Евстратий Зоря, архиепископ УПЦ КП
Когда-нибудь откроются документы, как Моспатриархия готовила раскол Вселенского патриархата
11.09.2018 09:00 697

«Только ради того, чтобы видеть это, стоит жить в неспокойное время», написал мне в частном сообщениии мой коллега тележурналист, внимательно следящий за темой Томоса. Под «этим» он имел в виду события, связанные с обретением автокефалии. Нам всем надо вместить в сознание, кажется, значительно больше, чем мы представляли и рассчитывали. Здесь и стремительная смена событий, и чрезвычайное нервное напряжение для верующих и усиленный интенсив по изучению церковной истории для журналистов. Здесь и серия антиукраинских шагов со стороны РПЦ и церковного начальства УПЦ МП, и шаги в подтверждение украинского выбора со стороны Вселенского патриархата. И война, к сожалению, церковная война официальной России и РПЦ против получения нами автокефалии.

Последние события и возможные сценарии развития церковного сюжета после получения Томоса мы обсуждаем с архиепископом УПЦ КП Евстратием Зорей.

- Владыка, прокомментируйте назначения экзархов Вселенского патриархата в Украину. На какой период они назначены? Будут ли они находиться здесь постоянно? Каковы будут их действия, с кем будут встречаться? Где они будут находиться?

- В исторических и канонических нормах есть два типа экзархов. Есть экзархат территориальный, а есть персональный. Территориальный экзархат предполагает существование определенной административной единицы, большей, чем одна епархия. В 20-м веке таковым был экзархат РПЦ в Украине. Или таковым является экзархат русской традиции общины Константинопольского патриархата в Европе. Но речь не идет о таком экзархате, а речь идет о персональных представителях, задачи которых четко очерчены. Это не общая задача, они должны представлять Вселенский патриархат в конкретном деле подготовки предоставления автокефалии православной церкви в Украине. Подтверждением этого факта служит то, что экзархов два. Потому что если бы назначался администратор, по канонам не может быть два руководителя одной церковной структуры на одной территории. А представителей может быть и два, и три, и это может быть не только епископ, но и священник, и мирянин. Князь Константин Острожский носил титул экзарха Вселенского патриарха в конце 16 века. Поэтому, речь идет о посланцах патриарха в определенном деле. По вопросам о сроке их пребывания и о том, что они будут делать, то следует дождаться их прибытия и задавать эти вопросы самим екзархам. Они знают лучше, чем кто-либо, насколько полный мандат они получили от Вселенского патриарха.

Но вот мои прогнозы. Мне кажется, что если их задача – подготовить дело предоставления автокефалии православной церкви в Украине, они должны провести здесь определенную работу, а потом об этой работе отчитаться Вселенскому патриарху. Мне кажется логичным направить их работу на то, чтобы на ближайшей сессии Синода, ожидаемой 9-11 октября, можно было заслушивать определенные результаты. Очевидно, речь идет об интенсивном темпе процесса, а как он будет развиваться, - надо дождаться приезда этих иерархов.

- Прокомментируйте реакцию Синода РПЦ на назначение экзархов Вселенского патриархата. Напомню, РПЦ заявило о «грубом вмешательстве» Вселенской патриархии, превышение полномочий, которых у них, по мнению РПЦ, нет, и угрожает ответными действиями.

- Мы увидели не решение Синода, а заявление. Ибо Синод РПЦ не проводил заседания в эти дни. Заметно, что это, возможно, согласованное по телефону заявление, возможно, – патриарх сам решил, что может, посоветовавшись с некоторыми членами Синода, инициировать такое заявление.

Заявление не есть решение. Очевидно, это не объявление войны, а ультиматум. Угрозы. Сущность этих угроз достаточно ясно изложил митрополит Иларион Алфеев, отвечающий за церковную дипломатию РПЦ и являющийся членом Синода. Там в интервью четко прозвучали угрозы, обвинения в адрес Константинопольского патриарха, едва ли не вплоть до ответственности перед судом.

И требование прозвучало: отозвать решение о назначении экзархов в деле предоставления автокефалии и остановить само решение об автокефалии. Если решение не будет остановлено, то РПЦ пообещала ответные действия. Самое большее, что может быть, – это объявление об определенном разрыве в отношениях. Какой глубины будет этот разрыв, трудно сказать. Будет ли это разрыв между патриархами, что означает прекращение поминовения во время богослужения патриарха Варфоломея, будет ли объявлено о запрете сослужения иерархов церквей (когда будет возможность служить литургию вместе священникам, но не будет возможности сослужить иерархам). По такому сценарию развивался конфликт между Иерусалимской и Антиохийской церквями, когда, наконец, был объявлен запрет богослужебного общения клирикам.

