Виктор Муженко, генерал армии, начальник Генерального штаба ВСУ
В случае обострения ситуации боевые части готовы пополнить 100 тысяч резервистов
24.04.2018 17:35

Начальника Генерального штаба - Главнокомандующего Вооруженных Сил Украины довольно трудно застать на месте. Нашему корреспонденту удалось «достать» генерала армии Украины Виктора Муженко в самолете, когда тот возвращался в Киев после завершения выездного заседания Военного Комитета НАТО. Сам факт того, что это мероприятие в формате с Украиной на уровне постоянных представителей стран НАТО прошло на Яворивском полигоне под Львовом, свидетельствует о внимании, которое союзники по Североатлантическому Альянсу уделяют событиям в Украине, вокруг нее и, соответственно, процессам реформирования Вооруженных Сил нашей страны. Именно об этом, о реформах и преобразованиях, Виктор Муженко рассказал Укринформу.

- Виктор Николаевич, недавно ресурс GFP (2018 Military Strength Ranking – Global Firepower) обнародовал рейтинг мощности армий мира, в котором Украина поднялась на одну строчку – с 30 на 29 место. Можно ли считать это достижением и собираетесь ли вы двигаться дальше?

- Вы понимаете, что участие в рейтингах не является целью Вооруженных Сил, которые занимаются, в первую очередь, проблемами безопасности государства, вопросами войны и мира. Но рейтинг, о котором вы упомянули, достаточно показателен, поскольку охватывает множество показателей – от экономической и мобилизационной мощи государства, до характеристик вооружения и качества подготовки войск.

В этом контексте этот рейтинг отражает, среди прочего, усилия Вооруженных Сил по наращиванию собственных способностей, которые системно предпринимаются в течение последних нескольких лет.

Чем больше вооружения и военной техники, чем современнее эта техника – тем выше способности. Плюс к этому – укомплектованность персоналом, обученность личного состава Вооруженных Сил. Речь идет, прежде всего, о повышении качества подготовки, введении новых методик и новых программ. Этот процесс идет постоянно, по крайней мере, с 2014 года. Изменения в программу подготовки войск вносились каждый год, и даже чаще, с учетом боевого опыта, который мы получали в ходе Антитеррористической операции. Новые формы и способы применения сил и средств нарабатываются и сейчас. Мы достигли гибкости во внесении таких изменений, согласно приобретенного боевого опыта.

Коррективы, которые вносятся в программы подготовки, касаются всех категорий. Речь идет о личном составе, индивидуальной подготовке, как основе подготовки войск вообще. Еще один важный вопрос – слаживаниеподразделений тактического уровня от отделения и взвода до батальона и бригады.

- Но подготовка войск – такая себе «обыденная» категория, как восход солнца или зеленая трава. Есть ли примеры принципиальных изменений, которые свидетельствуют, что Вооруженные Силы Украины окончательно отошли от устаревших «постсоветских» шаблонов?

- Таких примеров более чем достаточно. Один из наиболее показательных – это формирование профессионального сержантского и старшинского корпуса. Это явление новое, такая система строится, исходя из лучшего опыта стран НАТО. Можем говорить, это другая философия военного строительства, в корне отличная от «постсоветской».

Вообще, создание профессионального сержантского корпуса является одной из главных задач и направлений развития Вооруженных Сил. Речь идет, прежде всего, о многоуровневой системе подготовки сержантов.

Сержант - основа сплоченности подразделения. Он – основной носитель традиций подразделения. Офицеры меняются, перемещаются на должностях, в то время как сержанты всегда остаются с личным составом.

В этом измерении сержанты – более стабильная категория, которая позволяет формировать боевой дух подразделения. Именно сержанты должны быть тем цементирующим ядром, которое поднимает показатели воинской дисциплины, поддерживает положительно-морально-психологическую атмосферу, заботится о обученности и персональной готовности каждого из подчиненных к выполнению задач. Главная их задача – это индивидуальная подготовка военнослужащих. Сержанты – первые помощники офицеров и лидеры среди солдат.

- Но сержант без офицера вряд ли способен выиграть битву...

