Артем Сытник, директор Национального антикоррупционного бюро Украины
Подразделение «К» СБУ видит все наши заявки на прослушивание и использует это, чтобы навредить нам в работе
17.04.2018 21:12 391

После создания НАБУ страна стала свидетелем беспрецедентных задержаний топ-чиновников. Сейчас некоторые из них сбежали за границу, а дела в отношении остальных – застряли в судах. В интервью Укринформу директор Бюро Артем Сытник рассказал, почему судьи не готовы рассматривать дела высокопоставленных чиновников, почему НАБУ остерегается ставить на прослушивание фигурантов своих дел, на какой стадии находится производство в отношении генерального прокурора и первого заместителя главы СБУ.

- Артем Сергеевич, с момента создания НАБУ прошло три года. Что считаете самым большим успехом бюро в борьбе с коррупцией?

- Наибольшее достижение не только НАБУ, но и всей антикоррупционной реформы заключается в том, что в стране больше нет «неприкасаемых». Раньше среди них было немало высокопоставленных чиновников. Максимум, что можно было представить, – это возбуждение уголовных производств в отношении экс-чиновников после смены власти. НАБУ – это первый орган, который начал разоблачать преступления, совершенные действующими чиновниками. Их задержания показали: когда ты причастен к коррупционным схемам, если для этого есть достаточно доказательств, ты будешь задержан, тебе сообщат о подозрении и ты будешь отвечать перед судом.

Но этот успех тактический, а не стратегический. Он может стать и провалом, если дела, переданные в суд, не найдут там своего логического завершения.

Судебная ветвь власти, к сожалению, просто не готова рассматривать подобные дела

- В отчете НАБУ за 2017 год говорится, что детективы расследуют 498 уголовных дел, а в суд направлено более 100 обвинительных актов. В то же время есть только два реальных приговора. Остальные решения судов по делам НАБУ – преимущественно соглашения о признании вины со второстепенными участниками коррупционных схем. На ваш взгляд, какова основная причина отсутствия приговоров топ-фигурантам?

- Судебная ветвь власти, к сожалению, просто не готова рассматривать эти дела. Судьи, которые принимают решения в наших процессах, постоянно находятся под огромным давлением. Когда они приходили работать в Соломенский суд столицы, то в страшном сне не видели, что им придется работать с делами НАБУ. А сейчас, во время некоторых судебных процессов, когда ставится вопрос об аресте чиновника, приходит под двадцать народных депутатов, три министра и начинают давить на суд. Судья этого ни профессионально, ни морально выдержать не может.

Также есть объективные факторы, препятствующие быстрому рассмотрению дел, расследуемых НАБУ. По каждому делу нужно создать коллегию в составе трех судей и не всегда эта коллегия может работать каждый день.

Нынешние темпы рассмотрения дел в суде не устраивают ни НАБУ с САП, ни общество

На эту тему я общался с детективами и прокурорами. Парадоксально, но у нас более-менее нормально двигается дело в отношении председателя Государственной фискальной службы Насирова (речь идет об эпизоде с участием экс-главы ГФС в так называемом «газовом деле», ключевым фигурантом которого является народный депутат Александр Онищенко. – Ред.). Это дело в суде с октября прошлого года. Судебное заседание назначается в среднем раз в месяц и до сих пор продолжается стадия зачитывания обвинительного акта. Но даже такие медленные темпы выглядят прогрессом на фоне других дел, которые месяцами не назначаются к рассмотрению.

Это все означает, что нужен специализированный Антикоррупционный суд, в котором коллегия судей будет иметь по четыре-шесть дел и они будут слушаться не раз в месяц, а каждый день. Тогда мы получим гораздо более быстрый результат. А нынешние темпы рассмотрения дел не устраивают ни НАБУ с САП, ни общество.

- Законопроект "О Высшем антикоррупционном суде" после принятия в первом чтении и находится на доработке в профильном парламентском комитете, где постоянно нет кворума. Депутаты никак не могут собраться, чтобы согласовать две тысячи правок и подготовить законопроект ко второму чтению...

