«Хлорный кризис»: Кто на самом деле мутит воду в украинских водопроводах

«Хлорный кризис»: Кто на самом деле мутит воду в украинских водопроводах

Аналитика
682
Ukrinform
Проделки известного “швейцарского” олигарха снова подняли вопрос — как долго Украина будет сидеть на монопольных крючках, подвергая угрозе национальную безопасность

Остановка предприятия "Днепразот", подконтрольного группе "Приват" Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова может парализовать работу очистных систем отечественных водоканалов. Предприятие – единственный в Украине производитель жидкого хлора, дезинфектора, который используется для водоочистки на более чем 170 водоканалах. (Хотя это, мягко говоря, не самый экологичный способ очистки воды, но он один из самых дешевых, его стоимость не более 2% в тарифе). С середины июня предприятие прекратило работу. По официальной версии, из-за повышения цен на газ для промышленности, по неофициальной – ради политического давления на власть. Кабмин и СНБО, обещают, что поставки хлора восстановят, хотя признают, что рычагов воздействия на монополиста пока нет. Вот вам еще одно подтверждение тезиса: монополизация рынка и критически важной инфраструктуры – не меньшая угроза национальной безопасности, чем вооруженное нападение агрессора, кибератака на критически важную инфраструктуру. И поэтому разрушение “неестественных” монополий – главная экономическая задача для власти в Украине.

Химические” атаки - с хлором и без

В сообщении на официальном сайте Украинской ассоциации предприятий водопроводно-канализационного хозяйства «Укрводоканалэкология», которая держит руку на пульсе конфликта, говорится: “К сожалению, ситуация с поставками хлора до сих пор не решена. Используя свое монопольное положение, АО «ДНЕПРАЗОТ» пользуется сложившейся ситуацией и пробует оказывать политическое давление на правительство. Очень плохо, что заложниками становятся наши предприятия. Нам следовало подготовиться к такой ситуации и наработать альтернативные поставки хлора”.

По данным ассоциации, сейчас в спешном порядке поставщики хлора и гипохлорита натрия пробуют это сделать. Но в необходимом количестве и в короткий срок это очень трудно. Как сообщил в интервью «Экономической правде» член ассоциации "Укрводоканалэкология" директор Житомирского водоканала Андрей Никитин, в Украине есть мощности, которые могут поставлять реагенты, но вагонными нормами поставки это может осуществить наш ближайший сосед Румыния. Хотя и не без трудностей. По словам Никитина, для закупки хлора требуются специальные технологические емкости. В Украине на этом специализируется единственное предприятие – Аульская хлорпереливная станция. Она – единственное лицензированное предприятие для большинства водоканалов. (Интересное совпадение, несколько дней назад СБУ успешно отразила кибератаку российских спецслужб на сетевое оборудование станции – объекта критической инфраструктуры. – Авт.). Водоканалы крупных городов: Киева, Кривого Рога, Днепра, Харькова, – имеют свои переливные станции, и они могут покупать жидкий хлор непосредственно у производителей. Но есть другая проблема – транспортировка хлора из Европы. Поскольку хлор – стратегический техногенный продукт, он обременен дополнительными обязательствами и бюрократическими регламентами в различных инстанциях Украины и ЕС, которые быстро не решаются.

Иначе говоря, выход есть, но решения не простые. Поэтому проблема решается на уровне СНБО, а вице-премьер Геннадий Зубко и оперативный штаб занимаются этим вопросом круглосуточно. В частности, рассматриваются различные способы обеззараживания воды, альтернативные хлору. Прорабатываются несколько вариантов замены реагента – на низкоконцентрированный гипохлорит натрия (производится из поваренной соли, очень близок по типу к жидкому хлору), смешанные оксиданты или диоксид хлора.

Чистая вода из реки и из-под земли — две большие разницы

В столице в ближайшее время не планируется ввод графика подачи воды. «Город Киев по состоянию на сегодня в достаточном количестве обеспечено жидким хлором, который Киевводоканал использует для обеззараживания питьевой воды», – сообщил председатель правления - генеральный директор «Киевводоканала» Дмитрий Новицкий. Поэтому киевлянам переживать не нужно. Стоит отметить, что водоканалы городов-миллионников используют преимущественно жидкий хлор. Например, Харьков использует 800 тонн в год, Киев - 1000 тонн.

