Александр Савенко, генеральный директор Укринформа в 1996-1999 годах
Сегодня понятие журналистской порядочности стоит на первом месте
21.05.2018 14:10 758

Александр Савенко имеет уникальный профессиональный профайл, опыт главного редактора газеты и журнала, президента Национальной телекомпании Украины и председателя Госкомтелерадио. Ему удавалось параллельно совмещать и административный, и журналистский опыт, поэтому он сам себя в шутку называет «синтетическим журналистом». Александр Савенко руководил Укринформом неполные три года. Без сомнения, проникая в «механику» работы информационного агентства и чувствуя его пульс. Этот разговор – один из серии интервью, посвященных 100-летию агентства, – кажется нам интересным.

- Александр Николаевич, каждый топ-менеджер, когда приходит в структуру, делает своеобразный аудит. Каковы были ваши результаты аудита, когда вы пришли в Укринформ, и что вы для себя запланировали изменить?

Каждый редактор знал: если ты ставишь Укринформ, то там априори не может быть ошибки

- В наш с вами родной Укринформ я пришел в 1996 году, поэтому он для меня – тоже часть жизни.

Тогда был период бурного развития столичной ежедневной прессы, поэтому, по идее, продукция нашего агентства должна была быть востребованной. Должна была быть, но не была. Укринформ всегда был безопасным относительно достоверности информации, каждый редактор знал: если ты ставишь Укринформ, то там априори не может быть ошибки. А вот с оперативностью были большие проблемы. Потому что если в редакциях новостную ленту получали где-то в районе 15-16 часов, она уже никому не была нужна: в 18 часов в киевских газетах уже печать, и таким образом, хочешь-не-хочешь, столичные газеты искали какие-то другие источники информации.

Когда я пришел в Укринформ, то начал анализировать: почему нас всегда ставят «Урядовий кур'єр», «Голос України», областные газеты, среди учредителей которых тогда были органы государственной власти, и почти не берут такие газеты, как «Киевские ведомости» или «Факты». В те времена происходил слом журналистики – пять лет после провозглашения Независимости, пять лет, как развиваются частные средства массовой информации – а мы за этой стреминой просто не успевали. Я задавал себе вопрос: почему мы не главный источник новостей для всех? И в то же самое время слышал от подчиненных, что, ой, как им трудно! Я совершенно не мог понять этого, потому что привык к другому информационному ритму на телевидении. Там если группа выезжает в 7 или в 8 часов, то около 12-ти они уже дают сюжет. А тут получается, что событие где-то в 10, в 12 – и только где-то около 15-16 часов появляется материал, он ложится на стол редактора, его обрабатывают, потом лента собирается и отправляется. Это было тогда задачей номер один – ускориться, чтобы поднять цитируемость. Трудная задача. Я присматривался где-то недели две, слушал все эти стенания: техническое обеспечение плохое, компьютеры старые, нет того, нет сего.

Через две недели на одном из собраний сказал: вы не то, что по-другому думаете, вы даже ходите и дышите совсем по-другому, – для того, чтобы вы поняли, что такое настоящий информационный ритм, вас бы бросить на телевидение и радио, чтобы вы там поработали, за неделю вы бы вошли в этот ритм и не смогли бы уже работать по-другому. На первый план для меня вышла оперативность. Мы начали делать серьезную реорганизацию, закупили несколько десятков компьютеров, ноутбуки, мобильные телефоны, которые тогда – в 1996-1997 годах были еще диковинкой. Начали разрабатывать безбумажную систему обработки материалов, когда ты или надиктовываешь на диктофон, или пишешь в ноутбуке – и в один клик передаешь в центральный офис. Это сегодня для нас эти вещи – само собой разумеющиеся, а тогда это были новации.

Считал и считаю, что официальное государственное агентство должно иметь от власти в смысле эксклюзивов «право первой ночи». Это аксиома

- Легко люди учились?

- По-разному. Но желание учиться и развиваться зависит не от возраста, а от внутренних настроек. Для меня не имеет значения, сколько человеку лет, у меня даже на центральном канале, который возглавлял до недавнего времени, были люди 70-80 лет. И если человек работает, извините, как ненормальный, – а есть такие работники везде – это очень хорошо для компании.