- К сожалению, когда в парламенте нужно что-то проголосовать, чтобы уничтожить НАБУ, то всегда есть кворум и в комитете, и в зале. А когда нужно проголосовать законопроект для продолжения антикоррупционной реформы, то кворума нет.

Но нужно признать, что этот парламент действительно много сделал для внедрения антикоррупционных реформ. Но когда политическая элита почувствовала на себе их результаты, то реформы начали тормозить. Раньше никто не верил, что в Украине реально задержать главу Государственной фискальной службы, сообщить о подозрении председателю Центральной избирательной комиссии и привлечь к ответственности топ-менеджеров крупных государственных предприятий.

Сейчас трудно делать какие-то прогнозы по поводу принятия закона об Антикоррупционном суд, но если общество и международные партнеры не ослабят внимание к этому процессу, то, думаю, этот законопроект реально принять уже в конце весны – начале лета.

- Давайте вернемся к результатам работы бюро. В отчете за прошлый год говорится, что у вас 212 детективов расследуют 489 уголовных дел. То есть на одного детектива приходится где-то по 2-3 производства. Не считаете ли, что нагрузка совсем невелика, если учитывать высокие заработные платы в бюро сравнению с другими правоохранительными органами?

- Каждое дело имеет свои особенности, поэтому ориентироваться исключительно на количество нельзя. Простые дела расследуются за месяц, а есть производства, которые способна «вытянуть» только группа детективов. К таким относится и дело в отношении Николая Мартыненко (речь идет о деле по фактам завладения средствами ГП «Восточный горно-обогатительный комбинат» и ГП «НАЭК «Энергоатом». – Ред.). В ходе расследования мы направили 53 международно-правовых поручения, и я даже не помню точное количество командировок детективов за границу. Кажется, только в Швейцарию они ездили два или три раза, а еще были командировки в Чехию...

Если взять «газовое дело», то только сейчас мы собираемся передавать в суд обвинительный акт в отношении самого Онищенко. Уже есть разрешение на его заочное осуждение и подписано Генеральным прокурором окончательное подозрение.

По последним эпизодам в отношении самого Онищенко и шести других фигурантам этого дела, которые находятся в розыске, нужно сформировать тысячу томов. Это колоссальная работа! Для расследования «газового дела» понадобились усилия целого отдела из семи человек.

- Когда НАБУ объявит четвертую волну конкурса на должности детективов?

- В ближайшее время. И, пользуясь случаем, призываю всех желающих подавать документы. В подразделении детективов есть около 30 вакансий. Мы фактически готовы объявить этот конкурс и надеемся, что по его результатам наберем людей, которые хотят изменить Украину и имеют соответствующие деловые и профессиональные качества.

- Во время предыдущих конкурсов сколько человек у вас претендовали на одну должность?

- Когда мы объявляли набор на первые 100 вакансий, то документы подали 4 тысячи человек. Получается, на одно место претендовало около 40 кандидатов.

- Может НАБУ на третьем году работы похвастаться широкой сетью внештатных агентов или доверенных лиц? Таких, как бизнесмен Евгений Шевченко, который сыграл свою роль в задержании Альперина...

- По поводу Евгения Шевченко. Он не агент и не доверенное лицо. Если говорить юридическим языком, то он – человек, давший согласие на конфиденциальное сотрудничество. Это достаточно распространенная форма сотрудничества не только в НАБУ, но и вообще во всех спецслужбах. И я уверен, что ни один руководитель никогда не будет хвастаться широкой сетью таких людей.

- Но у вас их достаточно?

- Правоохранительный орган не может полноценно работать без информирования от негласных внештатных работников. Это наш разрешенный законом арсенал. И для создания этой сети нужно много усилий и времени.

- Как можно стать внештатным агентом НАБУ? Что для этого нужно?