До 25 процентов выпускников военных вузов получили боевой опыт в статусе солдат и сержантов

- Верно. Но этот тезис только подтверждает, что офицерский корпус тоже проходит этап качественных преобразований.

Программы меняются и в высших военных учебных заведениях. Это дает нам возможность более качественно готовить офицеров, в частности, увеличить сроки военной стажировки, больше внимания обращать на их практическую подготовку.

Постепенно мы приближаемся к оптимальной системе подготовки офицеров. Она должна стать универсальной и соответствовать нашим реалиям.

Например, в этом году уже не было необходимости осуществлять досрочный выпуск, поэтому курсанты смогли продолжить обучение. Соответственно, появился дополнительный ресурс учебного времени, который используется именно для приобретения более практических навыков будущих выпускников.

Еще один серьезный показатель – это наличие боевого опыта, и он является главным для любого офицера.

За шесть волн мобилизации было призвано более 200 тысяч человек

Хочу напомнить – в этом году у нас вообще выпускаются офицеры, которые поступали на обучение в 2014-м году. То есть, большинство из этих людей – из числа военнослужащих срочной службы или службы по контракту, которые принимали участие в боевых действиях в 2014-м году. Эти люди пришли в армию сознательно. Они выбирали свою профессию, точно зная, что их ожидает, каковы угрозы и какие могут возникнуть проблемы во время службы. До 25% выпускников текущего года имеют боевой опыт, который приобрели еще в статусе солдат и сержантов.

- Иногда говорят, что в 2014 году Украину спасло чудо, ведь армия была практически уничтожена к тому времени... Согласны ли вы с таким утверждением?

В этом году мы планируем серьезно усилить нашу противотанковую оборону, способность противодействия танковым ударам

- Украина устояла благодаря Вооруженным Силам, которые приняли и выдержали первый коварный удар, а также благодаря сознательному организованному сопротивлению российской агрессии от всего украинского общества. Это была действительно всенародная борьба. Мы вынесли из тех событий необходимые уроки.

Сейчас боевая способность Вооруженных Сил находится на принципиально другом уровне. С каждым годом армия все больше насыщается техникой и вооружением, в том числе – современными образцами. В этом, 2018 году, мы планируем серьезно усилить нашу противотанковую оборону, способность противодействия танковым ударам. Речь идет о современных комплексах, прежде всего, отечественного производства, которые поступят на вооружение боевых подразделений Вооруженных Сил.

Еще одно направление – оптимизация и совершенствование организационно-штатной структуры. Осуществляется значительное количество организационных мероприятий, которые проводятся в Вооруженных Силах Украины – на год приходится около 3-4 тысяч таких мероприятий. Это большая работа, которая проводится штабами. Если смотреть извне, может показаться, что эта работа «невидимая», но она дает свои результаты. Главным является увеличение эффективности частей и подразделений при условии оптимизации численности личного состава.

Серьезный показатель оборонной устойчивости государства – это наличие подготовленного резерва. У нас отработана система мобилизации, которая уже показала свою жизнеспособность. За период шести волн мобилизации было призвано больше 200 тысяч человек, которые потом уволились, или заключили контракт. Значительная часть из них уже завершили службу, и сейчас составляют основу подготовленного резерва.

В Украине создана уникальная система подготовки резерва. Мы каждый год проводим сборные мероприятия, которые предусматривают как индивидуальную подготовку резервистов в учебных центрах, так и проведение боевого слаживания уже в составе «своих» батальонов и бригад, в которых резервисты когда-то проходили службу и куда будут призваны при необходимости.

Это тоже улучшает боеспособность Вооруженных Сил. В случае обострения ситуации у нас есть возможность привлечь необходимое количество подготовленных людей. Речь идет о более чем 100 тысяч таких людей, которые готовы быстро пополнить боевые части.

Но это еще не вся работа. Важная составляющая устойчивости Украины, если речь идет об отпоре масштабной агрессии, – это вопросы организации территориальной обороны, создания эффективной системы сопротивления. Эти процессы идут. Это является показателем устойчивости государства и одновременно – сдерживающим фактором для российского агрессора.

- Вы только что принимали участие в заседании Военного Комитета НАТО. Какую роль партнеры Украины по НАТО играют в тех процессах, о которых мы говорим?