Но – возвращаясь к Укринформу. У нас тогда было шестнадцать лент, мы постепенно их обновляли, делали техническое переоснащение. А еще приходилось ломать сопротивление чиновников. Я считал и считаю, что государственное агентство должно иметь от власти в смысле эксклюзивов «право первой ночи». Это аксиома. Мы – официальное государственное агентство, и вся официальная информация должна была приходить от органов власти сначала к нам и распространяться через нас. И я никак не мог понять: каким образом происходит так, что пока фельдкурьер (именно через них к нам поступали пакеты с официальными документами) к нам приедет, а он приезжал, как правило, где-то во второй половине дня – это уже было, извините, в свинячий голос. А другие молодые информагентства подавали изложение этих документов намного раньше со ссылкой на свои источники из Администрации Президента. Я, помню, даже однажды в сердцах дал интервью, в котором был заголовок: «Как можно за пару кроссовок купить Указ Президента».

- Директора частных агентств, за кроссовки или нет, но «прикармливали» источники в администрации, а Укринформ был в пролете – знакомый кейс.

- А Леонид Данилович Кучма видимо этого интервью не читал, ему просто кто-то сказал: вот смотрите, что вытворяет Савенко – «Как за кроссовки можно купить Указ Президента». Он пригласил меня в АП и спрашивает: я что, должен вам новости лично передавать? Я говорю: «Леонид Данилович, дело же не в этом – есть некая девочка, которая после того, как ваша подпись стоит в указе, по дороге к фельдкурьеру заходит в какой-то там кабинет и на определенный факсик этот указ перебрасывает. И наши конкуренты тут же его обрабатывают и буквально через 20-30 минут обнародуют. А удалось ли вам сегодня сломать синдром «пары кроссовок за указ президента»?

Вижу очень неплохую динамику: сегодня информация Укринформа используется чаще

- Мы еще в процессе, никто на блюдечке не приносит, но мы требуем, убеждаем, обижаемся.

- Я вижу очень неплохую динамику: сегодня информация Укринформа используется чаще.

- Что вы вспоминаете, как творческий успех?

- Нам очень сложно тягаться с такими монстрами, какими являются мировые агентства – Ассошиэйтед Пресс, ИТАР-ТАСС, Синьхуа или Франс-пресс. Сложно, потому что всегда у нас на средства массовой информации, которые принадлежали государству, денег никогда не хватало. Но фактически тогда Укринформ был единственной организацией, которая имела собственных корреспондентов за рубежом. Как на совершенно мизерные средства нам удалось содержать корпункты? Как правило, корреспондентами были или жены дипломатов, которые имели журналистское или гуманитарное образование, или это были наши коллеги, которые проживали за границей. Скажем, у нас таких собкоров было где-то двенадцать или шестнадцать, точно не помню. У нас были собкоры в Брюсселе - НАТО, в Нью-Йорке – Организация Объединенных Наций, в Италии – Ватикан. Петр Олар из Италии фактически каждый день что-то присылал. А в Пекине прекрасно работала Оля Танасийчук, жена дипломата. Словом, много-много новостей мы получали из первых рук.

Если об успехах... У нас тогда подписчиков было несколько сотен – в основном районных, горрайонных газет. Мы начали производить больше аналитики, пытались делать короткие и в то же время доходчивые комментарии на экономические, политические, социальные темы, чего журналисты на местах не могли делать – то есть, говорить о том, что в первую очередь интересует людей – простым, доходчивым, понятным для читателя любого уровня языком. Качество этих материалов и их направление постоянно менялось и улучшалось.

- Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете современные новостные потоки, какая проблема новостной журналистики самая острая?

- Требования к новостной журналистике вечные: качество, достоверность, оперативность.

Сегодня рядовым гражданам сложно разобраться в достоверности информации, которую они получают, не зря же и у нас, и во всем мире уже законодательно начинают бороться с фейками и разрабатывать критерии: как узнать, что это правдивая информация, а не фейк.

Сейчас понятие журналистской порядочности, пожалуй, стоит на первом месте, потому что можно быть суперпрофессионалом, но если этого суперпрофи уже купили с потрохами и он отрабатывает только одну какую-то позицию – то об объективности говорить нельзя.