- Человек, который действительно имеет талант к этому, найдет способ установить контакт с НАБУ. В свою очередь, мы создаем все возможности. Больше по этому поводу сказать ничего не могу.

- В декабре прошлого года СБУ разоблачила часть агентурной сети НАБУ. Оправилось ли Бюро после этого инцидента? Продолжает ли НАБУ операции под прикрытием с участием своих агентов?

- Это был неприятный удар со стороны подразделения «К» СБУ. Я был бы неискренним, если бы сказал, что это прошло бесследно для НАБУ. Но, если откровенно, мы постоянно ждем удара и стараемся себя закалять. Последние два года на НАБУ шла целая волна атак. И мы понимаем, что в ближайшем будущем это – наша реальность. Поэтому стараемся стойко держать удар и идти дальше, потому что другого выхода ни у нас, ни у Украины нет.

Расследование в отношении коррупции в Государственной миграционной службе продолжается. Но того максимума, которого мы хотели достичь в ходе той спецоперации, к сожалению, уже не получится. В то же время, мы дальше движемся по этому делу следственным путем. Также неплохо и то, что одна из фигурантов этого производства (первый заместитель председателя ГМС Дина Пимахова. – Ред.) уволена с должности.

- Есть ли у вас опасения, что новые наработки ваших агентов так же могут быть нивелированы СБУ или МВД, через которых Бюро осуществляет прослушивание фигурантов дел?

Депутаты боятся принимать закон, который дает Бюро право на автономное прослушивания

- Конечно, риски есть. Их можно было бы избежать в случае принятия парламентом законопроекта, который дает Бюро право на автономное прослушивание. Этот законопроект одобрен Комитетом по вопросам предотвращения и противодействия коррупции и уже полтора года лежит в парламенте. Депутаты, видимо, боятся его принимать. Если в части Антикоррупционного суда еще можно быть осторожным оптимистом, то в части прослушивания – это нереально. Поэтому мы вынуждены работать с учетом возможного слива информации о наших негласных следственных действиях.

Скажу откровенно, мы очень осторожно подходим к использованию возможностей СБУ для ведения прослушивания. Мы видим: на прослушку не поставишь – шанс у операции есть, а поставишь – шанса нет. Подразделение «К» СБУ видит все наши заявки на прослушивание. И они используют эту осведомленность, чтобы помешать нам в работе.

Сейчас очень много говорится о реформировании Службы безопасности, о ликвидации неестественных управлений, которые занимаются расследованием экономических преступлений (Главное управление контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности и Главное управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. – Ред.) Считаю, спецслужбу нужно привести в соответствие с международными стандартами. Несмотря на эти мои слова, я хочу заверить, что с уважением отношусь к председателю Службы безопасности и тем ребятам, которые занимаются непосредственно тем, чем должна заниматься спецслужба.

- В марте прошлого года САП внесла в ЕРДР данные по факту возможного незаконного обогащения первого заместителя председателя СБУ Павла Демчины. Как продвигается следствие в этом деле? Детективы обнаружили в действиях Демчины признаки незаконного обогащения?

В деле Демчины мы движемся к окончательному решению

- Это производство расследуется. В нем проведен большой объем работы. Мы движемся к окончательному решению.

- То есть имеются основания для сообщения о подозрении?

- Я в своей деятельности не могу делать прогнозы. У меня есть свое мнение по поводу этих материалов, но я не имею полномочий согласовывать подозрение. Я могу лишь сказать, что детективы это дело расследуют. Основная часть работы, которая планировалась по этому производству, уже сделана, и мы движемся к окончательному решению.

- ГПУ в конце прошлого года возбудила уголовные дела против трех агентов НАБУ, среди которых Екатерина Сикорская и Сергей Боярский. Чем закончилось расследование в отношении них?

