Виктор Суворов, историк, писатель
От Моспатриархии нужно отгребать, как от чумного дома
09.06.2018 10:11 1280

Вопросов к Владимиру Богдановичу (Владимир Резун - настоящая фамилия Виктора Суворова) в этот раз накопилось. Но какое-то время его категорически не было в сети и он не отвечал на мои звонки в скайпе.

Он набрал меня пару дней назад и объяснил свое молчание тем, что когда отравили Скрипаля, британское правительство просто объявило ему эвакуацию.

- Это было с самого начала оговорено, что британское правительство несет отвественность за мою безопасность, а я в свою очередь следую их указаниям, когда они считают ситуацию экстраординарной. И, признаться,слушаться непросто, несколько недель мы (я с женой) пребывали в отрыве от цивилизации, от Интернета и просто мука для меня - бездельничать. Но это все же какая-то гарантия. В случае со Скрипалем его дочь ведь жила в Москве. И такой режим, когда она приезжает, конечно, был опасен, - объяснил Владимир Богданович. 

- Отравление Скрипаля стало толчком для Британии? А российский бизнес по-прежнему хорошо себя чувствует в этой стране?

- Нет, это толчком не стало, и президент Путин посещает иностранные государства. Сейчас в Австрию, например, поехал. Все идет как обычно. Конечно, это было здесь какое-то время новостью номер один. Но, слава Богу, и сам Скрипаль и его дочь выжили. Они выписаны из госпиталя, и очень быстро эта сенсация сошла на нет. Все уже забыли.

- Я знаю, что вы неодобрительно отнеслись к операции с СБУ по имитации убийства Аркадия Бабченко. Но какие доказательства вины ФСБ СБУ должна была предложить, чтобы быть более убедительной? Это все, учитывая чувствительность вопроса, учитывая постоянные утечки информации -опасность подставить людей?

- Давайте постараемся посмотреть на это не с киевской колокольни, а с международной точки зрения. Отвлекитесь и представьте себя где-нибудь в Нью-Йорке, в Сиднее, где угодно. И вот поступает первое сообщение. Уехавший из России журналист убит в Киеве. Страшное преступление, на которое реагирует весь мир. И в это время Песков, который является пресс-секретарем президента России, отвечает - ребята, мы к этому отношения никакого не имеем. Мы такое преступление не совершали. Проходит день и Украина заявляет: «Да, Россия такого преступления не совершала».

Вы понимаете, как на это реагирует весь мир? То есть, это в принципе первая ситуация, когда брехун Песков вдруг сказал правду. И Украина подтверждает, что Россия говорит правду. То есть, это, вобщем-то, удар по авторитету Украины. После этого все сообщения с Донбасса, все сообщения о сбитом Боинге, о подрывной деятельности России, они сразу отходят  куда-то в сторону, сразу же теряется вера ко всем остальным сообщениям.

Организация Объединенных Наций, куча международных организаций выражают соболезнование, да вот, убили журналиста, как это нехорошо. И вдруг на следующий день из Киева звучит, а он не убитый, это он прикидывался просто.

- А разве имитация убийства для того, чтобы сохранить человеческую жизнь и получить дополнительную информацию о потенциальных жертвах, не является естественным для спецслужб инструментарием?

- Является, является. Но с другой стороны, надо думать о деталях и дальнейших шагах: это ведь обман на государственном уровне. Когда высшие лидеры государства говорят: да - да, вот произошло убийство, тогда все остальные убийства, они теряют ту остроту. Понимаете, после этого все остальные преступления, совершенные на территории Украины, они не воспринимаются как преступления.

- Ну, давайте подождем, СБУ пообещала обнародовать дополнительные факты. Ведь речь идет о 47 людях. Есть люди, которые верят в искренность главы спецслужбы, есть те, кто не верит. Но если в нашем доме удасться предотвратить теракты, разве оно того не стоило - вопреки всем заявлениям международных организаций?

