Александр Ярема, заместитель министра молодежи и спорта
У молодежи мало шансов на политическую карьеру, потому что лидеры возглавляют партии чуть ли не до последнего вздоха
21.08.2018 16:02 671

Современная молодежь стала активнее участвовать во многих процессах в Украине. Но вопрос поддержки юного поколения государством не теряет своей актуальности. О ситуации в сфере молодежной политики, о шагах, которые необходимо сделать для обеспечения надлежащих условий реализации потенциальных возможностей юношей и девушек, Укринформу рассказал заместитель министра молодежи и спорта Александр Ярема:

- Александр Иосифович, вы говорили, что одна из важных задач, которую перед собой ставит Министерство молодежи и спорта, это - развитие молодежной инфраструктуры. Чего, по вашему мнению, не хватает современному поколению?

- В нашем понимании развитие инфраструктуры - это создание пространств, которые будут открыты и дружелюбны для молодежи. Это те места, где школьники или студенты, молодые люди смогут с пользой проводить свое время, получать дополнительные знания или навыки. То есть речь идет о неформальном образовании, о возможности раскрыть лидерский потенциал. Это может быть проектный менеджмент, обучение работе в команде и не только.

Кстати, у нас уже есть яркие примеры развития молодежной инфраструктуры. Созданы и работают много молодежных центров, их еще называют молодежными пространствами или молодежными хабами, и подходы к этой работе самые разные - в зависимости от запроса молодых людей. К примеру, есть молодежный центр «Теплица» в Славянске Донецкой области. Там есть кружки, где молодежь учат программировать и печатать на 3D-принтерах. В соседнем Краматорске есть молодежный центр «Свободная хата», где особое внимание уделяют развитию музыкальных талантов. В г. Лимане есть молодежный центр «Альтанка», где приоритетным направлением является урбанистика, молодежь учат создавать города, комфортные для проживания.

- Какова роль государства в процессе создания таких центров?

- Конечно, сами они не организовываются, государство помогает. Несколько лет назад в Украине существовал десяток молодежных центров, а сейчас только в Донецкой области их больше 80. Но для того, чтобы центры развивались, надо изменить законодательство. Мы несколько раз совместно с народными депутатами вносили в сессионный зал парламента соответствующие предложения. В прошлом году правительство приняло постановление, которым утвердило Типовое положение о молодежном центре, тогда же Верховная Рада проголосовала за изменения в Бюджетный кодекс, в который внесли опцию поддержки молодежных центров.

А еще надо хорошо поработать с местной властью, которая должна помочь найти лучшее место для такого центра. Он обязательно должен быть в зоне пешей доступности, потому что если будет находиться далеко и к нему надо ехать, молодежь туда не пойдет. Если же расположен возле школы или возле дома, больше шансов, что молодежь туда будет ходить.

Помните, как страну шокировали кадры из Чернигова, когда молодые люди издевались друг над другом и снимали это на телефоны? Выяснилось, что они проводили свое свободное время возле супермаркета. Бывает такое, что и на заправках или на остановках собираются. Поэтому очень важно организовать комфортное пространство, где можно проводить время с пользой, получать знания и навыки.

Подходы к созданию таких центров самые разные. Где-то на базе старых библиотек или домов культуры, клубов молодежь вместе с местными властями делает яркие места для себя. Есть случаи, когда их делают с нуля, например, на базе высших учебных заведений.

- Вы встречаетесь с зарубежными коллегами, обсуждаете молодежную проблематику. Какие похожие проблемы в этой сфере видите, а какие существуют только в Украине?

- Да, мы проводим встречи, обмениваемся опытом. В контексте развития молодежной инфраструктуры смотрели на опыт Финляндии. У них очень развита система молодежных центров, разнообразных пространств, но проблема привлечения молодых людей к активной общественной жизни до сих пор актуальна. Юных финнов это не очень интересует, они достаточно пассивно воспринимают ситуацию больше в роли потребителей, чем тех, кто хочет формировать.

Например, для Германии вызовом является миграция, в то время как для нас - вопрос внутренне перемещенных лиц актуален. Когда большое количество людей меняет место жительства, встает вопрос о создании для них нормальных условий (жилье, учеба, работа и др.).