- Им вручено уведомление о подозрении, но меры пресечения не избраны. Они продолжают работать в нашей команде, конечно, с учетом того, что уже раскрыты. Это очень талантливые люди. Чем закончится это дело – зависит не от нас. По моему мнению, действия наших сотрудников полностью соответствовали закону. Поэтому, я уверен, – каждый из них готов к судебному разбирательству. Пойдет ли Генпрокуратура на риск и направит дела в суд? Не знаю. Я бы на их месте этого не делал. Но решать им. В принципе, наши работники готовы к любому развитию событий.

- В 2016 году НАБУ заключило с ФБР США Меморандум о сотрудничестве. Продолжают ли американские специалисты – агенты и аналитики инструктировать детективов после возмущения генпрокурора по этому поводу в декабре прошлого года?

Эмоциональные выступления отдельных чиновников не могут быть причиной для прекращения сотрудничества НАБУ и ФБР

- Конечно. Эмоциональные выступления отдельных чиновников не могут быть причиной для прекращения законного сотрудничества. В 2016 году мы подписали с ФБР Меморандум о взаимопонимании на год. А уже в 2017-м – на два года. Эта сотрудничество многим не понравилось из-за его результативности. После определенных спецопераций начались иски «янтарных» депутатов в суд.

- Кстати, как продвигается в суде иск народного депутата Розенблата, в котором он просит Окружной админсуд столицы признать недействительным Меморандум НАБУ с ФБР США?

Цель судебных исков Розенблата – поднять медийную волну и отвлечь нас от работы

- Я не знаю. Этот иск популистский. В нем больше эмоций, чем юридического обоснования.

- Но Розенблат подал на вас уже несколько исков. Вам же надо на них как-то реагировать...

- Я направил свою позицию в суд. Думаю, что цель этих исков – поднять медийную волну и отвлечь нас от работы. Эти намерения не будут реализованы, и мы будем реагировать исключительно в рамках закона.

Мы часто видим, что люди, уличенные в неправомерных действиях, ходят на эфиры, как эксперты в антикоррупционной деятельности

- Недавно суд признал Розенблата потерпевшим по делу Генпрокуратуры о провокации ему взятки. Будет ли это иметь последствия для «янтарного» дела?

- Я думаю, что нет. Это расследование было достаточно убедительным для всех. К сожалению, мы часто видим, что люди, достаточно очевидно уличенные в неправомерных действиях, продолжают ходить на эфиры, что-то рассказывать как эксперты в антикоррупционной деятельности. Это смешно, но это реалии Украины.

- В начале марта руководитель САП Холодницкий сообщил, что недоволен работой подразделения внутреннего контроля НАБУ. В частности, он имеет претензии к результатам проверки в отношении внештатного агента Евгения Шевченко, который в интервью раскрыл подробности агентурной работы Бюро. А в последнем интервью Холодницкий отметил, что подчиненные его ругают, поскольку все данные о возможных нарушениях детективов НАБУ направлялись в отдел внутреннего контроля Бюро для проведения служебных расследований. В результате, утверждает руководитель САП, не было выявлено никаких нарушений, а все, кто уволился из НАБУ, ушли "по собственному желанию". Прокомментируйте.

- Было письмо САП по поводу Евгения Шевченко, но еще до этого письма мы прочитали его интервью и поняли, что нужно дать оценку. Было проведено расследование. Никакой информации разглашено не было. То, что он рассказал, до этого уже было распространено в информационном пространстве.

Недавно было возбуждено два уголовных дела за попытку дать взятку нашим работникам – на 800 и 500 тыс. долларов

Зато есть определенные причины такого эмоционального заявления со стороны руководителя САП. Шевченко в ходе сотрудничества с нами задокументировал определенные факты. Я думаю, чуть позже об этом станет известно.