- Я прослушала интервью митрополита Алфеева о решении Вселенского патриарха и была потрясена лексикой. Автокефалию он называет «вероломным проектом, направленным против украинского народа». Вселенскую патриархию обвиняют в якобы присвоении прав, которые ей не принадлежали. Сплошные унижения в адрес Вселенского, я таких слов ни от одного митрополита не слышала никогда. Скажите, хоть когда-то со Вселенским патриархом так разговаривали?

- Для Вселенского патриархии эти заявления не являются новыми. В этом духе Московская патриархия действует 75 лет от времени, когда они пытались в Москве собрать Вселенский собор и сделать Московского патриарха Вселенским.

Такие заявления со стороны церковного дипломата свидетельствуют, что его личная дипломатия исчерпана, это все больше напоминает риторику Лаврова по отношению к мировому сообществу, чем слова церковного иерарха. Все оценивают эти интервью, как имеющее очень мало общего с богословием и очень много общего с политикой.

- Они постоянно пугают расколом или даже сравнивают с великой схизмой 1054 года между Востоком и Западом.

- Я обращаю внимание на термин, который они употребляют, – что «произойдет раскол». Термин «произойдет» подразумевает некую обезличенность. Вот так, как когда-то советские экскурсоводы говорили о разрушенных большевиками храмах, что «к сожалению храм не сохранился». Вот так, взял сам собой и не сохранился: не его разрушили, а он не сохранился.

Так вот то же самое говорят о расколе, что «раскол произойдет». Раскол не происходит, раскол кто-то произ-водит. И когда Москва говорит, что она опасается, что произойдет раскол, то этим самым она показывает, что она готова это совершить. Так вот, все те заявления и вся та пропаганда, которая была вокруг слова «раскол» и «вины за раскол», которым мы были свидетелями и слышали все это в течение последних 30 лет, все это будет свидетельством против них. Ибо, когда они говорят, что грех раскола не смывается мученической кровью, то пусть задумаются, что это касается не только оппонентов, когда они это используют против оппонентов, а это касается их. И потому пусть задумаются: на ком будет ответственность и кто отделится от единства церкви.

Судя по тому, как развиваются события, на самом деле максимум, что может быть, – это уход самой Московской патриархии от общения. То есть, не произойдет раскола церкви как таковой, не произойдет.

Если они отойдут от общения, то они отойдут. И это будет их вина и их ответственность, чтобы урегулировать эту проблему. И то это произойдет на самом деле ненадолго, поскольку разделение в 1054 году между Востоком и Западом имело очень глубокие причины и вероучительного, и обрядового, очевидно, и культурного и политического характера. Поэтому сравнивать нынешнюю ситуацию с этим нет никаких оснований.

А то, что между церквями случались и раздоры и разделения и раздоры, история нам об этом говорит. И тем не менее, это не подрывало в целом единства церкви. Вот как, например, русская церковь в своей истории на протяжении десятилетий была разделена: русская православная церковь за рубежом и русская православная церковь в Советском Союзе. Друг друга не признавали, не общались, считали друг друга неправильными, неканоническими структурами. Изменилось время, изменились внешние условия – и они объединились.

И поэтому изменятся внешние условия, даже, если Московская патриархия пойдет на раскол, – это будет недолго, потому что после изменения внешних условий она вернется к единству с православием, потому что другого пути для нее не будет. Но когда изменится политическое руководство в Кремле, которое, очевидно, не способно к соответствующей реалиям оценки и которое живет в своем мире.

Путин не вечен, как не вечны были ни Сталин, ни Гитлер, ни Ленин, ни все другие диктаторы и душегубы. А после него будет стоять вопрос о том, сохранится ли Российская Федерация как единая структура. И в этих условиях амбиции Московской патриархии уже не будут ничем подкреплены. И тогда она будет искать поддержки от мирового православия, чтобы сохранить свое единство и она будет нуждаться в такой поддержке.

