Save Oleg Sentsov. Россия: над пропастью во лжи - 09.08.2018 12:21 — Новости Укринформ
Save Oleg Sentsov. Россия: над пропастью во лжи

Save Oleg Sentsov. Россия: над пропастью во лжи

Аналитика
723
Ukrinform
Кремль цинично доводит украинского политзаключенного до смерти

Уже не только с каждым днем, но и с каждым часом ситуация со здоровьем и жизнью Олега Сенцова становится все тревожнее. Трудно удержаться, чтобы не набирать постоянно в поисковике «Сенцов», нажимая клавишу поиска «News».

Реальные новости, однако, приходят лишь раз в несколько часов и они все более неутешительные.

ВТОРНИК: РЕЗКОЕ УХУДШЕНИЕ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ

Посмотрим на ситуацию хронологически.

7 августа (вторник) в 14:40 появилось сообщение от адвоката Дмитрия Динзе о резком ухудшении здоровья Сенцова. Было сказано, что он «в плохом состоянии», сильно понизился гемоглобин, что привело к анемии, соответственно – очень слабый пульс, около 40 ударов в минуту, слабость во всем теле. Также – проблемы с сердцем.

Вслед за этим УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу выпустило сообщение, суть которого в том, что в результате «поддерживающей терапии» и «медицинской помощи» состояние здоровья Сенцова О.Г. «удовлетворительное». (Последнее обновление заявления – 19:03).

После этого уже появились посты Динзе в Facebook все более тревожные – по нарастающей. В первом, выложенном в 20:39, сообщалось, что главврач гражданской больницы угрожал применить к Сенцову карательную медицину – насильственное кормление: «Сенцов Олег не верит в обеспечительные меры со стороны России. Ранее его привозили в гражданскую больницу для обследования и возможности помещения в медицинское учреждение гражданского типа. Главный врач, как узнал, кого к нему привезли, сказал, что привяжет Олега к больничной койке, напичкает его насильно медицинскими препаратами и искусственным питанием. Если же Олег будет отказываться, то трубу с искусственным питанием поставит в нос, либо рот, на крайний случай в задницу. Вот такие врачи в России бывают. Карательная медицина».

Второй же пост адвоката был просто страшным: «По информации от дипломатов, которые контактируют с Россией по решению вопроса с Олегом Сенцовым, указывается, что Сенцова не собираются отпускать, по типу ПУСТЬ ПОМИРАЕТ В НАЗИДАНИЕ ДРУГИМ ЗАКЛЮЧЕННЫМ. Если это правда, то я даже не знаю, как это комментировать».

СРЕДА, УТРО: ПРИЗЫВЫ И ИГРЫ С ПИСЬМАМИ

8 августа (среда) появились новые заявления Президента (около 8:07) и представителя МИДа (17:00) Украины, призывы к международным партнерам «усилить давление на Россию для скорейшего освобождения всех украинских заложников, в том числе Олега Сенцова, который голодает уже 86-й день». Москва, однако, продолжала отмалчиваться, тем самым подтверждая печальный инсайд адвоката Динзе.

А плохие новости становились все более плохими. В 15:30 сестра украинского кинорежиссера Наталья Каплан написала в Facebook: «Все не просто плохо, все катастрофически плохо. Олег мне через адвоката передал письмо, он почти не встает. Написал, что конец близок, и он это не про освобождение. Спрашивает, интересуется ли кто-то еще его голодовкой, ему не передают писем, никаких! Говорит, что он сейчас в информационном вакууме и вообще не знает, что происходит. Я вообще не представляю, что еще можно сделать и как его вытащить... все очень плохо».

Днем в среду я написал письма российским омбудсменам разного уровня, главе ОНК в Ямало-Ненецком автономном округе, связался с адвокатом Динзе и челябинской правозащитницей, дружной с Сенцовым, Татьяной Щур. Она сказала мне первую позитивную за эти дни новость – что после недельного цензурирования двух ее писем (от 31 июля и 1 августа), их наконец-то передали Олегу. То есть, хотя бы информационный вакуум, создававшийся вокруг Сенцова, был нарушен (о чем Каплан, писавшая свой пост, еще не знала). Впрочем, особого оптимизма это не добавляло. «Если будут силы, ответит», – ответила Щур на вопрос, когда рассчитывает получить письма от Олега.