“Больше хлора нужно тем водоканалам, которые берут воду из поверхностных источников. В такой воде больше органики, вирусов и бактерий. Водоканалам, которые используют подземные воды, требуется меньше хлора”, – объясняет Никитин. По его словам, хлор используется на первом этапе очистки воды – для окисления. “При его отсутствии не будет окислительного процесса, поэтому система фильтрации и система гравитационного отстаивания примет на себя весь удар. Технологический цикл будет нарушен. Что случится после этого с очистными сооружениями? Вероятно, фильтрационный материал будет быстро выходить из строя. Его придется быстро менять, и на это тоже понадобятся дополнительные средства. Если попытаться наладить процесс, то расход электроэнергии на промывку воды и системы увеличится колоссально. Для многих водоканалов это дополнительные расходы, которых нет в тарифе”, - утверждает директор Житомирского водоканала.

Экс-депутат Михаил Поживанов приводит в своем блоге примеры стран Европы, где очистка воды происходит методом озонизации с применением также биологических фильтров из активированного угля. “В Хельсинки на очистных сооружениях вода обрабатывается сульфатом железа, потом пропускается через песчаные фильтры, а затем проходит еще несколько этапов обеззараживания. В Париже воду очищают озоном, также пропускают через песчаные фильтры, а затем еще раз озонируют и «доочищают» активированным углем. В Берлине воду аэрируют, то есть насыщают жидкость кислородом. Затем с помощью реагентов абсорбируют железо и марганец, и фильтруют через песчаные фильтры”, - отмечает автор блога.

Ігор Коломойський, український бізнесмен
Игорь Коломойский, украинский бизнесмен

Равные условия — не для Коломойского

Однако интересно, почему остановился "Днепразот"? “Все очень просто, - объясняет директор Консалтинговой группы А-95 Сергей Куюн, - с 1 апреля 2018 года закончился контракт на поставку природного газа "Укрнафтой". И "Укрнафта", "Днепразот" принадлежат группе "Приват" Игоря Коломойского. В 2011 году последний, опять-таки не без угроз остановить "Днепразот", организовал аренду "Укрнафтой" цеха по выпуску аммиака на "Днепразот". Таким образом исчезла необходимость продавать газ "Укрнафты" государству по низким регулируемым ценам, а продавать его по таким же низким ценам своему предприятию. Так был образован еще один мощный канал вывода средств из “Укрнафты”. Полугосударственная нефтедобывающая компания поставляла газ, производила аммиак и тут же продавала его "Днепразоту".

По данным аналитиков группы, только в 2017 году "Укрнафта" недополучила, а значит фактически дотировала завод своего миноритарного акционера на 1 млрд грн. А если бы "Укрнафта" просто продавала свой газ на рынке, то получила бы больше на 1,7 млрд грн.

Схема была настолько невыгодной, что глава “Укрнафты” Марк Роллинз был вынужден ее разорвать (поговаривают, что нынешний топ-менеджер довольно благосклонен к Коломойскому. – Авт.). Как и ожидалось, завод сразу остановился. Точнее, он оказался в равных условиях с другими химзаводами, в частности ОПЗ и "азотами" Фирташа, которые то и дело останавливаются из-за убыточности переработки газа. “Коломойский так не привык, и заработанные на поставках дешевого газа миллиарды тоже тратить на свой завод не собирается. Поэтому выкручивает руки правительству, прикрываясь хлоркой для водоканалов как щитом. Хотя эта позиция в номенклатуре "Днепразота" глубоко периферийная и, говорят специалисты, может выпускаться без запуска всего производства. На днях "днепразотовцы" даже приехали в Киев на демонстрации и пикетирование Кабмина, но место оказалось занято "евробляхерами", - утверждает Сергей Куюн.

Инцидент с якобы дефицитом хлора заставляет задуматься над проблемой монополизации и приоритетами инвестирования в инфраструктуру. Во всем цивилизованном мире воду давно обеззараживают другими методами, поэтому, может, и хорошо, что «Днепразот» взбунтовался против цен на газ – есть повод поговорить об отказе от хлора. В целом же понятно, что государство в сфере водоснабжения за все годы независимости так и не диверсифицировало свои риски. “Производство стратегического продукта находится в руках монополиста и входит в сферу влияния частных интересов. Вопрос "Кто виноват?" в этом случае такой же риторический, как и то, что первично: курица или яйцо”, - резюмирует Андрей Никитин.

Марина Нечипоренко, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-