- Я понимаю. В этом случае должны быть какие-то очень весомые доказательства, которые надо показать всему мировому сообществу. Показать, что да, сделав такую инсценировку, действительно мы их спасли. Но поймите, что момент упущен. Если бы сразу после инсценировки были выложены доказательства, мы пошли на это, чтобы спасти вот этих людей, была бы совсем другая реакция. А если сейчас их предъявить, то коллективная память - она короткая. То есть, была вчера сенсация, сегодня она кончилась, все уже забыли. Я сколько раз был свидетелем похожих ситуаций. Много лет назад утонула подводная лодка, это грандиозная сенсация на весь мир. Проходит неделя и уже говорят об этом: вот погибла лодка, ну, это как Титаник или что-то такое. Проходит совсем немного времени и начинаешь говорить,  а люди все об этом уже забыли. Тут та же ситуация: уже все забыто. Ну, как в еврейском анекдоте: а осадок остался.

- Хотела поговорить с вами об автокефалии. Это один из лозунгов, под которым проходит весна и проходит лето и, возможно, пройдет осень. Сейчас мы стоим на пороге признания украинских автокефальных церквей.  Возможно, нам удастся изменить статус Московского патриархата, который давал и шпионов, и многое другое… По вашему мнению, насколько ГРУ и ФСБ могли проникнуть в другие православные церкви? И как далеко может зайти Москва, чтобы остановить Вселенского патриарха? Надо ли нам бояться за здоровье, жизнь главы Вселенской патриархии и членов синода, от которых зависит судьба нашей автокефалии?

- Любая связь с московскими церковными лидерами является для Украины чем-то противоестественным. От этого нужно отходить всеми силами, понимаете.

Есть государство Россия, есть государство Украина.  Украинская церковь находится в какой-то зависимости от России, что мне кажется абсолютно неприемлемым.

Хочу вспомнить проповедь главы РПЦ, которая произвела на меня дикое впечатление. В прошлом году накануне 9 мая выступает на Поклонной горе патриарх Кирилл, читает  проповедь, ведь День Победы подходит. Выступает он, и в его речи присутствует такой странный пассаж. Мы победили, хотя у Германии и армия была лучше, и оружие, и стратегия была лучше, и подготовлены они лучше, и тра-та-та и вся коммунистическая пропаганда проповеди. Вся коммунистическая пропаганда - жестокое оболванивание народа и к этому оболваниванию подключилась Московская патриархия.

Для меня это был жесточайший удар. То, что германская техника была лучше техники советской - это полное вранье. Этому посвящены многие мои книги. Самое страшное орудие на поле боя - тяжелый танк. СССР был единственной страной мира, имеющей тяжелые танки, у немцев не было. Появились в районе Сталинграда через полтора года, в декабре 42-го года. Советский Союз тысячами выпускал тяжелые танки. Средний советский танк Т-34 - непревзойденный, ничего Германия не могла сделать с ним. И вот на уровне православной церкви мне говорят о том, что Германия была лучше, стратегия лучше, генералы лучше. Провальная была стратегия. И германские генералы не были умными, да безумными они были! И разведки у них там никакой не было. Они сунулись воевать против Советского Союза, не зная, что Советский Союз - большая страна. После войны они говорили: понимаете, мы не рассчитали, что это настолько большая страна. Вы то думали головами своими перед тем, как нападать.

Так вот, представляете, какая происходит жуткая вещь. С одной стороны, ура, мы победили, ура, мы такие хорошие. А с другой стороны - мы ни на что не способные, танк хороший сделать не могли,  стратегия у нас дурацкая и т.д, но победа у нас великая! То есть людей превращают в дураков, и Московская патриархия в это включилась на уровне высшего руководства патриархии.

Я от религиозных вопросов далек, полностью далек. Но, когда я это прочитал, то, извините, у меня мурашки по телу и полное отрицание всего вот этого.  То, что они говорят, это отвратительно, пропаганда, направленная против даже русского народа. В этой ситуации от Моспатриархии нужно отгребать, как от чумного дома.

- Мы все бежим теперь к Вселенскому патриарху. Но, как вы думаете, как далеко они пойдут, чтобы предотвратить попытки помочь нам?

- Я понимаю все ваши риски. Как далеко они пойдут? Это у них надо, конечно, спрашивать. Но когда мы смотрим на то, что случилось за последние годы, последние два десятка лет, мы должны с вам отдавать себе отчет в том, что тормозов там нет. Ребята, которые управляют сейчас в Москве, пойдут на любое  преступление. Это преступная власть, и от нее можно ждать всего чего угодно. Это мы знаем и на примере Скрипаля.