Впрочем, радоваться было рано. Правозащитники обратили внимание, что на сайте ФСИН-Письмо «вообще отключили функцию приёма писем в (колонии, – ред.) Лабытнанги». И действительно, любой интересующийся мог зайти на соответствующий сайт да ввести в поисковые окошки ИК-8 Лабытнанги». В ответ появлялась именно эта надпись «Обработка писем временно приостановлена».

СРЕДА, ВЕЧЕР: КАТАСТРОФИЧЕСКИЕ НОВОСТИ

Тем временем, вновь оживились российские деятели. В частности, пресс-секретарь уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой Алексей Зловедов (какая удивительная фамилия, будто взятая из фонвизинских пьес) резко воспылал желанием рассказать «Интерфаксу» (16:59) самые свежие новости не первой свежести: «Я вчера разговаривал с уполномоченным по правам человека в Ямало-Ненецком автономном округе Анатолием Саком, он по моей просьбе звонил врачу, который наблюдает Олега Сенцова в колонии. По словам врача, состояние относительно стабильное».

На самом деле это новость не такая успокаивающая, как выглядит на первый взгляд. Что значит «относительно стабильное»? Относительно кого? Марченко и Стуса? Или относительно здорового человека. Иными словами, «относительно стабильное» = «не вполне стабильное». И это, напомню, сказано 8 августа про «вчера», то есть по состоянию еще на 7 августа. А в тот день, как мы помним, УФСИН России по ЯНАО определил состояние здоровья Сенцова, как «удовлетворительное». То есть, на «троечку». И видимо на слабую «троечку».

А в 18:44 «Интерфакс» дал новость с куда более прозрачным намеком: «Сенцов отказался от встречи со священником» (Россия сейчас – страна архаизирующаяся, а по русской классике мы помним, в каких случаях к кому-то зовут священника). При этом, согласно тексту новости УФСИН, вроде как, дал разрешение на встречу Григорию Михнову-Вайтенко, епископу Апостольской православной церкви (течение альтернативного православия, у истоков которой стоял российский диссидент, член московской Хельсинкской группы Глеб Якунин). Хотя перед этим сообщалось, что по мнению фсиновского начальства, «этот визит нецелесообразен». А отказ Сенцова от встречи с прилетевшим епископом на самом деле выглядел так: «В медчасть зашел местный священник (из церкви РПЦ, – О.К.) отец Богдан, спросил, не хочет ли Олег исповедаться и не надо ли ему чего, Олег ответил отказом и иерей ушел»...

В 18:52 украинский омбудсмен опубликовала пост с восклицательными знаками и обращением к Москальковой и председателю Совета по правам человека при президенте РФ Михаилу Федотову с предложением «обсудить любые условия обмена, лишь бы спасти Олега Сенцова». Денисова сказала, что готова вылететь в любую минуту. Она обратилась к ответственным лицам РФ с просьбой как можно скорее предоставить самолет для перевозки Сенцова в любую больницу, в которой ему смогут оказать необходимую медицинскую помощь.

 21:46 Наталья Каплан повторила слова про необходимость медицинского самолета для спасения ее брата: «Вытаскивать Олега нужно срочно, он в таком состоянии, что за ним нужно отправлять медицинский самолет. Его опасно перевозить даже обычным пассажирским самолетом... Я хорошо знаю Олега и если он жалуется, а сейчас он жалуется и предполагает конец, то могу смело сказать, что все очень плохо и это можно умножать на 100, потому что Олег – из тех, кто не говорит, что плохо до последнего».

РОССИЙСКИЕ «ПРАВОЗАЩИТНИКИ» ВОКРУГ СЕНЦОВА

Вот такими новостями закончилась среда, 8 августа.

И здесь нужно сделать паузу в хронологическом рассмотрении, обратив взгляды на российскую сторону. На так называемых российских «правозащитников».

Председателем Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ямало-Ненецкого автономного округа является Данила Гонтарь. Ни на одно из моих писем-запросов он не отвечал ранее, думаю, не ответит и сейчас. Не секрет, что люди, набранные в последние составы ОНК, как бы это помягче сказать... ну не очень близки правозащитной деятельности. Гонтарь – зам начальника отдела в "Государственном юридическом бюро". Это Бюро занимается предоставлением «бесплатной юридической помощи населению», то есть перед нами структура, стопроцентно аффилированная с государством. Показательно, что страничка ОНК Ямало-Ненецкого автономного округа в интернете расположена на сайте регионального отделения ФСИН. Еще пояснения нужны?