Есть стойкое впечатление, что в НАТО в полной мере осознают роль ВСУ в сдерживании российской агрессии

- Я уже отмечал, что во время заседания Военного Комитета НАТО на уровне постоянных представителей, которое состоялось в Украине, – а это само по себе очень показательный факт, – мы почувствовали полную поддержку наших усилий по реформированию Вооруженных Сил. Есть стойкое и основательное впечатление, что союзники в полной мере осознают роль, которую Украина и ее Вооруженные Силы играют в системе европейской безопасности, в частности, в сдерживании агрессивности кремлевского режима.

Мы обсудили широкий круг вопросов – от обмена взглядами на развитие ситуации в сфере безопасности до практических аспектов двустороннего и многостороннего военного сотрудничества.

В частности, говорили о совершенствовании системы подготовки войск. Партнеры по НАТО оказывают существенную помощь в этом, ведь не только присылают в Украину подготовленных инструкторов, но и помогают нам в подготовке квалифицированных инструкторов из числа украинских военнослужащих, которые будут служить в учебных центрах Вооруженных Сил.

Этот процесс еще не завершен, но он имеет свою положительную динамику. Количество инструкторов увеличивается, причем акцент делается именно на людей, которые имеют боевой опыт. Для тех из них, у кого нет боевого опыта, предусмотрена стажировка в боевых частях, которые привлечены к выполнению боевых задач, на период от 3 до 6 месяцев.

Еще одно направление, которое мы обсудили с партнерами по НАТО – это формирование украинских Сил специальных операций. Они не по дням, а буквально по часам набирают мощность, увеличивается количество соответствующих подразделений и подготовленного личного состава, как и качество, оснащение, которое они получают.

Очень важный вопрос – это совершенствование системы управления, которая является основой боеспособности и боеготовности любых вооруженных сил. Это вопрос касается как реформирования самих органов управления, так и профессиональной подготовки офицерского состава, который работает на пунктах управления.

Сегодня актуален вопрос автоматизации такой системы управления, она постепенно вводится в войска. У нас уже работают различные системы такого автоматизированного управления, но, к сожалению, еще нет целостного и единого комплекса. Создание прообраза единой автоматизированной системы мы планируем завершить примерно до конца текущего года. Но для комплексного внедрения системы автоматизированного управления войсками могут понадобиться годы.

Кстати, об этом шла речь и во время заседания Военного Комитета, и во время общения с Председателем Военного Комитета НАТО.

Буквально вчера (18 апреля – авт.) вел разговор с партнерами также и о реформировании системы управления, как на тактическом уровне – бригада, оперативное командование или Объединенный оперативный штаб, – так и на стратегическом уровне – это уже уровень Генерального штаба и видов Вооруженных Сил.

Как видите, картина довольно широкая и разнообразная. Все эти направления, о которых мы говорим сейчас, в комплексе и дают положительный результат.

- Продолжают ли Вооруженные Силы переход на натовскую «J»-структуру штабов*** в системе управления?

- Такая работа продолжается. Этот процесс организационных мероприятий – переформатирования и перехода на J-структуру, касается командования видов Вооруженных Сил и Генерального штаба. Батальоны, которые проходят подготовку по штабным процедурам НАТО с нашими партнерами на Яворивском полигоне, они все приведены к так называемой S-структуре – это структура штабов тактического уровня.

- Среди российских и части украинских экспертов бурлит такая мысль, что маленькая «советская» армия никогда не победит «большую» советскую армию. Таким образом они пророчат Украине поражение в вероятном столкновении с Россией. Они ошибаются?

Наши Вооруженные Силы уже не «советская» армия, у нас сформировалась украинская идентичность

- Само понятие «советской армии» – это то наследие, которое нам досталось еще с 90-х годов. За этот период Вооруженные Силы проходили через серьезные трансформации, не говоря уже о процессах чисто механического сокращения. Поэтому наши Вооруженные Силы уже давно не «советская» армия. У нас сформировалась, так сказать, своя, украинская идентичность.

Главное, что изменились подходы к процессу самого строительства. Мы много взяли, во-первых, из собственного опыта, особенно из 2014 года, а также – из опыта наших западных партнеров, с учетом их уровня подготовки и стандартов.