Поэтому и с этой стороны большой угрозы нет, поскольку нужно не только смотреть на угрозу, а надо смотреть, какая угроза есть, если все оставить в нынешнем состоянии. Потому что мое глубокое убеждение: почему еще кроме всего прочего Вселенский патриарх действует так, как он действует? Потому, что Московская патриархия поставила под угрозу единство православия, когда отказалась принять участие в соборе на Крите, а затем отказалась признать этот собор даже постфактум.

И фактически разделение уже есть. Нет единства. И патриархи впервые встретились после тех событий вокруг Критского собора. И я думаю, что они еще долго бы не встретились. Я думаю, некогда, как были открыты в свое время документы о том, как Московская патриархия вместе со сталинским правительством готовили 8-й Вселенский собор в 1948 году для того, чтобы наделить Московского патриарха титулом Вселенский. Открылись эти документы.

Так когда-то откроются документы и о том, как Московская патриархия вместе с кремлевским правительством готовят свой всеправославный собор, потому что они его готовят. Это мое глубокое убеждение. Минимум готовили до сих пор для того, чтобы объявить себя центром православия, отодвинув Константинопольского патриарха и отбросив его исторические канонические прерогативы.

И если не помешать Московской патриархии это делать, она это будет делать так же, как ведет агрессивную политику Путин. Потому что, если агрессора не останавливать, он будет двигаться дальше до тех пор, пока либо не достигнет своей цели, либо не будет остановлен на другом рубеже.

И поэтому Украина и украинский церковный вопрос – это вопрос, на самом деле, сохранения единства православия, истинного единства от гегемонистских планов Москвы – и церковных, и политических в отношении православия. И поэтому божий промысел ведет Вселенского патриарха и Украину, и всю церковь в верном направлении. И все те препятствия, которые будут возводиться на этом пути, они не будут иметь успеха.

- Одним из инструментов Москвы, Кремля всегда было подключать для озвучивания своих месседжей, так сказать, экспертов, арендуя их под разными крышами под немецкой, под немецко-финской крышей. И один из таких экспертов, который недавно провозглашал, что УПЦ КП так мала, мол, что давать автокефалии некому, теперь он вдруг покритиковал Кирилла и сказал а не сделать ли нам митрополита Онуфрия его преемником? Поскольку такие «говорящие головы» не говорят ничего просто так, то хотелось бы знать, каково ваше мнение, с чего вдруг вынырнуло это предложение? Все говорят, что вероятной является отставка патриарха Кирилла, что Москва его поставила Москва его и уберет. Все думают о Тихоне Шовкунове. Почему вдруг всплыла кандидатура Онуфрия, это была просто больная фантазия человека, что ли?

- Нет, нет, здесь, я думаю, есть нечто большее. Как бы там ни было, но, если сравнивать митрополитов Онуфрия и Тихона Шевкунова (вероятный преемник патриарха Кирилла – авт.), митрополит Тихон является инициативным лицом и лицом самодостаточным. Лицом, которое может, способно генерировать идеи и организационно работать для воплощения их в жизнь.

Митрополит Онуфрий, кто оценивает это положительно, кто оценивает негативно, но его самая явная черта – это послушание. Он не генерирует идеи, он не может проводить каких-либо организационных мероприятий, чтобы воплотить в жизнь. Но он послушен воле руководства, которое стоит иерархически выше него. И такой иерарх в качестве московского патриарха для российской власти был бы гораздо полезнее, который бы благочестиво выглядел, к какому бы лично не было, как к патриарху Кириллу, претензий в том, что он участвует в каких-то финансовых махинациях или еще в каких-то вещах. Лично к митрополиту Онуфрию таких претензий нет.

Но он не будет мешать своей инициативностью власти через церковь осуществлять свои планы. Потому что пока митрополит Тихон является митрополитом, то он может быть более послушным власти, но если бы он стал патриархом, то как патриарх он был бы вынужден защищать уже интересы церкви. Даже перед лицом государства, поскольку даже в советское время, не много людей об этом знают, но даже те патриархи, которые, казалось бы, были полностью послушны, и они позволяли себе перед властью совершать определенные демарши.

- По моим данным отовсюду, нам должны в Томосе прописать полную автокефалию, то есть, патриархат. А тут в медиа появился такой сценарий мол, сначала на синоде восстановят митрополию Константинополя. Мне этот сценарий показался странным, поскольку, если нам обещают признанный патриархат, высшую форму признания, то ставить вопрос о митрополии нелогично. Как вы прокомментируете тему митрополии?

