Путин следует за Александром III: сначала русификация - потом революция

Путин следует за Александром III: сначала русификация - потом революция

511
Ukrinform
Российская (недо)Федерация сеет рознь поправками к закону о национальных языках

Праздник 1 Сентября нынче по календарным причинам перенесся на 3 сентября. А у нас тем временем появилось время посмотреть на одно важное событие, происходящее сейчас не только в школьной, но и политической жизни нашего северо-восточного соседа. Что ж, «День знаний», так «День знаний». Давайте подробнее узнаем и об этом.

РЕЛИКТЫ «ИМПЕРИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ВЫРАВНИВАНИЯ»

Перед тем, как говорить о ситуации по сути, нужно заняться матчастью.

Россия на данный момент считается как бы федерацией, самым явным признаком чего является ее второе официальное название «Российская Федерация». Но на этом федеративность, по большей части, и заканчивается. Просто потому что авторитарная неконституционная монархия (каковой сейчас де-факто является страна) федерацией быть не может. Зато для таких монархий характерны взаимоотношения вассальной зависимости, личной унии. Именно такая сейчас, по сути, заключена между «президентом» России Путиным и правителем Чечни Кадыровым. То есть Чечня - это реально совершенно особый «субъект федерации», который как бы находится в подчинении центру, но в реальности в очень многих вопросах обладает правами экстерриториальности. И даже более того, вспоминая примеры из более древней истории, получает дань из центра (крупные дотации из федерального бюджета), что идеологически, пропагандистски преподносится как «забота о восстановлении республики, пострадавшей от войны» (в этом смысле примерно с той же степенью обоснованности можно говорить и о контрибуции). Так что Чечня в дальнейших рассуждениях, как случай особый, выносится за скобки.

Кроме Чечни в России еще есть 20 так называемых «национальных республик». Они достались Эрэфии в наследство от СССР/РСФСР. Большевики использовали национальный вопрос с декларативным «правом наций на самоопределение» как таран для разрушения Российской империи. Но, не дав империи распасться, как следует, они вынуждены были в действительности пойти на некоторые уступки разбуженному ими национальному самосознанию. Профессор Гарвардского университета Терри Мартин в своей замечательной книге «Нації та націоналізм у Радянському Союзі. 1923-1939 роки» (издана в Украине в 2011 году, очень рекомендую) назвал советское государство начального периода «Імперією національного вирівнювання».

В частности, такой уступкой, сохранявшейся до недавнего времени, было обязательное изучение (кроме русского) языка титульного народа национальной республики. Понятно, что в условиях ползучей русификации и рассказов о скором слиянии всех в единый советский народ эта мера не была панацеей, но все же она давала некоторые шансы на выживание каких-то автохтонных культур и народов.

Но так было до июля прошлого года. Тогда сам верховный правитель, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле, заявил: «Заставлять изучать человека язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать количество часов преподавания русского языка в республиках России». Ну и далее - важное уточнение, что русский язык это «естественный духовный каркас» страны. То есть, по законам логики, чем больше русского языка, тем выше духовность. После такого заявления началась быстрая разработка уточненного высоконравственного варианта закона «Об изучении национальных языков», в котором на территории национальных республик обязательным для изучения оставался лишь один язык - русский, остальные - на выбор, факультативно.

https://marc-aureli.livejournal.com
https://marc-aureli.livejournal.com

Это вызвало волну протестов, особенно заметную (но не для федеральных СМИ, в таких случаях подслеповатых) в Татарстане, самой крупной республике, не бедной благодаря энергоресурсам и с издавна высоким уровнем национального самосознания. Потом началось долгое бодание центра с провинциями и более-менее мягкое их усмирение. В конце концов, этим летом указанный закон был с некоторыми поправками принят и подписан президентом. Согласно ему родители с детьми должны определиться, какой язык они выбирают в качестве «родного» для изучения: русский или язык своего народа. Но это лишь кажущаяся симметрия. Те, у кого «родной язык» местный, они-то и русский все равно учить будут. А вот кто выбрал русский язык, от изучения местных языков освобождаются. Понятно, что в условиях давнего имперского вектора это прямой путь к вымиранию множества местных, коренных языков и культур в РФ.

Ну и после такого затянувшегося пояснения можно перейти к рассмотрению отдельных примеров.

ДОЛОЙ СТЫД! НОВЫЕ ПОПРАВКИ К ЗАКОНУ О ЯЗЫКАХ

...И все же придется начать с Чечни. Рамзан Ахматыч сказал, как отрезал, что «чеченец, который не хочет учить родной язык, где бы он ни находился, не чеченец», после чего нетрудно догадаться, на каком языке будут учиться дети, по крайней мере, в самой Чечне. Но это, повторюсь, особый случай.

В других местах сложнее. Например, в Республике Коми язык титульного народа республики в качестве «родного» будут изучать менее 5% учащихся этого «субъекта федерации». Но и эти цифры достигнуты исключительно за счет депрессивных сельских мест. А в столичном Сыктывкаре показатель вообще ужасающ - 0,76%. То есть очевидно, что при таком развитии событий язык коми через несколько поколений будет находится на грани вымирания.

Намного лучше ситуация в Татарстане, где вроде бы две трети семей школьников выбрали в качестве родного языка татарский. Впрочем, точные данные не сообщались. Видимо, такая дипломатическая игра. Если цифры будут низки - жди массового возмущения национальной интеллигенции, если велики - может начать прессовать Центр. А татарстанские элиты боятся еще больше «раскачивать лодку». Так что оптимальный вариант - помалкивать, отделываясь примерными показателями. И не для них одних, кстати. Многие республики точных данных выбора вообще не публикуют.