Мы берем от НАТО лучшее. Но и они тоже перенимают многое от нас

Хотя их стандарты тоже нами совершенствуются, с учетом уже нашего опыта. Кстати, они свои стандарты тоже уточняют, уже с учетом нашего опыта.

- То есть, это такое себе взаимное движение навстречу?

- Можно сказать и так. Вопрос, прежде всего, в достижении взаимосовместимости, в том, что обмен опытом является взаимным. Мы берем от НАТО лучшее. Но и они тоже перенимают многое от нас.

У нас есть то, чего у НАТО нет, – опыт, за который украинскими военными заплачено кровью

У нас есть то, чего у них, к счастью, нет. Это опыт, за который украинскими военными не только потом, но еще и кровью заплачено.

- Несколько дней назад вы проводили сборы с командирами бригад. Кто эти люди? По вашей оценке, достигли ли они уровня, который позволял бы считать их новым лицом Украинской армии?

- Это была встреча не только с командирами бригад. Речь шла о подведении итогов, поэтому, в том числе, там была такая категория, как командиры бригад. Такой формат общения позволяет получать от них информацию, как еще говорят, «из первых уст».

Я уже как-то упоминал, что у нас за период с 2014-го года командиры поменялись по 2-3 и более раз в каждой бригаде. Все они получили перспективу назначения на должности более высокого уровня. Те бывшие командиры бригад – они сейчас уже командуют оперативными командованиями, являются заместителями командующих видов. Особенно это касается Сухопутных войск, Десантно-штурмовых войск, меньше – в Воздушных Силах. Это, прежде всего, связано с характером и спецификой их боевого применения.

Современные командиры бригад и их боевой опыт – это основа успеха реформирования и развития Вооруженных Сил Украины.

- Воздушные силы, если не ошибаюсь, применялись только в начале конфликта. Там ситуация другая?

- Скажем так, темп применения там несколько иной. Но, к слову, одно из самых важных направлений реформирования Вооруженных Сил – это повышение возможностей Воздушных сил и основательное усиление противовоздушной обороны. Они должны ответить на угрозу, которая для нас реальна, и ей необходимо противопоставить адекватное реагирование.

Для достижения этой цели мы должны усилить техническую составляющую. Имеется в виду восстановление вооружения и военной техники, их модернизация. Это касается системы управления, то есть, предполагает наличие современных средств управления, в частности, средств связи и передачи информации. К сожалению, в начале конфликта это были, в основном, аналоговые средства, которые были уязвимы к враждебным воздействиям. Сейчас идет процесс оснащения войск уже цифровыми средствами связи, которые, по определению, более устойчивы с точки зрения сохранения информации и воздействия средств РЭБ.

Кстати, именно перевооружение войск современными защищенными средствами связи являются основой для наших усилий по созданию единой автоматизированной системы управления войсками. Такие средства, которые поступают в войска, уже сейчас совместимы с подобной техникой, которая находится на вооружении в армиях НАТО.

- После известных событий вокруг задержания украинскими пограничниками рыболовного судна «Норд» Россия начала бряцать оружием в Черном море. Какое место в реформах Вооруженных Сил занимает развитие Украинского военного флота?

- Безусловно, этот процесс – среди главных приоритетов. Украина, несомненно, была и остается морским государством. Соответственно, ее Военно-Морские Силы должны быть способны адекватно реагировать на угрозы, которые возникают, в том числе и те, о которых вы говорите.

При этом мы должны быть реалистами. Пока мы лишь стремимся к тому, чтобы вывести мощности ВМС на нужный уровень. Стоит понимать, что это предполагает системные и плановые расходы из государственного бюджета, тщательное стратегическое планирование. Сейчас речь идет о создании Стратегии и Концепций ВМС на среднюю и более длительную перспективы, внедрение новой системы управления и структуры ВМС по стандартам НАТО.

Исходя из существующих угроз, мы уделяем первоочередное внимание развитию способностей артиллерийских подразделений ВМС. В составе Военно-Морских Сил создано отдельное Командование морской пехоты. Бригады и батальоны морских пехотинцев достойно зарекомендовали себя на фронте, в районах проведения АТО.

