. В то же время я обратил внимание на то, что когда просто стоять на ногах, ничего не касаясь, то качество изображения удавалось достигать – ноги работали как амортизаторы. Но тут возникла еще одна проблема – иллюминаторы вертолета были грязными, что тоже не обеспечивало качество съемки.

Проконсультировались с пилотами. И решили открыть десантные двери машины. Для этого оператора и меня пилоты на всякий случай крепко привязали канатом к корпусу вертолета. Для безопасности еще и двери снизу «зарешечили» таким же канатом. Все это и дало возможность делать качественную съемку. А еще пилоты поднимались на высоту двух-трех километров, что позволило «взять» в кадр весь остров, длина которого достигает 5-6 километров, ширина – 500 метров. Удалось снять не только остров, но и перспективу строительства дамбы. Эта съемка теперь хранится на фотосервере агентства. Надеюсь, что СМИ используют ее осенью нынешнего года, когда будет отмечаться 15-я годовщина конфликта вокруг Тузлы.

- А информацию вы передавали с компьютера? У вас был ноутбук с собой?

- Да. Ноутбук был, точнее – тот комплекс, который я уже упоминал. Впрочем, передавали сообщения, фото, видеоматериалы и радиорепортажи не только о строительстве дамбы. А там были интересные моменты. Например, для ориентации, так сказать, курса насыпки дамбы российские топографы на Тузле в определенных точках поставили подпольно рэперы – такие фишки, покрашенные специальной краской, чтобы лазерными дальномерами выверять этот курс. Пограничники нашли тогда их несколько штук.

Ежедневно мы передавали по несколько материалов. В частности, о том, на сколько метров за сутки продвинулась дамба в сторону Украины. Давали также сообщения об учениях пограничников на острове, которые готовились встретить незваных гостей. Встречались с местными экологами, руководителями Керченского порта, даже жителями Тузлы.

Давали мы также сообщения о встречах наших пограничников с российскими пограничниками с целью прояснить и урегулировать неоднозначную ситуацию, которая могла перерасти в конфликт с нежелательными последствиями. Всей этой работе нам активно способствовал заместитель председателя Государственной пограничной службы Украины генерал Николай Коваль.

Материалы нашей группы широко публиковались в отечественных средствах массовой информации, потом эту тему активно подхватили зарубежная пресса, телевидение, радио, Интернет. Резонанс пошел такой, что тогдашний президент Л.Кучма даже прервал свой визит в несколько стран Латинской Америки и срочно вернулся на родину, чтобы заняться этой проблемой.

Помнится, он провел телефонные переговоры с Владимиром Путиным, а затем и сам прибыл на Тузлу. На тот момент россияне прекратили строить дамбу. Ее конечная точка остановилась на расстоянии 101 метра от острова. Где-то посередине наши моряки перпендикулярно к дамбе поставили большой понтон-баржу, которая и обозначила украинско-российскую границу.

По итогам поездки на Тузлу Л.Кучма провел в Керчи пресс-конференцию для отечественных и зарубежных журналистов. Л.Кучма тогда отметил, что конфликт вокруг острова является проявлением неуважения российской стороны к Украине. Нельзя было, сказал тогда президент, начинать строительство этой дамбы тайно, без консультаций, согласований. Ведь речь идет о соседних, братских государствах.

Л.Кучма предлагал организовать регулярную паромную переправу между приграничными регионами. И в то же время скептически высказался относительно строительства моста в этом регионе между Крымом и Россией. Он заявил, что там такое болотистое дно, что ни одной сваи не забьешь. Но, как видим, сегодня этот мост строится. И такое впечатление, что события 15-летней давности были своеобразной генеральной репетицией для современных событий. Кстати, после уроков Тузлы Леонид Кучма позже заявил следующее: «Рассчитывать мы можем только на себя. Только сильное и дееспособное государство способно защитить территориальную целостность и суверенитет страны».

- Но, возвращаясь к знанию новейших информационно-телекоммуникационных технологий...

- Я был, можно и так сказать, фанатом указанных новаций. У меня хранится значительная коллекция оцифрованных фото-, видео- и аудиоматериалов. Например, день 22 июня 1941 года у меня представлен передачей радио Берлина, которое утром зачитало текст обращения А.Гитлера о начале войны с СССР. Есть и радиообращение Молотова к советскому народу. И выступление Черчилля по радио Лондона, в котором он заявил о поддержке Советского Союза в борьбе с А.Гитлером, которого назвал монстром. И призвал весь мир уничтожить агрессора. На основе этих материалов я готовил на протяжении нескольких лет ежемесячный иллюстрированный аудио-видеокалендарь, которым интересовались многочисленные пользователи сети Интернет.

- Вы работали в руководстве Укринформа при четырех президентах, кто из них относился более уважительно к государственному агентству и понимал его значимость?

- Давайте проясним этот вопрос. Когда Президентом избрали Леонида Кравчука, он, скажем так, пользовался услугами нашего агентства в качестве официального рупора. Что касается наших фотокорреспондентов, то они освещали мероприятия с его участием, но собственным, личным фотографом он взял известного фотомастера Василия Пилипюка. Недавно Василий умер, к сожалению. А когда Леонид Кучма главой государства стал, то сначала пользовался нашим фотосервисом 100-процентно. А дальше забрал у нас на штатную работу в свою Администрацию А.Бовта, В.Соловьева. С правительством плодотворно в течение многих лет сотрудничал наш ведущий фоторепортер В.Репик.

- Эксклюзивы попадались вам?

- Попадались. А потом все это нарушилось во времена Виктора Ющенко. Он тоже своих ребят-фоторепортеров понабирал, которые ему помогали идти к президентству в период Оранжевой революции, предвыборной кампании.

- Вот видите, он не поставил на Укринформ – и проиграл.

- Может, и так. А уже при Януковиче я мало сотрудничал с ним и его командой, потому что я в 2010 году ушел на пенсию с руководящей должности, хотя еще несколько лет сотрудничал с Укринформом. Сказал бы и так: В.Янукович использовал стандартную схему сотрудничества с агентством. Похожую на ту, которой пользовался Л.Кучма. Они, наверное, были одной группы крови, несколько схожи методами работы.

- Что вам удалось, а что не удалось на вашей должности, чем вы гордитесь и что осталось не реализованным?

- Всегда хотелось, чтобы большинство людей в агентстве состояло из современных журналистов мультимедийного образца, которые, опережая остальные информационные агентства и службы, могли первыми подавать информацию в современных стандартах, чтобы она получала достойное распространение на отечественном и на мировых информационных рынках. Надеюсь, что этого удастся достичь в новом столетии деятельности нашего агентства.

Елена Мигачева, Киев

Фото: Даниил Шамкин, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-