Невольно возвращаюсь к этому вопросу. Ну чем вам мешал этот человек, чем? Это первое после войны использование нервно-паралитического отравляющего вещества на территории Европы! Причем отравляющего вещества, которое в кустарных условиях сделать невозможно. Ну зачем жечь здоровье? И вот оно используется. Ну чем он вам мешал, если вы его обменяли? То есть, ну если бы он убежал, тогда понятно: беглеца нужно уничтожать, чтобы как пример для остальных, чтобы не убегали. Но вы его сами отдали.

То есть, искать логику бесполезно, поскольку наша человеческая логика здесь не работает. Я не могу ничего предсказывать, и вы не можете. И никто не может предсказывать. Это нужно там сидеть, делить те миллиарды. И у них другая логика - не наша, не человеческая логика.

- Скажите, наши фаны собрались в Москву на чемпионат, вы считаете это благоразумным? С одной стороны я уважаю футбольных болельщиков. Они были автором кричалки. Но ехать в Россию, превращая себя в живых заложников?

- Этот вопрос нужно задавать не мне, нужно задавать им. Я и сам хочу спросить: ребята, ну вы о чем думаете? Но, с другой стороны - молодые, горячие, горящие своей любовью к этому великому спорту… Это спорт, в котором перемешан не только спорт, он густо замешан на патриотизме. Это неразрывно связано. Где же еще развернуть ховто-блакытный флаг?

- Вы хотели их поругать, но похвалили.

- Это как у Максима Горького «безумству храбрых поем мы песню». Я желаю им всем вернуться целыми и невредимыми и желаю победы всем, кого я люблю. Будем надеяться, что все пройдет нормально. Но, конечно, без мордобоя там не обойдется. Там готовятся уже и банды, готовится оружие для них, готовятся провокации, готовятся аресты, задержание. Все это там будет. И, конечно, было бы хорошо, чтобы все ребята вернулись живыми и здоровыми.

- Владимир Богданович, вопрос о Частной кампании Вагнера. Мы рассказали о ней все еще в День рождения Путина. А США, вообще, разгромили их в Сирии.  До каких пор русский солдат будет терпеть, когда он превращается в единицу для бойни, когда армия стала придатком спецслужб и у него забирают самое последнее - даже честное имя, возможность с честью умереть? Как по-вашему, где границы терпения? Как долго это будет продолжаться?

- По Интернету ходит много откровений о том, что русские - самый непокорный в мире народ. Вы встречали это. Я иногда перечитываю это, головой качаю. Да, конечно, «непокорный»  народ.

Знаете, с точки зрения американца, любого простого американца с улицы, такое выразить просто невозможно. Потому что он считает, что американцы - самый непокорный в мире народ и этому есть множество доказательств. Там все-таки люди с пистолетами ходят, а человек с оружием может себя защитить.

И вдруг вот самый непокорный в мире народ терпит столетия. И вы спрашиваете, где границы терпения? А с другой стороны это у Пушкина Александра Сергеевича есть цитата про «бунт бессмысленный и беспощадный». Вот на это русский народ способен. То есть, этот народ идет- идет-идет, поет «Боже царя храни», потом на коленях может постоять на площади. Кстати, недавно женщины обратились к Путину, жалуясь на недобросовестного зайстройщика, на коленях стоят с видеобращением, видели это? Стоят на коленях на на акции у мемориала «Народу-победителю в Великой Отечественной войне» и просят решить проблему? 

Ну, думаю я, ой, Господи, а нам говорили – «вставание с колен». Это ведь целый мем, крылатое выражение про вставание с колен.

Но вдруг наступает момент безумного и беспощадного бунта, когда власть вдруг теряет последнее. Пока власть завинчивает гайки, она может их завинчивать до последнего, пока все там не хрустнет. Но как только власть ослабляет это давление, вот тут может  все и взорваться. А то, что власть может ослабеть в любой момент, так достаточно многое указывает не то, что власть расшатывается в России. 

- Вы долго говорили, что формулировка АТО - это нехорошо. У нас сейчас уже формат «Операция объединенных сил», где в общем-то и армия, и Нацгвардия, и СБУ, как бы сводные войска. Вы считаете, что это позитив - такое переформатирование?

- С самого начала вот эта Антитеррористическая операция - совершенно дикая вещь с точки зрения человека военного. Потому что операция - это нечто такое, что имеет свое начало, цель и свое завершение. Проводится операция по деблокаде Ленинграда, операция «Кольцо». То есть, Ленинград в блокаде и нужно прорвать кольцо. Это операция и вот ее смысл. Назначается дата и назначается срок, когда она должна быть завершена.