Большое количество молодежи, которая злоупотребляет алкоголем, наркотиками - с такой проблемой столкнулись многие страны, в том числе наше государство. Поэтому следует популяризировать среди молодого поколения здоровый образ жизни и мысль о том, что быть здоровым - это хорошо.

Вопросы занятости молодежи острые для многих стран. Создание программ стажировки, новых рабочих мест, возможностей для профориентации, профдиагностики, создание всех условий для того, чтобы человек мог себя найти на рынке труда - над этим работаем. У нас, кстати, критическая ситуация, потому что около 50% выпускников высших учебных заведений работают не по специальности, более 60%, которые стоят на учете в службе занятости, имеют высшее образование. Поэтому мы думаем, как лучше работать с молодежью, со школьниками, родителями, для того чтобы помочь им сориентироваться, начали создавать карты профессий. Есть справочник для компаний о том, как стать более дружественными для молодежи, ведь каждое поколение имеет свои отличия, специфику, запросы.

Начали такой формат форумов совместно с нашими партнерами из Центра «Развитие корпоративной социальной ответственности», с Фондом народонаселения ООН, где в границах одного пространства встречаются представители бизнеса и молодежи. Они делятся своим видением, ожиданиями, опытом, договариваются о сотрудничестве. Так же пытаемся организовать тесный контакт молодежи с властью.

- Какая область, по вашему мнению, является лидером по развитию молодежной политики, а какая тормозит?

- Сложно давать такие оценки. Например, Днепропетровская область очень много внимания уделяет работе с молодежью, там в некоторых селах есть победители конкурса лучших практик молодежной работы. Донецкая область является одним из лидеров в развитии молодежной инфраструктуры. Есть довольно много интересных инновационных идей на Волыни. К сожалению, на Николаевщине, Херсонщине, в Черновицкой и Хмельницкой областях эти процессы проходят чуть медленнее.

С прошлого года мы начали активнее работать с органами местного самоуправления, привлекаем объединенные территориальные громады к различным активным мероприятиям. Поэтому бывает так, что на областном уровне меньшая активность, в то же время в регионе есть громады или города, где интересная молодежная жизнь. Можно вспомнить, например, Каменец-Подольский, Умань.

- В некоторых ведомствах, в частности, при Министерстве информационной политики есть студсовет, который работает постоянно. Какие формы сотрудничества с молодым поколением у вас?

- Различные формы. Мы - первое министерство, которое начало проводить открытые конкурсы поддержки проектов молодежных организаций. Тесно сотрудничаем с Национальным молодежным советом Украины, который объединяет большое количество всеукраинских и региональных организаций, с Украинским молодежным форумом, Украинским молодежным альянсом.

Много коммуникаций с представителями разных сред, иногда такое общение проходит неформально. Почему так? Потому что есть формальная организация, а есть общественный совет, который играет свою роль в определенных процессах, а все остальное базируется на работе рабочих групп. Недавно, например, собиралась рабочая группа, которая обсуждала Типовое положение о молодежных консультативно-совещательных органах. Когда есть вопросы для обсуждения, мы приглашаем широкий круг заинтересованных лиц, экспертов, молодежь и совместно разрабатываем проекты решений.

- Много ли людей, которые готовы вместе с вами включаться в работу?

- Хватает, и даже не десятки, а сотни лидеров различных организаций, в том числе регионального уровня. Эта молодежь активная, интересуется многими процессами, которые происходят в государстве, имеет конструктивные идеи. Она приходит, презентует свои проекты, получает финансирование и потом у себя в регионах реализовывает их. Это важно для обеих сторон, потому что они чувствуют нашу поддержку, а мы выявляем те проблемы и вызовы, которые есть на местном уровне, поэтому готовы на них реагировать.

- Если у человека есть определенная идея, каким образом ее проще всего донести до руководства Министерства? Насколько вы лично открыты для общения?

- Есть много примеров, когда молодежь обращается через социальные сети. В Facebook мне кратко излагают свои инициативы или описывают проект. Далее мы в Министерстве анализируем информацию, советуемся, кому поручить эту работу. Есть руководители подразделений, которые могут помочь. Если необходимо мое участие, встречаюсь с инициаторами. Иногда нам присылают официальные письма по почте или электронной почте. Достучаться до нас легко.