- Тема митрополии не нова, она очень старая на самом деле. И есть определенное количество людей, которые считают такой вариант лучшим. Но почему, по моему убеждению, это не лучший вариант, и Константинопольский патриархат не будет реализовывать этот вариант в таком виде, в котором, возможно, кто-то ожидает или представляет, в том числе и из экспертов? Полноценное создание митрополии предусматривает, что Константинопольский патриархат входит сюда в Украину, как юрисдикционная единица. Возникает вопрос: на какой базе создается эта митрополия? Кто будет в этой митрополии? Кто будет архиереями, кто будет священниками, какие приходы будут принадлежать к этой митрополии?

- Бывший Московский патриархат.

- Хорошо, останется Московский патриархат, кроме тех, которые вошли в эту митрополию. Киевский патриархат где будет? Останется. Автокефальная церковь где будет? Останется. Достигается единство в православии в Украине?

- Нет, конечно.

- Не достигается, наоборот – вместо того, что у нас сейчас есть три крупных православных юрисдикции (да, есть еще много мелких, о которых не можем говорить, но они есть), возникает уже четыре. Причем, четвертая юрисдикция – Константинопольского патриархата из авторитетно-внешнего арбитра силой обстоятельств превращается в часть противоборства и часть противостояния...

- В конкурента...

- И это лишь усугубляет конфликт на фоне того, что Москва будет протестовать. Второй аспект. Украинское государство обращалась к Константинопольскому патриарху с просьбой об автокефалии или о митрополии?

- Автокефалии.

- Об автокефалии. От государства зависит – регистрировать или не регистрировать новую структуру? От государства. Государство будет довольно тем, что вместо автокефалии складывается ситуация с неясной перспективой, которая вносит еще больше непонимания в состояние дел, которое и без того является сложным? Очевидно, что не будет заинтересовано.

Еще один фактор. Не стоит забывать, что при всем том уровне толерантности, который есть у турецких властей по отношению к Константинопольскому патриархату, принципиальная позиция турецкого правительства (и это даже не зависит от политической конъюнктуры, а это заложено, скажем, в те светские основы республики, которые были созданы еще Мустафой Кемалем Ататюрком) – относиться официально к Константинопольскому патриархату, как к патриархату греческого национального меньшинства на территории Турции. Очевидно, что это не только патриархат греческого национального меньшинства, его юрисдикция является очень широкой. Но позиция Турции заключается в том, чтобы не придавать этой внешней части Константинопольского патриархата какого-то большого значения. Расширение прямой юрисдикции Константинопольского патриархата за счет Украины, как оно будет оценено турецкими властями? Трудно спрогнозировать.

Поэтому внутренняя мотивация тех, кто говорит о митрополии, поняла. Поскольку психологически сложно от пребывания в Московском патриархате войти в единство с теми, кто еще вчера был Киевским патриархатом. Сложно. Потому что до этого мы, Киевский патриархат, ими считались неканоническими, то есть – этакого второго порядка, что они канонические, а мы не канонические. А тут оказывается, как уже по сути в докладе патриарха об этом прозвучало, что все – не канонические. Все в той или иной степени,тем или иным способом нарушили каноны. И поэтому сказать – что это однозначно правая сторона, а это однозначно виноватая сторона – очень сложно. И поэтому понятно, что хотелось бы им с одной канонической структуры перейти в другую каноническую структуру, но которая уже не будет зависеть от Москвы.

Но на ситуацию надо смотреть шире, значительно шире, и видеть все последствия на далекую перспективу. И поэтому я убежден, что может быть со стороны Константинопольского патриархата примерно то, что (это цитируется и патриархом в том числе) было в Томосе 1924 года относительно автокефальной Православной церкви Польши. А там сказано, какова каноническая основа, какая мотивация, почему Константинопольский патриарх этой церкви придает автокефалию? А потому, что отделение Киевской митрополии и зависимых от нее митрополий Польши и Литвы от патриаршего престола было не по предписанию канонических правил.

То есть, если речь будет идти о митрополии, то будет говориться так, фигурально. Что вот митрополия наша была, она была неканонично отторгнута, и этот факт мы не признаем, и поэтому мы своей митрополии теперь предоставляем автокефалию.