Башкортостан - публикует. И здесь ситуация обратная. Две трети выбрали русский язык, если точнее - 63,05%. Еще 15,60% - башкирский и 9,45% - татарский. Уровень русификации и денационализации станет понятнее, если наложить эти цифры на национальный состав Башкортостана: русских - 35,19%, башкир - 28,79%, татар - 24,78.

Подобная ситуация, а то и хуже, характерна для большинства национальных республик. То есть, совершенно очевидно, что имперский центр, Москва взяла курс на унификацию по примеру американского «плавильного котла». С той только разницей, что там изначально была страна эмигрантская, переселенческая. Россия же - континентальная империя, удержанная от естественных центробежных процессов лишь кровавой большевистской утопией «всемирной республики советов». А потом, при перерождении в СССР интернационализма в русский национализм, поначалу умеренный, все больше возвращающаяся к прежним имперским кондициям.

На первый взгляд, кажется (и, похоже, Кремлю в первую очередь показалось), что как раз такая русификаторская стратегия может обезопасить Россию от раскола недофедерации-недоимперии по этническим, религиозным и другим линиям. Безостановочная и повсеместная русификация, постоянное сокращение пространства употребления других языков, подмена национальных культур наднациональной камуфляжной, квази-культурой победобесия…  В процессе этого - подкуп политических и коммерческих (что, чаще всего, одно и то же) элит национальных республик. Такая линия имела бы какие-то шансы на успех, но только в условиях долгого стабильного, сытого существования (по отношению к российской петрократии употреблять слово «развитие» язык не поворачивается).

ИГРА НА ВЫЖИВАНИЕ: РУСИФИКАЦИЯ И ДЕСТАБИЛИЗАЦИЯ

Однако с 2014 года Россия взяла курс на неприкрытое имперство, агрессию и нарушение международных законов, что снежным комом повлекло за собой санкции-контрсанкции, экономическую стагнацию, усиливающуюся (само)изоляцию. При этом Москва, делающая во внешней политике ставку на хаотизацию всего и вся, на поддержку деструктивных сил в разных странах и зонах разлома, забывает, насколько она сама уязвима в этом смысле! Причем уязвима даже без ощутимого (на данный момент) внешнего давления по ее же внутренним, эрэфовским зонам разлома. И становится еще более уязвимой, благодаря нынешнему наступлению на права национальных республик.

Да, за прошедший год Центру удалось не допустить большого раскачивания лодки. Да, новый языковой закон принят и вступает в силу. Но это не значит, что национального протеста нет или он куда-то исчез. Да, местные чиновники, послушные (пока что) Москве, запрещают митинги против нового языкового закона или переносят их на окраины городов. Но это только множит обиды. А национальная обида - самое страшное, взрывоопасное, что может быть для империи.

Получается, что в условиях турбулентности, как политической, так и экономической, Москва сама затеяла рискованную игру на выживание. И теперь ключевой вопрос в том, что произойдет раньше: тотальная денационализация/русификация национальных республик или же общее ухудшение социально-экономической обстановки, разогретое нанесенными национальными обидами.

При этом это, повторюсь, пока что внешние игроки ведут себя по отношению к Москве крайне аккуратно и громких возражений не заявляют. Но первые ласточки, поддержка такого протеста на международной арене, уже есть. Скажем, поддержка обращения представителей Якутии, Татарстана и Северной Осетии в ООН с требованием задействовать международные правовые механизмы, чтобы принудить Россию быть более лояльной к национальным языкам, и в частности - подписать Декларацию ООН по правам коренных народов.

Это также письмо 87 европейских лингвистов, обращенное к Госдуме РФ с требованием отклонить законопроект о добровольном изучении родных языков в школах. (Оно было проигнорировано). Стоит подчеркнуть, что письмо было написано на финском языке.

Да-да, именно Финляндия, имеющая под боком русифицированную Карелию, именно финские деятели, а не Венгрия и не венгры, в данный момент принципиальны в вопросе о культурных правах угро-финских народов в РФ. Это, кстати, лишний раз подчеркивает искусственность, ангажированность атак правительства Орбана на украинский закон об образовании. Что ж нет желания так же рьяно обсуждать поправки к российскому закону, так сильно ущемляющие права «националов». Рука и язык не поднимаются? Нет? А ведь в России целых пять угро-финских национальных республик.

Еще больше - тюркских. Такое слово «пантюркизм» помните? Забыли?.. Но посмотрите вокруг - на Турцию, на страны Центральной Азии, идеи пантюркизма в Евразии звучат все более громко. Да, пока что они оформлены скорее, лишь словесно, популистски. Но процесс, как говорится, пошел.

И в завершение напрашивается аналогия. Одним из существенных факторов повышения революционных настроений в Российской империи в конце XIX века было «подмораживание», одним из проявлений которого стала русификаторская политика Александра III. (У сегодняшних российских политологов это пресловутое «подмораживание» стало любимым термином, просто штампом). Так вот, самым эффективным и успешным российским императором Путин считает Александра III (и как можно понять из контекста, ассоциирует себя с ним). Об этом он сказал год назад на открытии памятника своему любимцу в оккупированном Крыму. Но история наказывает за невыученные уроки - коллапс обновленной Российской империи так же неизбежен. И в будущем бездарный сидячий памятник императору в Ялте снесут точно так же, как снесли бездарный сидячий памятник Александру III в Москве сто лет назад.

Так что своими действиями по экстренной русификации кремлевские деятели сами роют подкоп под свои башни. Лопату им в руки!

Олег Кудрин, Рига

Первое фото: RFE/RL

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>