- Есть молодежь активная и спортивная, но есть и такая, которой интересно пьянство или наркомания. Как с этим можно бороться?

- Во-первых, могут помочь нам в этом молодежные организации и центры, о которых уже говорили. Если человек сможет реализовать себя в позитиве, то в алкоголе или наркотиках не будет потребности. Помогут разнообразные проекты: лагеря, тренировочные занятия, учения, тренинги, обмены и много других инструментов. Это не мы придумали, это опыт многих развитых стран. Если человек будет находиться в нормальном обществе, где все это не употребляется, то и у него такой потребности не будет больше. Времени на вредные привычки не останется.

А если молодой человек уже попал в беду, в беде его не оставим. У нас есть надежных партнеров - центры реабилитации, которые помогают выйти из ситуации зависимости. Мы также работаем с Международной антинаркотической ассоциацией, которая помогает молодежи, с правоохранителями, с коллегами из ЮНИСЕФ. Не только боремся с проблемой, но и пытаемся противодействовать на информационном фронте, проводим опрос, разъяснительные кампании. Был, например, электронный опрос о различных сферах жизни молодежи, об алкоголе, наркотиках, буллинге, молодежной инфраструктуре, занятости, профориентации, торговле людьми. Если человек в течение определенного промежутка времени не ответил на вопрос, система автоматически отправляла полезные ссылки и советовала, откуда информацию можно взять.

-Вы упомянули о буллинге. Считаете, что принятие зарегистрированного в ВР законопроекта, который предусматривает увеличение штрафа за травлю школьников, повлияет на ситуацию?

- Вряд ли. У нас уже есть примеры штрафов за курение в общественных местах, за употребление алкоголя. На практике реализовать такое сложно.

Считаю, что это вопрос времени, информирования и культуры. Часто такие конфликты воспринимаются как нечто привычное и не считаются проблемой, поэтому сейчас с коллегами из Минобразования и экспертами стараемся дать четкое определение этого. Кроме этого, необходимо сформировать план действий, объяснить, что надо делать, когда проблему выявили. То есть, что следует делать, куда обращаться. Здесь есть разные инструменты. Мы сейчас общаемся с коллегами, которые разрабатывают спектакли для молодежи и родителей, для педагогов, где изложены истории о детях, которые попали в подобную сложную ситуацию и как из нее вышли. Также есть организации, которые издают книги о буллинге. Каждый из нас должен объяснять подросткам, что издеваться над другим неприемлемо, что это плохо, это зло. Со временем это может дать результат.

- Как можно бороться с проблемой оттока умных молодых людей за рубеж? Или со случаями, когда парни и девушки переезжают в крупные города, а села остаются без молодых кадров?

- У нас очень часто прикрываются такой общей фразой «молодежь - наше будущее» и на этом все заканчивается. Но это большая ошибка. Надо развивать громады. Чем больше будет возможностей участия молодежи в процессах принятия решений на уровне громады, чем лучше будет развиваться эта громада, тем больше шансов на то, что молодежь останется. Она должна быть привлечена повсюду, от формирования бюджета до развития инфраструктуры, проектирования объектов. Молодые люди увидят это развитие, поймут свою ответственность, и это хорошо. Так зачем же тогда строить дороги, по которым некому ездить, зачем детские сады и школы, в которых не будет детей? Поэтому мы сейчас активно общаемся с населением, объясняем, почему им настолько важно обращать внимание на молодежь, учитывать ее интересы.

- Украина уже готовится к выборам. Если раньше политической жизнью больше интересовались пожилые люди, насколько активна молодежь будет во время этих выборов?

- У меня нет результатов исследований этого вопроса, но есть ощущение, что на этот раз количество сознательных молодых людей будет значительно больше. Последние два года мы активно работаем в разных средах, в разных сферах, с разными молодыми людьми, громадами, пытаемся приучить их к критическому мышлению. Объясняем, что они могут влиять на решение многих вопросов, советуем учиться сознательно делать тот или иной выбор и не бояться нести за него ответственность. Вот, например, если человек приходит со своей идеей, которая потом воплощена в молодежный центр или новые велодорожки. Фактически есть идея, есть действие и есть понимание, как это влияет.