Еще один пример – это Томос чехословацкой церкви. Потому что Константинопольский патриархат в 20-х годах предоставил чехословацкой церкви автономию от себя. Но после Второй мировой войны русская церковь по сделке с сербской церковью приняла в свою юрисдикцию Чехословацкую епархию и в 1951-м году предоставила им автокефалию. И фактически эта церковь была признана автокефальной со стороны русской церкви и союзных с ней церквей, не признана Константинополем. Константинопольский патриарх уже в конце 90-х годов признал автокефалию чехословацкой церкви. Но как там прописано: что вот наши предшественники в таком-то году предоставили статус автономии, а теперь мы, видя, что эта церковь выросла и окрепла, решили, поскольку она обращается, предоставить ей статус автокефальной. То есть, фактически чехословацкая церковь не входила в Константинопольский патриархат в статусе автономной церкви до того, как получить Томос об автокефалии. Но Константинопольский патриархат излагает ситуацию таким образом, что это – наша автономная церковь и мы даем ей автокефалию.

Поэтому так же может быть в решении, изложенном в Томосе, сказано, что это наша митрополия и мы ей предоставляем автокефалию, поскольку она об этом просит. Но как новая церковь, новая юрисдикция, митрополия здесь, я уверен, не появится.

- Я считаю, что, когда нам «засветил» свой патриархат, путаться под ногами у Вселенского и просить митрополию вместо патриархии является явным понижением, чтобы себя «пристроить». Но здесь многое еще зависит от того, сможет ли ваша церковь чем-то поделиться и с братьями из УПЦ МП. Церковные аппаратные игры есть всегда, всегда будут и в Единой Поместной, а вы готовы быть честными собратьями и сказать вот есть Единая церковь, но вот вам вот это, это и это? Так, чтобы они воспринимали эту церковь, как свою?

- Я всегда говорил, отвечая на то, что будет после Томоса, что, если мы берем аналогию раны раскола, то как залечить рану? Сшить можно за пару минут, зарастает за несколько недель или за несколько месяцев. Шрамы могут остаться даже на всю жизнь.

Поэтому первый этап – это внешнее единение. Есть Единая поместная церковь, мы в ней едины. Второй этап – это «рост», чтобы мы срослись, чтобы мы ближе познакомились друг с другом, чтобы мы почувствовали друг в друге братьев и сестер. И с этой точки зрения, логично, мы задаем себе подобные вопросы – я не раз слышал от патриарха эти рассуждения.

Сейчас мы относимся друг к другу так потому, что мы разные. Мы по одну сторону, кто-то по другую сторону. Тогда мы будем единой церковью: если бы мы что-то делали против других, кто не был когда-то с нами, но теперь с нами, то это уже будет делаться не против других, а против себя самого! Мы будем ослаблять свою церковь или мы будем ее укреплять?

Можно теоретизировать, но мы берем, как пример, жизнь Киевского патриархата. Она тоже сложна. С 92-го года от объединительного собора патриарх всегда делал и делает все для того, чтобы церковь была Единой. И никогда от него не исходило никаких вещей, которые бы ослабляли или разделяли церковь, в том числе и по признаку, кто откуда происходит.

У нас есть епископы, которые были рукоположены в автокефальной церкви, которые пришли в единство с Киевским патриархатом – и они наши епископы. Мы их не рассматриваем, что это епископы Киевского патриархата, а то – автокефальные епископы. Все – епископы Киевского патриархата. Все, кто хочет и желает работать на развитие Единой Поместной православной церкви, честно хочет работать, внутренне, не с какой-то затаенной целью или по чьему-то заданию. Потому что будут и такие. И это не надо забывать, поскольку опыт автокефальной церкви и опыт Киевского патриархата свидетельствуют, что Москва будет направлять специально внутрь тех, кто бы вредил развития церкви, к сожалению, так есть.

И поэтому задача руководства церкви с одной стороны и верующего народа с другой стороны – все, что есть во благо церкви, поддерживать, а если обнаруживается что-то, что вредит церкви, то это останавливать и пытаться либо убедить человека или группу людей, либо принять какие-то определенные меры.

И поэтому, в той степени, в которой от нас зависит, и в которой зависит лично от меня, мы будем делать все для того, чтобы мы были Единой церковью. И разумеется, как я сказал, что шрамы могут остаться на всю жизнь.

- Если известных священников УПЦ МП оставить на положении студентов, это также будет знаком для других священников, что «ваше место где-то под лавкой», ну если говорить откровенно.

