Обострение праворадикализма в Украине: все ли так критично?

Обострение праворадикализма в Украине: все ли так критично?

Аналитика
595
Ukrinform
Международные правозащитники обнаружили аж 30 нападений на “иноверцев” в Украине. А то, что в Польше таких было 700 — не заметили...

На днях международная правозащитная организация Amnesty International громогласно заявила, что в Украине участились нападения радикальных группировок на “иноверцев”. Среди пострадавших – активисты за права ЛГБТКИ, политические активисты левого толка, цыганские семьи и другие. По словам исполнительного директора Amnesty International Оксаны Покальчук, по состоянию на май зафиксировано более 30 таких нападений, о чем она сказала в интервью “Главкому”. Последний из таких случаев произошел 7 июня - молодчики из радикальных группировок жестоко разгромили лагерь цыган в лесопарковой зоне на территории Святошинского района Киева. В Amnesty International говорят, что это пятое нападение на цыганские общины за последние два месяца, и вообще бьют тревогу, мол, праворадикалы в Украине распоясались. Да, проблема есть. Но здесь вряд ли можно говорить о тотальном разгуле радикализма в Украине. Следует заметить, что Восточную Европу тоже сейчас трясет от правых движений, участники которых прибегают к насилию. Причем в значительно больших масштабах, чем у нас. Но международные правозащитники почему-то этого не замечают.

За что нас критикуют?

По мнению Amnesty International, которая ведет статистику подобных нападений, украинская власть “попустительствует эскалации насилия со стороны радикальных группировок”. В последнем отчете, презентованном в мае этого года, правозащитники приводят почти три десятка примеров, когда местные праворадикалы, применившие насилие, остались безнаказны. Среди последних нападений — препятствование проведению встреч представителей ЛГБТКИ в Ужгороде (14 марта) и Виннице (19 марта); срыв лекции-дискуссии «Поговорим о феминативах» в Ивано-Франковске (19 марта); погром цыганского лагеря на Лысой Горе в Киеве (21 апреля).

По словам Оксаны Покальчук, единственное пока дело дошло до суда, это срыв радикалами фестиваля равенства в Запорожье. Тогда 200 агрессивно настроенных молодых людей распылили в лицо посетителям перцовый газ и избили двух посетительниц, которые из-за полученных травм были вынуждены обратиться к врачам.

Amnesty International, приводя такие случаи, требует от власти публично признать ухудшение ситуации в стране и активизировать борьбу с проблемой. Дельные замечания. Но давайте посмотрим правде глаза — радикалы существуют в любом обществе и притом давно.

А украинские радикалы закона не боятся — потому что он “беззубый”

Об активизации праворадикальных группировок украинские эксперты говорили еще в 2009 году, представив результаты исследования “Расизм и ксенофобия в Украине”. В частности, говорилось, что активность молодежных неформальных объединений, действующих насильственными методами, стала расти еще с 2005-2006 годов и по состоянию на 2009 год не прекращалась. Исследователи пришли к выводу, что чаще всего насилие было направлено против иностранных студентов, просителей убежища, беженцев и иммигрантов, бизнесменов, туристов.

Эксперт Харьковского института социальных исследований Денис Кобзин тогда отмечал, что в разных городах есть районы, где модно быть скинхэдом, «бонхэдом» и проявлять свой радикализм, начиная от оскорблений людей, которые чем-то отличаются, и заканчивая избиениями и даже убийствами. По просьбе Укринформа Денис Кобзин, который ныне возглавляет Харьковский институт социальных исследований, прокомментировал ситуацию.

Денис Кобзін // Фото: hromadske.ua
Денис Кобзин // Фото: hromadske.ua

“Сейчас праворадикалы выбирают такие стигматизированные (отрицательное клеймо, стереотип) группы как цыганские поселения, парады или другие акции ЛГБТ-сообщества. Но завтра их целью могут быть и другие люди. А то, что полиция очень медленно на это реагирует, дает им возможность выходить из таких инцидентов безнаказанными, - говорит эксперт. - Правда, рост числа этих случаев за последний год по сравнению с концом 2000-х трудно оценить, потому что ни тогда, ни сейчас полиция не фиксировала эти случаи как положено, а регистрировала их по другим признакам, чаще всего как хулиганство, стараясь избегать ненужной огласки вокруг развития этих движений”.