Анатолий Сак – омбудсмен по ЯНАО, помните, тот самый, с которым созванивался Зловедов. Он тоже по происхождению не правозащитник, а, напротив – из прокурорских. Но до 1995 года Сак работал вообще по другой части – в нефтегазоразведочной экспедиции. Видимо, поэтому человеческого в нем больше, чем в «правозащитнике» Гонтаре. По крайней мере, Сак неоднократно отвечал на запросы, давал какие-то неформальные пояснения.

Все, однако, изменилось с началом Сенцовской голодовки, особенно когда она вошла в серьезную стадию. Письмо от 21 июня 2018 года, довольно развернутое и подробное, Анатолий Сак закончил так: «В следующий раз по вопросам, связанным с осужденным Сенцовым, прошу обращаться к УПЧ в РФ Москальковой Т.Н.».

Так что 8 августа я писал параллельно и Саку, и в аппарат Москальковой, которым как мы помним, заведует Алексей Зловедов. На мой развернутый запрос последний ответил таким образом: «В настоящее время Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации находится в отпуске. Я перешлю Татьяне Николаевне интересующие Ваше СМИ вопросы». Это было в 15:23. Очевидно, к этому времени количество запросов стало критическим, и Зловедов из Москвы созвонился с Саком в Салехарде (столица ЯНАО), в результате чего появилась цитированная выше новость об «относительно стабильном состоянии» Сенцова.

Прошу, однако, внимательней перечитать его ответ. Омбудсмен в отпуске – ну, это понятно, для России это святое. Тем более, в августе. Когда «Курск» утонул, ради этого власти тоже не стали прерывать отпуска. Страна у них такая – с такой ценой человеческой жизни. Важней другое. Зловедов не сказал, что Москалькова ответит по окончании отпуска. Он сказал лишь, что перешлет ей вопросы. А, там, получается, кто знает – может, она и ответит. То есть, можно предположить, что отдых омбудсмена РФ не настолько всеобъемлющий, что вот прямо отпуск-отпуск-отпуск. А, наоборот, руку на пульсе она в какой-то степени держит. Просто ей в данный момент правильней «быть в отпуске».

И для нас, всех, кто переживает за судьбу Сенцова – это тоже вполне тревожный сигнал...

 Наталья Каплан  / Фото: AFP
Наталья Каплан / Фото: AFP
ЧЕТВЕРГ: СЛАБЫЕ НАДЕЖДЫ И УВИЛИВАНИЯ

Итак, 9 августа (четверг).

Строго говоря, эта новость появилась на «Громадськом» еще в последние минуты среды, в 23:49. Но понятно, что разошлась она уже ночью 9 августа. Наталья Каплан сказала, что адвокат Динзе передал ходатайство о помиловании от матери Олега в комиссию по вопросам помилования на территории Ямало-Ненецкого автономного округа. Но тут же оговорилась, что не может сказать, будто «это ускорит процесс освобождения, потому что на предыдущее (обращение, – О.К.) они вообще никак не отреагировали».

Ну и в 8:45 по Москве (это 10:45 по Салехарду) мне ответил Анатолий Сак. Точнее пришел ответ с мейла Сака, омбудсмена по ЯНАО РФ. Вот он: «В настоящее время А.И.Сак находится в отпуске, по все вопросам в отношении осужденного О.Сенцова Вы можете обратиться в УФСИН России по ЯНАО, либо в ФКУ ИК-8 УФСИН России по ЯНАО, где содержится и отбывает наказание осужденный. В адрес Уполномоченного по правам человека в ЯНАО жалоб и обращений от осужденного О.Сенцова не поступало».

И снова отпуск. Что, повторюсь, нормально для августа. Но снова отпуск относительный, как и в случае с Москальковой. Потому как мы помним, что ее пресс-секретарь и советник Алексей Зловедов 7 августа звонил Анатолию Саку, а тот звонил врачам.