Но когда ведется Антитеррористическая операция целый год - два - три, и никто не знает, когда она кончится, что-то не укладывается в голове. Неправильное название, значит, неправильное понимание... То, что случилось сейчас, оно должно было быть. Я позитивно к этому отношусь. Лучше поздно, чем никогда.

- Скажите, сейчас россияне Керченский мост в Крыму построили, потом якобы с Каспия перебрасывают корабли. Вы считаете, что Путин не передумал пробивать наземный коридор через ОРДЛО в Крым?

- За Путина я решать не могу. Но еще 2,5 тысячи лет назад великий китайский военный мыслитель Сунь Цзы сказал, что война не любит продолжительности. Очень правильная мысль. И если Россия увязла в войне, то, что бы он там не думал о коридорах каких-то, новых землях, момент утерян. Война может быть успешной, когда она продолжается быстро и решительно. 

Гитлер взял Польшу за две недели. Но уже в Польше он завяз. То есть, ему уже объявили войну Великобритания и Франция. Тут вроде бы блиц-криг, а война продолжается. Тогда  - блиц-криг против Франции на следующий год, весной 40-го года. И громит Францию. Но война не кончилась. Она тянется, она продолжается тягучая. И она убивает Германию.

Так вот то, что Путин увяз сейчас в этой войне, то, что время работает на Украину, это бесспорно. То есть, то, что украинская армия - Вооруженные Силы Украины – была четыре года назад и сейчас - ведь это небо и земля. Это совершенно другие вооруженные силы. Это другое отношение к войне, другое отношение к армии. Это зрелая нация.

И Путин потерял момент. Сейчас уже ничего с Украиной он сделать не сможет, что бы он не делал. Ну, во-первых, это не будет поддержано международным сообществом. А во-вторых - Украина достаточно сильна, чтобы сопротивляться.

И приходилось мне беседовать с поляками. Между Польшей и Украиной традиционно было много взаимных претензий, тяжелое прошлое. Но я говорил с очень серьезными культовыми националистами. Только они говорят: забудем все, пойдем воевать против России за Украину. Ключевое, конечно, против России, но все же - за Украину.

И те же настроения я встречал в Литве. Об Эстонии и Латвии не скажу, а Литва точно... Свои ребята, пойдем воевать!

И это создает огромный контраст. С одной стороны - буряты-добровольцы, которые воюют, идут за длинным рублем, а с другой стороны  - люди, которые идут на войну по своим убеждениям. Сколько бы их не было, хоть десять человек, но если они придут, будут в армии, то это укрепляет армию.

- Говоря о войне, всегда сейчас спрашиваю о Трампе. По-вашему, Трамп просто играет мачо- мена такого брутального или он действительно такой есть? И не увеличивает ли эта его непредсказуемость шансы серьезной войны?

- К Трампу отношение у меня двойственное, как, наверное, у всех других. Но существуют ситуации, когда люди понимают только силу. И если бы пришла к власти Клинтон, то ничего с Северной Кореей, на мой взгляд, сделать бы она не смогла. Все предыдущие президенты, все, кто там был, они бы никогда не нашли ключик к этому толстому диктатору. А этот нашел большой ключик!

Был у меня в полку (145-й гвардейский учебный мотострелковый полк) командир полка подполковник Бажеев. Вернулся он из Африки, воевал там. Ему дали должность и сказали, что если справится с полком, получит полковника. Ему, конечно, очень хотелось. Так он и работал, а тут дембеля. Был там такой дембель Ваня: что-то между удмуртом, татарином - такое вот намешано. Совершенно неуправляемый дембель и ему осталось совсем немного. Было совещание сержантов. Обычно командир полка проводит совещание с сержантами, где указывает: ты плохой, ты хороший, ты совсем распоясался, и так нехорошо, и так нехорошо. А сержант Ваня ему говорит: а вы, товарищ подполковник, ко мне ключик подберите. Подполковник Бажеев в неприличном жесте вот так согнул руку в районе локтя… и  переломал этого сержанта до дембеля. А был неуправляемый. Его и снимать нельзя, потому что он держит взвод очень сильно, и укротить надо. Может, вот так иногда ключик надо искать.

Лана Самохвалова, Оксана Климончук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-