- По решению Президента Украины, в мае на Востоке Украины началась операция Объединенных Сил. В чем ее главное отличие от АТО и какие новые результаты она может принести?

Операция объединенных сил даст возможность сосредоточить все ресурсы под единым управлением

- Мы говорим об изменении формата операции. То есть, раньше это была антитеррористическая операция, которая, де-юре, проходила под руководством АТЦ – Антитеррористического центра СБУ. Сейчас операция вышла за антитеррористические рамки.

Сейчас проходит операция Объединенных Сил, что означает, в первую очередь, централизацию управления. Главным органом военного управления является Объединенный оперативный штаб, который возглавляет командующий Объединенных сил и через него реализовывает все свои решения. Командующему подчиняются все силовые структуры.

Соответственно, это даст возможность сосредоточить все ресурсы – экономические, военные, материальные и другие – под единым управлением. Это позволит более эффективно восстанавливать районы, которые мы контролируем, и, соответственно, реагировать на те угрозы, которые могут возникать на линии соприкосновения.

С началом операции Объединенных сил устанавливается четкое правовое поле для применения ВСУ

Централизация управления под руководством Вооруженных Сил даст возможность более эффективно решать целый ряд важных вопросов. В частности, это касается упорядочения ротаций личного состава, позволит уточнить некоторые сроки и по выполнению задач, и по восстановлению боеспособности. Соответственно – предусмотреть возможность восстановления сил личного состава, его психологической реабилитации и отдыха, прежде всего.

Важно, и это тоже один из главных вопросов, что с началом операции Объединенных сил устанавливается четкое правовое поле для применения Вооруженных Сил Украины, что значительно расширит их возможности. Это касается и усиления правовой защиты военнослужащих. Чтобы никто не обвинял нас в том, что мы действуем, мол, вне рамок закона, и не угрожал ответственностью за действия по защите Родины.

- Сейчас общественность немного возбуждена сообщениями о том, что Главный военный прокурор подал судебный иск против Генерального штаба, которым оспаривает решение, по его формулировке, о запрете для доступа военных прокуроров на военные объекты. Не могли бы вы прокомментировать эту ситуацию?

- Речь не идет о запрете военным прокурорам посещать воинские части. Речь идет о том, что все эти допуски на территорию военных частей должны осуществляться в рамках действующего законодательства. Конституция и Законы Украины четко определяют порядок и правила работы военной прокуратуры, в том числе, и в воинских частях. Исходя из этого, и было доведено до командиров, опираясь на нормы действующих законодательных актов и Конституции, каким образом осуществляется допуск на территории воинских частей и каким образом должны проводиться соответствующие действия военной прокуратуры в отношении военнослужащих или по другим проблемам.

Информация, которая была доведена до войск, обоснована в строгом соответствии с действующим законодательством.

Все это, по нашему убеждению, должно происходить в рамках функционала военной прокуратуры. И такой допуск военных прокуроров на военные объекты осуществляется в рамках закона, его никто не запретил. Мы лишь настаиваем на соблюдении закона всеми, – и Вооруженными Силами, и прокуратурой, и всеми другими структурами, которые существуют в правовом государстве.

Дмитрий Шкурко, Львов-Киев

*** В рамках реализации Государственной программы развития Вооруженных Сил Украины на период до 2020 года продолжается работа по приближению органов военного управления к типичной структуре штабов НАТО. Такая система, главным предназначением которой является достижение функциональной совместимости военных штабов, имеет вид так называемой J-структуры, когда каждому штабному элементу присваивается собственное наименование.

В частности, в Генеральном штабе Вооруженных Сил реформировано Главное управление персонала (J1), Главное оперативное управление (J3), Главное управление оборонного и мобилизационного планирования (J5). Сформировано: Главное управление логистики (J4) и Главное управление подготовки (J7). Начато формирование Главного управления разведывательного обеспечения (J2). Главное управление связи и информационных систем Генерального штаба Вооруженных Сил Украины имеет наименование J6, Центральное военно-медицинское управление Вооруженных Сил – J8, Управление гражданско-военного сотрудничества – J9.

В штабах тактического уровня (батальон, полк, бригада) также существует подобное деление, обозначенное буквой «S» (S-структура).

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-