И с выборами ситуация похожая, потому что здесь надо понимать, что те люди, которые презентуют свои идеи, получив нашу поддержку, должны реализовывать свою программу. И эти идеи будут воплощены в законы или указы Президента, и затем непосредственно будут влиять на нас, избирателей, на наши города и села. Мы объясняем эту взаимосвязь: твой выбор - твое действие очень важное. Но, влияя на решения такого масштаба как президентские и парламентские выборы, молодой человек должен уметь анализировать, мыслить критически. Есть здесь и вопрос доверия. Каждый из нас должен верить в то, что его голос действительно имеет значение.

- Кстати, есть результаты социологического исследования, которые свидетельствуют о том, что украинская молодежь стремится к образованию и не хочет политической карьеры. По вашему мнению, почему так?

- Полагаю, это потому, что у нас нет сложившихся и понятных социальных лифтов. Если в развитых европейских странах человек может прийти в политическую организацию и уже через 1-2 года возглавить ее, далее можно идти в партию с перспективой стать ее лидером, то у нас эта цепочка работает по-другому. Можно прийти в организацию и активно там работать, но это не означает, что можно достичь каких-то конкретных результатов. Такая же ситуация с партиями. Очень важно, чтобы там были внутренние демократические процедуры, но часто бывает, что у политсилы есть свой лидер, который пришел несколько лет назад и до последнего вздоха возглавляет. Опыт стран ЕС показывает, что молодежь заинтересована в ротации и не настроена ждать десятилетиями, пока кто-то состарится, уйдет на пенсию, потому что только тогда появится этот шанс.

- А может, ситуация складывается так, потому что украинскую политику принято считать грязным делом?

- Политика не является вообще-то грязным делом. Потому что так и экономику, и бизнес, и образование, и журналистику можно назвать грязными. Я против ярлыков. Все зависит от того, кто и как этим делом занимается. Здесь есть определенный стереотип, который нам сознательно навязывают, чтобы в политику не шли люди с другими взглядами, люди, которые хотят что-то менять. Поэтому очень важно показать молодежи, что политики не стоит бояться, что там есть инструменты и возможности, которые позволят менять страну к лучшему. Конечно, не стоит ждать таких изменений быстро, но все зависит от определенной критической массы, то есть, сколько людей приходит и с какими намерениями в это дело.

- Министерство воплощает в жизнь ряд интересных проектов по привлечению молодежи к процессам реформирования государства. Расскажите о них.

- Есть проект стажировка молодежи в органах государственной власти различного уровня "Державотворець". Мы инициировали его совместно с Украинской академией лидерства, при содействии проекта USAID "Поддержка организаций-лидеров в противодействий коррупции в Украине" ("ВзаимоДействие"). Первый этап проекта - это была стажировка молодежи в Администрации Президента Украины, Секретариате Кабинета Министров Украины, центральных органах исполнительной власти. Убежден, реализация проекта позволит значительно повысить доверие молодых людей к власти, дать им понимание того, как происходят все процессы, как готовятся документы, как работают разные органы власти, как принимаются решения. Потому часто предвзятое отношение возникает именно из-за непонимания, из-за того, что кто-то сказал, что все плохо. Мы даем молодому человеку возможность самому во всем разобраться и сделать свои выводы.

- Министерство совместно с Программой развития ООН в Украине в июне объявило о старте конкурса "Лучшие практики молодежной работы в Украине - 2018". Много людей изъявило желание принять в нем участие?

- Мы до 1 сентября будем принимать заявки. Уже имеем очень большое количество обращений относительно участия. Цель конкурса - способствовать дальнейшему распространению положительного опыта украинских городов и громад по привлечению молодежи к процессу принятия решений, расширению возможностей молодых людей адвокатировать реформы и развить их навыки для развития будущего. Вот, например, в прошлом году в университете Гончара в Днипре студенты-историки в читальном зале общежития, который не используется, создали молодежное пространство «Кузница украинской интеллигенции». Этот центр вошел в десятку лучших практик молодежной работы.