Еще хочу сказать, что подразделение внутреннего контроля НАБУ работает как превентивный орган. Каждую пятницу его руководитель докладывает мне о результатах мониторинга жизни наших работников. Мы знаем все их покупки и открытия банковских счетов. Если у наших работников, не дай Бог, резко изменится образ жизни и для этого не будет причин, то реакция будет соответствующая. Но проверка наших сотрудников показывает, что они готовы к давлению, связанному с предложением неправомерной выгоды. Недавно были возбуждены два уголовных дела по факту попытки дать взятку сотрудникам. Это 800 тысяч долларов за снятие ареста со счетов в деле Альперина (в уголовном производстве по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами таможенных и судебных органов. – Ред.), и 500 тысяч долларов США в схеме, связанной с делом Труханова (речь идет о предложении взятки детективу НАБУ в обмен на снятие ареста со счетов ООО, задействованного в коррупционной схеме по завладению средств бюджета города Одесса – Ред.).

Когда наши сотрудники совершают правонарушения, несовместимые с государственной службой, то на это реагирует дисциплинарная комиссия. Была ситуация, когда наш сотрудник попал в ДТП и мы его уволили за нарушение присяги. В общем, за нарушение присяги были уволены два детектива.

Мы не можем себе позволить реагировать на факты коррупции в государстве, но при этом закрывать глаза на коррупцию со стороны детективов или прокуроров САП.

- После вашего нашумевшего интервью, в котором вы рассказали о сотрудничестве НАБУ с ГПУ в расследовании уголовного дела в отношении Холодницкого, 4 апреля вы вместе отчитывались в парламенте и, как всегда, демонстрировали единство НАБУ и САП. Был ли у вас разговор о сложившейся ситуации?

- Все очень рассчитывали, что мы будем переходить на личные оскорбления. Я считаю, способность отвечать за свои поступки и действия без перехода на эмоции – пожалуй, это то, за что нужно уважать человека. У нас сложилась такая ситуация, есть полученные материалы, которые направлены компетентным органам и дальнейшее решение за ними. А ходить, отворачивать друг от друга головы – это не правильно и не профессионально.

- Холодницкий уверен, что ему удастся отстоять свою позицию перед Квалификационно-дисциплинарной комиссией прокуроров. В таком случае как вы будете работать дальше вместе после этого скандала?

- Мне это трудно представить. Зафиксированные факты, на мой взгляд, не совместимы с работой прокурора. Но это мое мнение, я не уполномочен принимать решения. Я считаю: не может в цивилизованной стране прокурор говорить другому прокурору, что «ты знаешь, можно поступить по закону, а можно человека вывести из-под ответственности». Это недопустимо. Не только для Антикоррупционной прокуратуры, а вообще для прокуратуры в целом.

На сегодня прокуроры САП и детективы НАБУ работают в штатном режиме

- То есть, вы считаете, Холодницкого ждет увольнение?

- Я не хочу делать прогнозы. То, что входило в мою компетенцию, я сделал. Было бы страшнее, если бы это стало трендом Антикоррупционной прокуратуры. Но мы видим, что там нормальный коллектив, и мы с ними готовы работать. На сегодня прокуроры САП и детективы НАБУ работают в штатном режиме. Свежий пример – задержание заместителя прокурора Винницкой области. Честно говоря, мы понимали, что определенные спекуляции будут, но не больше. Самое главное, эти записи показали, что в САП есть люди, которые работают, и мы с огромным уважением к ним относимся.

- Холодницкий возмущался, что дело в отношении него расследуют следователи отдела по расследованию особо важных дел в сфере экономики ГПУ, который возглавляет Владимир Гуцуляк, поскольку есть конфликт интересов. В отношении Гуцуляка в НАБУ находится уголовное производство, возбужденное по его заявлению после выхода программы «Схемы» о якобы незаконном обогащении. Как продвигается расследование этого криминального дела? Это одно уголовное производство в отношении Гуцуляка? Руководитель САП говорил, что есть три дела...

- Сейчас появился модный тренд возбуждать друг против друга дела, а потом рассказывать, что все действуют в условиях конфликта интересов. На самом деле, это обычная манипуляция. Действительно, зарегистрировано производство в отношении Гуцуляка. Я сейчас не готов сказать, есть ли у нас другие уголовные дела в отношении него. Если будут основания, то примем соответствующее решение.