К сожалению, наше информационное пространство очень грязное. Со скорбью констатируем, что в нашей стране оно так и не стало нормальным бизнесом, разве что политическим. Создаются общественное телевидение и радио. Нормально? Нормально, хотя это надо было делать еще лет 20-25 назад.

Сегодня преобладает мнение, что телевизионные каналы, радиоканалы, газеты, среди учредителей которых есть органы государственной власти, нужно обязательно приватизировать. Откуда эта логика? Получается, что государство сегодня выступает как цензор, едва ли не как враг общества. Почему? Не доверяем мы государственным средствам массовой информации. А каким тогда доверяем? Олигархическим? Значит, мы должны доверять, скажем, каналам, которые есть у Коломойского или Фирташа, или у Ахметова или Пинчука, – больше, чем тем, которые должны отстаивать интересы государства, а не определенных кланов? Для меня эта логика является загадкой: все, что принадлежит государству, надо уничтожить. Сейчас? Во время войны? Может, давайте, разгосударствим и Укринформ?

Информационная война всю жизнь велась и сегодня ведется. Сейчас многие говорят, что не нужно заниматься пропагандой, мол – это коммунистическая отрыжка. Можно поспорить: а пропаганда национальной идеи, наших исконных ценностей, традиций, истории, национальной культуры, наконец – здорового образа жизни? У нас, позвольте спросить, этим кто-нибудь серьезно занимается? У нас хоть кто-нибудь целенаправленно, постоянно противодействует московской пропаганде и лжи? Что-то мне не хватает примеров. А вам? И назовите это как угодно, назовите это контрпропагандой. Но делайте – хоть что-нибудь!

Общество надо вытаскивать из эмоциональной пропасти

Между тем в эфире – сплошные информационные страшилки, барышни и селянки, псевдодраматургические «стори»: как выйти замуж вслепую или за принца, шоу-перешоу, хата на тата, где украинский тато – непременно пьяница, дебил и ракло мезозойского периода...

- При этом каждый сериал – это пропаганда.

- Недавно социологическая служба измеряла индекс счастья украинцев в мировом контексте – и результат был весьма неутешителен. Закономерно: нищенская зарплата, космические счета за жилищно-коммунальные услуги, постоянный рост цен.

Сегодня социальная задача журналистики – искать и находить то положительное и доброе, что есть в нашей жизни

Человек открывает окно – серое небо, подходит к своему холодильнику – серые продукты в сером холодильнике, включает телевизор, а там идут абсолютно серые новости. Как тут выбраться из депрессии? Надо обществу помогать, надо его вытаскивать из этой эмоциональной пропасти. Катаклизмы, аварии, убийства – об этом легче рассказывать, а найти то, что будет показывать нам свет в конце тоннеля, гораздо сложнее. Сегодня вот социальная задача журналистики – это искать и находить то положительное и доброе, что есть в нашей жизни. Я очень хочу, чтобы этим занимался Укринформ.

- Государственное агентство каким должно быть? Это – толкование, популяризация инициатив государства и его руководителей или средство информирования а-ля Би-Би-Си? Или может площадка для дискуссий?

Нельзя к власти относиться как к врагу, но нельзя – как к Господу Богу

- Все должно быть: и первое, и второе, и третье. Прежде всего, речь идет об информировании – на 100-процентов правдивом и объективном. Дискуссионная площадка – обязательно.

А что касается Би-Би-Си, то Андрей Куликов, с которым мы когда-то вместе работали в газете News from Ukraine и который сейчас возглавляет Общественное радио, а раньше был ведущим на Би-Би-Си, комментируя эту тему в моей прямоеэфирной передаче, сказал: принципы Би-Би-Си – это редакционная политика, которая внедряется на Би-Би-Си. Для того, чтобы работать как Би-Би-Си, следует иметь аудиторию ту, которую имеет Би-Би-Си. Нельзя слепо копировать или абсолютизировать. Мы же не будем говорить, что англичане привыкли к тому, что для них настоящий газон – это только тот, который выращивается 200 лет. Совсем другая ментальность у людей.