У нас также есть отдельная программа «Молодежный работник». Ее идея заключается в том, чтобы в одном пространстве свести тех людей, которые работают с молодежью. Это могут быть работники различных государственных организаций - облгосадминистрации, районного совета, может быть библиотекарь или работник в сфере культуры и работы с молодежью. Система неформального образования, подобная нашему «Молодежному работнику», есть во многих странах Европы. То есть те люди, которые имеют уже знания, которые имеют определенные компетенции, далее производят и генерируют идеи или проекты, которые позволяют эффективно работать с молодежью. Поэтому мы активно развиваем такое направление работы, как «Молодежный работник», в котором есть трехуровневая система тренингов, есть и специализированные, которые касаются гражданского образования, волонтерства, инклюзивной работы в молодежных центрах, формирования здорового образа жизни и много-много других тем. Это необходимо для того, чтобы у людей, которые работают в молодежной среде, были разные компетенции. Такого, увы, не дает классическое образование. Есть учеба, профессии, где учат социальной работе, где учат педагогике, но, как правило, это все приводит к тому, что молодежь воспринимают как проблему. Мы смещаем фокус наоборот - это возможность, это потенциал, это ресурс, просто важно правильно его привлечь к этой активности и тогда выигрывают все.

В прошлом году мы актуализировали вопрос о роли молодого человека в процессах децентрализации. Это одна из ключевых реформ, которая касается очень многих процессов, начиная с того, что меняются полномочия, заканчивая тем, что смещается акцент на ответственность. Теперь понимаем, что отвечает за все не дядя в высоком кабинете, а каждый из нас, и если мы хотим что-то изменить в стране, то должны сами над этим поработать.

- Гражданское общество готовит предложения к первому проекту Национального плана действий относительно занятости молодежи. Что он нам даст?

- Это такой большой масштабный проект, над которым мы начали работать в этом году. В марте 2016 года Министерство совместно с коллегами Центра «Развитие корпоративной социальной ответственности», с рядом компаний, среди них были транснациональные и крупные украинские, начали такую инициативу - Пакт ради молодежи - 2020. Идея публичного обязательства компаний для создания рабочих мест для молодежи подтвердила свою эффективность. В 2017-м было создано более 15 тысяч рабочих мест и новых программ стажировки, более 300 партнерств, поэтому мы увеличили эти цели. Сейчас уже 100 компаний присоединилось, и мы проводим различные мероприятия в рамках пакта.

И так мы подошли к необходимости создания проекта Национального плана действий относительно занятости молодежи. Это должен быть такой интегральный план, направленный на то, чтобы молодой человек нашел себя на рынке труда в Украине. Речь идет о том, что в 5-6 классах с детьми следует начинать говорить о карьере, проводить профессиональную диагностику или тестирование, работать с родителями.

Следующий этап - выбор профессионального или высшего образования. Соответственно в вузе проходит программа стажировки, изменение программы под нужды рынка, следующая - рабочие места. То есть это комплексная история, связанная с развитием карьеры, связанная с изменением подхода компании к работе именно с молодыми людьми. Поэтому мы считаем необходимым выработать документ, который бы показал все эти потребности и попытался ответить на эти вопросы.

- Какие следует принять законопроекты, чтобы позволить молодым людям быть ближе к принятию важных решений?

- Для нас очень важно, чтобы было принято законодательство о молодежной инфраструктуре. Речь идет именно о молодежных центрах. До сих пор этот вопрос регулируется только решениями правительства, а их не всегда достаточно.

Было бы хорошо, если бы Верховная Рада обратила больше внимания на этот вопрос. Сейчас мы пользуемся Пересмотренной Европейской хартией об участии молодежи в процессе принятия решений на региональном и местном уровне. Часто сталкиваемся с проблемой, когда молодежь выступает с какой-то инициативой и громада ее поддерживает, но есть другая сторона, которая говорит, что не будет этого делать, потому что в законодательстве такого не прописано. И поэтому мы видим большую разницу между теми регионами, где власть сотрудничает с молодежью, создает инфраструктуру, вкладывает ресурс, проводит конкурсы для организаций, и регионами, где этого не делают.

Для нас очень важно, чтобы государство обеспечило такую возможность, потому что следующий этап - это помочь научить молодых людей использовать этот инструмент. А дальше уже будет легче поддерживать громады, где эта система работает, а где не работает - искать причину и помогать.

Елена Собко, Киев.

Фото: Елена Худякова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-