Что касается писем ФСИНу... Да, конечно, напишем. Но неужели непонятно, что «Служба исполнения наказаний» и «Уполномоченный по правам человека» – это совершенно разные структуры, сущности – не взаимозаменяемые! И странно обращение к одному переадресовывать к другим.

Так что и тут пока все выглядит скверно. Все расейские, кому надлежит отвечать за жизнь и здоровье заключенных, засели в выжидательных отпусках.

И ни о чем хорошем для нас это говорить не может.

Также снова зашел на сайт ФСИН-Письмо. И там во время написания текста при наборе в окошке «ИК-8 Лабытнанги» в ответ по-прежнему появляется надпись «Обработка писем временно приостановлена». На самом деле это даже хуже, страшнее, чем может показаться на первый взгляд. Это не просто создание «информационного вакуума», это предварительная защита против обрушения сайта в случае очень плохих новостей с Сенцовым. И естественного последующего интернет-флешмоба со стороны всех неравнодушных.

(Здесь добавим: ко времени публикации этого материала ФСИН-Письмо для ИК-8 Лабытнанги заработало. Появилась надпись "Можно отправлять письма, фотографии и получать ответы". Что ж, посмотрим, надолго ли это. Ну и воспользуемся предоставленной возможностью. Пишем письма Олегу Сенцову).

ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ ПРОТИВ #SAVESENTSOV

Тем временем в российском информационном поле вольно гуляют мессиджи, выгодные Кремлю и обеляющие его в деле с Сенцовым. Представляют их в разном стиле разные персоны. Но общая суть – одна.

Скажем, хороший, но бесконечно наивный человек, российский кинорежиссер Александр Сокуров. В Кремле ему объяснили, что это не Россия, не Кремль, не Путин виноваты в таком развитии судьбы Сенцова. Это Украина плохо борется за освобождение Сенцова. А как, по мнению Сокурова, должна бороться Украина? Мы знаем. Он это описал в известном письме президенту Порошенко. Для спасения Сенцова Украина должна максимально сдать свои позиции – отпустить всех заключенных, как-то связанных с Россией, перестать плохо говорить о Кремле и России. И что?! И смирно ждать, что Россия соизволит отпустить Сенцова. Ну вот как это? Как, вроде, неглупый и, вроде, неподлый человек может писать?

А что уж говорить об откровенных подлецах, вроде Глеба Павловского и Алексея Венедиктова. Павловский эту тему нечасто юзает, но, если затрагивает, то тоже периодически повторяет, что это Украина мало активничает в связи с Сенцовым, «будто ее вообще его судьба не волнует». А Кремль, хладнокровно решающий – дать человеку умереть или не дать – вроде как ни при чем.

Более нагл и напорист Венедиктов. Тезис «Все вопросы – к Украине!» само собой. Но у него еще один из главных тезисов – раскрутка «проблемы» с, якобы, двойным гражданством Сенцова (как и Кольченко). В венедиктовском изложении – это некая гигантская проблема, на решение которой нужно невероятное количество специалистов и времени. «Вот в чем проблема!», – восклицает с он идиотическим блеском в глазах, так что невольно хочется напомнить ему его же любимую фразу: «Аптека – за углом!». Также Венедиктов, в последнее время превратившийся в жреца, объясняющего мысли и действия божества, В.В.Путина, любит порассуждать, что Солнцеликий такими мелочами, как жизнь и судьба какого-то там отдельного осУжденного вообще не занимается. Хотя в другой раз вдруг предлагает начать поиск фигуры, к совету которой отпустить Сенцова, Путин бы прислушался. Накреативили двоих – главу Китая и Папу Римского (и как раз вскоре после этого появилось письмо Сокурова, не только Порошенко, но и Франциску).

А еще есть спокойный, интеллигентский вариант изложения того же. Это когда аналитик Валерий Соловей вальяжно объясняет, что в связи с делом Сенцова в Кремле ждут «неких предложений от Украины». Ведущие почему-то не спрашивают, каких именно. Видимо, сами понимают – тех, что огласил Сокуров в письме Президенту Украины.

Одним словом, прикрытие, дымовуху на случай катастрофического развития ситуации с Олегом Сенцовым Кремль и подкремлевские уже запустили. Они к такому развитию событий готовы. И в случае часа Х сделают этот дым более густым и вонючим, да еще включат на полную мощь свои телеоблучатели...

Олег Кудрин. Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>