- Известно, что по обращению Рината Кузьмина Соломенский райсуд осенью прошлого года обязал НАБУ зарегистрировать в ЕРДР уголовное производство о возможном незаконном обогащении генпрокурора Юрия Луценко. Как сообщали СМИ, позже это дело было объединено в одно с делом о недостоверное декларирования генпрокурора. Проводились ли какие-то следственные действия в рамках этого уголовного производства?

- Расследование проводится в штатном режиме. Действительно, было зарегистрировано производство после соответствующего решения суда. К сожалению, очень часто это право обращения в суд используется как способ медийной активности в отношении конкретного лица. Поэтому я не хотел бы раскрывать, как именно расследуется это дело. Если будут нарушения, то, конечно, будет и реагирование.

- Мы знаем, что вы тоже не исключение, и Генпрокуратура в ноябре прошлого года после обращения депутата Масориной возбудила уголовное дело против вас. О вероятном разглашении данных следствия по делу прокурора Кулика в ходе общения офф-рекордс с журналистами. Приглашали ли вас на следственные действия? Брали ли образец голоса?

- Было одно следственное действие – допрос. Образцы голоса не брали. Мне не известно – как продвигается расследование этого дела и на какой оно стадии.

Да, у меня была закрытая встреча с журналистами, но я рассматриваю такие встречи как открытые. У меня не было такой встречи, где я сообщал бы информацию, которую был не готов повторить публично.

- Недавно Соломенский райсуд столицы отменил постановление руководителя САП о приостановлении расследования по делу в отношении председателя ЦИК Михаила Охендовского. Насколько известно, следствие в отношении Охендовского останавливалось для выполнения запросов о международно-правовой помощи. По вашему мнению, какие это будет иметь последствия для следствия?

- Я напомню, дело в отношении Охендовского было выделено из материалов так называемой “черной бухгалтерии” Партии регионов. Группа детективов считает, что они собрали достаточно доказательств для сообщения Охендовскому подозрения и для направления обвинительного акта в суд. Есть подозрение, подписанное руководителем САП, и решение о приостановлении следствия. Это было решение Антикоррупционной прокуратуры. Мы неоднократно заявляли, что дело готово для направления в суд. Доказательств там собрано достаточно, но без решения прокурора мы этого сделать не можем. Поэтому нынешний этап – это зона ответственности уже Антикоррупционной прокуратуры. Мне трудно здесь что-то прогнозировать.

- В СМИ появилась информация, что НАБУ начало проверку сообщений о финансировании избирательной кампании Юлии Тимошенко в 2010 году ливийским лидером Муаммаром Каддафи. Направлялись ли в правоохранительные органы Ливии запросы на получение информации от живых членов семьи Каддафи о возможном финансировании им Тимошенко?

- НАБУ начало аналитическую проверку возможного получения в 2010 году тогдашним премьером 4 миллионов евро от бывшего ливийского диктатора, а также последующего использования этих средств для финансирования президентской избирательной кампании. Сейчас еще рано о чем-то говорить. Проверка продолжается.

- Недавно Бюро передало в управление АРМА арестованные судом 184 млн грн по делу завода «Краян», а также имущество Одесского аэропорта. В то же время в делах НАБУ еще немало арестованных активов. Когда будете передавать остальные?

- Решение о передаче активов АРМА принимает следственный судья на основании ходатайства прокуроров САП. Могу сказать, что уже есть решение суда о передаче в управление АРМА около 450 млн грн. Эти деньги были арестованы в рамках совместного с Государственной фискальной службой производства в отношении предприятий одесского бизнесмена Вадима Альперина.

- Производство в отношении компании ICU...

- Без комментариев. Это расследования, которые на слуху, и любые высказывания могут быть использованы для политических спекуляций. Об этих расследованиях все знают. К ним большой интерес, и впоследствии мы будем обязаны ответить на много вопросов. Но сейчас идет следствие, и мы не будем делать заявлений.

Алла Шершень, Укринформ

Фото: Павел Багмут, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-