Журналисту необходимо постоянно искать баланс между желаемым и действительным. Это основная задача

Но принципы объективности, беспристрастности, правдивости должны быть. В том числе должно быть чувство справедливости, недаром нас называют «сторожевыми псами демократии». Нельзя к власти относиться как к врагу, потому что это конец, это тупик. Но нельзя к власти относиться и как к Господу Богу. Что-то хорошее сделала власть – надо отметить, плохое, ошиблись в каком-то своем решении – об этом тоже непременно надо говорить. Необходимо постоянно искать баланс между желаемым и действительным. Это основная задача. Принципы информационного агентства не должны отличаться от общих журналистских принципов.

- Вам запомнились журналисты, которых вы вывели на какую-то прямую?

- Я себя никогда не считал эдаким журналистским гуру. Хотя через мои руки, душу и сердце прошло много людей, которые говорят, что я был их учителем.

До сих пор вспоминаю добрым словом ветерана Укринформа Ивана Сайко, которого по праву считали журналистом-легендой, Виктора Чамару, Алексея Троценко, Сергея Балыкова, Анну Гулу, Владимира Репика, Олега Тохтамыша. Считаю, что мне повезло, что я работал с этими людьми, на которых в Укринформе держалось фактически все.

Вспоминаю и вот такой курьезный случай (такие у нас, как и в любом живом коллективе, случались). Однажды не могли вовремя отправить ленту для районных газет, потому что внештатный автор не принес астрологический прогноз... Все нервно ждут, поскольку под угрозой срыва – график печатания сотен местных газет. Скандал! Минут через 15-20 мне доложили: все в порядке, отправили. Что, спрашиваю, хоть с опозданием, но принесли? Да нет, говорит Иван Иванович Сайко, сами написали. Через неделю сверили – каждый по своему знаку Зодиака: все произошло, как по писаному. Посмеялись.

- Написали, что всем будет хорошо на следующей неделе?

- Абсолютно. А вы вот сами возьмите и сегодня почитайте любой прогноз...

Но вернемся к юбилею. 100 лет – это огромное событие, это эпоха, начало которой положил Дмитрий Донцов. И я счастлив, что лично являюсь крошечной – где-то на два, два с половиной процентика (именно столько лет работал в агентстве) – частичкой этой столетней эпохи.

Лана Самохвалова. Киев

Фото Даниила Шамкина

* * *

ПЯТЬ СОВЕТОВ ЖУРНАЛИСТАМ УКРИНФОРМА ОТ АЛЕКСАНДРА САВЕНКО

1. Я – за одержимость профессией, но против работоголизма. После 50-ти понял: прекрасно, когда у человека есть дело всей жизни, но не нормально, чтобы это дело закрывало от тебя собственно саму жизнь: родных, друзей, досуг, книги.

2. В нормальной семье должны быть и маленькие, и средние, и старшие. В нашей профессии, как в семье, должно быть три связанных поколения журналистов. Вот тогда она здорова и ее развитие гармоничное. Молодым: не обращайте внимания на возраст, не становитесь самовлюбленными павлинами, которые все умеют и все знают: у ваших старших коллег колоссальный опыт.

3. Именно вы, журналисты Укринформа, должны стать для наших коллег из региональных медиа теми авторами и помощниками, которые дают качественную продукцию, уровня которой они у себя на местах не смогут достичь. Где в маленьких городах взять таких специалистов, которые с глубоким знанием дела могут подискутировать на любую тему и написать об этом 150-200 строчек? Здесь и критическая статья должна быть, и мощный экономический, политический, социальный обзор. И дискуссия... Освещайте разные точки зрения. Их сегодня, слава Богу, столько есть!

4. Вы можете и должны критиковать власть, но гордитесь статусом государственного журналиста. Сегодня, если оценить работу СМИ, то получается, что одним из главных врагов народа у общества еявляется власть, начиная с сельсовета, районного совета, областного, заканчивая Верховной радой. Но нельзя постоянно прессовать людей только негативной информацией. Не лакировка действительности, а реально существующий позитив непременно должен быть. Он есть в жизни, только надо хотеть и уметь его искать и находить.

5. Был у нас на факультете журналистики профессор Василий Елизарович Прожогин, который в конце своих блестящих лекций часто повторял фразу: «Ну что, ребята, запустил я вам ежа под череп? Теперь потейте мозгами». Хочу это пожелание своего учителя переадресовать коллегам из Укринформа – как можно больше потейте мозгами. И тогда все получится – и у вас, и у Украины!

* * *

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-