Эксперт напоминает, что об усилении радикальных настроений говорили в 2012 году накануне чемпионата Европы по футболу. Тогда некоторые болельщики даже боялись ехать в Украину, и хотя их опасения не оправдались, но проблема осталась - группировки праворадикалов никуда не исчезли.

“Деятельность праворадикалов построена таким образом, что они могут делать для общества что-то хорошее, защищать его права, препятствовать незаконной застройке, заниматься с молодежью спортом, но в то же время избрать кого-то мишенью и тем самым создавать общественную угрозу. И если речь идет о совершении преступления, то должно быть соответствующее наказание согласно Уголовному кодексу”, - говорит Кобзин.

Действительно, наше уголовное законодательство очень отстает от западного в вопросах квалификации и наказания за ксенофобию. Статья 161 Уголовного кодекса о нарушении равноправия граждан из-за их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам сформулирована не четко, поскольку есть такая размытая формулировка как “другие признаки”. То есть в статье не приводится перечень действий, которые можно классифицировать как проявления ксенофобии. Кроме того, в Украине мало экспертов, способных провести профессиональную квалифицированную экспертизу по этому вопросу. Поэтому ситуацию может исправить усовершенствование нашего законодательства в этой части. Возможно, проблему бы решили какие-то дополнительные разъяснения от вышестоящих инстанций.

Европу, между прочим, тоже трясет

Европа, как и Украина, сейчас тоже переживает обострение “праворадикализма”. В конце мая канцлер ФРГ Ангела Меркель подчеркнула, что правый экстремизм в Германии не преодолен, и люди продолжают подвергаться нападениям по ксенофобским мотивам. «Правый экстремизм отнюдь не стал прошлым. И сегодня в нашей стране к людям относятся враждебно и совершают на них нападения, поскольку они ищут убежища или беженцы, или поскольку их такими считают из-за их внешнего вида или цвета кожи, независимо от того, сколько времени они живут рядом с нами», - сказала канцлер Германии. Позиция Ангелы Меркель в этом вопросе однозначна: прилагать все усилия для борьбы с расизмом и ксенофобией.

У 2016 році в Польщі офіційно зафіксовано понад 700 злочинів з расистськими та ксенофобськими мотивами
В 2016 году в Польше официально зафиксировано более 700 преступлений по расистским и ксенофобским мотивам

В Польше, например, тоже говорят об увеличении нападений на почве ксенофобии, которые случаются едва ли не ежедневно. Как сообщали в DW, по статистике польской полиции, число преступлений по расистским или ксенофобским мотивам возросло в шесть раз, начиная с 2010 года. 2016 году официально было зафиксировано более 700 (!) таких случаев. Утверждается, что подобные настроения в Польше подогревает политика правящей партии «Право и справедливость», выступающей против приема мигрантов. Местное правительство обычно замалчивает такие проблемы, а вот оппозиция наоборот акцентирует на них внимание. Интересно, но при этом заявлений о попустительстве эскалации насилия со стороны радикальных группировок от Amnesty International к польской стороны почему-то не прозвучало.

Денис Кобзин говорит, что возрождение правого движения сейчас происходит по всей Европе, и в целом угрожает развитию демократии. “Исследователи наблюдают рост праворадикальных настроений в Восточной Европе, особенно в Польше и Венгрии. Это, в частности, связано с нелегальной миграцией, и поэтому праворадикальные настроения растут, что заметно даже по росту числа правых политиков в парламентах стран”, - заключает Кобзин.

Если же не брать во внимание праворадикальные движения, а взглянуть на отношение украинских граждан в целом к иностранцам или иным группам, то с толерантностью у нас не так плохо. Прошлогодний опрос Центра Разумкова показал, что хотя большинство украинцев с недоверием относятся к представителям других национальностей (62%) или к людям другой религии (65%), и все же более 90% согласились бы жить по соседству с людьми, которые говорят на другом языке, верят в другого бога и имеют другой цвет кожи и разрез глаз. Вот это вам и есть настоящая украинская толерантность.

Юлия Горбань, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-