- Каждый, кто хочет работать, найдет в церкви свое место. Митрополит Филарет был экзархом Украины и местоблюстителем патриаршего престола, а стал заместителем патриарха и просто митрополитом Киевским, и просто епархиальным архиереем и работал, развивая церковь. И когда пришло время, его Украинская церковь избрала патриархом.

И поэтому я лично подхожу к вопросам роста и карьеры с такой точки зрения: если что-то из милости предоставляется, то оно так же может и потеряться. Либо руководитель поменялся на другого, милость сменилась на ненависть – и как тебе дали, так от тебя заберут.

А если ты работаешь, то плоды твоего труда есть тем, что никто не может ни отнять, ни оспорить – даже враги.

Вот насчет патриарха – даже враги признают, те, кто его лично не любят, даже ненавидят, но признают, что действительно это человек, сделавший многое для развития церкви, особенно в таких неблагоприятных условиях. И это никто не дал ему милости, никто не принес и не сказал: вот вам приход, епархия, монастыри, духовные школы, управляйте.

И поэтому, если человек способен, в украинской церкви она себя реализует. А если есть амбиции, но нет способности, то надо более адекватно подходить к амбициям.

Яркий пример – патриарх Кирилл, о котором мы упоминали, поскольку он был свято убежден, что он лучше подготовлен к тому, чтобы быть патриархом и он лучше знает, что нужно русской церкви для блестящего будущего. К чему он привел русскую церковь? Он привел ее к катастрофе, поскольку она теряет доверие общества своего, уже не говоря об украинском и прочее. Своего общества теряет доверие. Она теряет поддержку государства, потому что государство уже на нее перебрасывает недовольство внутреннее, так сказать, делает канал, чтобы не были недовольны Кремлем, – мол, там попы виноваты, они там такие плохие. И все идет к худшему. И поэтому в церкви, в отличие от светских структур, где есть амбиции карьеры и др., и человек руководствуется некими другими критериями, в церкви самое главное – воля Божья.

- Будет рассмотрение апелляции патриарха Филарета. Какой будет логика решения, если вы знаете? В каких случаях накладывается анафема?

- Традиция церкви – анафемствовать больше идеи, чем человека. Потому что многие постановления соборов, которыми провозглашались анафемы, были изложены по следующей формуле: если кто не исповедует (далее идет изложение православного вероучения), то да будет анафема. То есть, не личность конкретная анафемстовалась. А если человек отрицает, например, божество Иисуса Христа. Если не исповедует, что Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек, то такой человек сам подпадает под эту анафему. И от этого были и персональные анафемы, которые накладывались на родоначальников или проводников ереси, то есть на тех деятелей, с которыми и с именем которых, и деятельностью которых появление или распространение ереси больше всего ассоциировались. Как, например, пресвитер Арий Александрийский, с которым ассоциировалась ересь арианства. Поэтому анафема налагается за лжеучения, причем лжеучение, кардинально искажающее христианское учение и имеющее агрессивный характер по отношению к истинному учению.

Другой род анафем – это так называемые политические анафемы. И в разные времена они использовались с политической целью – для того, чтобы либо навредить политическим противникам, либо принудить их к каких-то действиям или бездействию. Но политические анафемы церковью, на самом деле, отвергаются. Как пример можем назвать анафему гетману Мазепе.

Только лжеучения и ведущие лица этого лжеучения... Поэтому, когда мы говорим о патриархе Филарете, то анафема на него – это был способ устрашения, способ его изоляции. То есть, думали, что если он будет провозглашен анафемой, то от него уйдут те, кто есть в Киевском патриархате. Но не отошли. И как сам митрополит тогда еще Кирилл, а позже патриарх, говорил в своем кругу: «Анафема не сработала». Так же, как она не сработала в отношении Ивана Степановича Мазепы, потому что на самом деле эта анафема наложена не по церковным причинам, а за то, что захотели освободиться от власти Москвы. И на Мазепу.

- Анафема Мазепе была в плюс, ибо такое количество поэтических произведений, такое количество творческих умов он вдохновлял.

- И еще один важный аспект надо подчеркнуть. Анафема может быть отменена, когда церковь приходит к выводу, что она наложена не в соответствии с теми критериями, которые являются правильными. И даже сама русская церковь отменяла анафемы. Собор 1917-18 годов, 100-летие которого как раз отмечается, он отменил все политические анафемы, потому что анафема, кроме Ивана Степановича Мазепы, накладывалась и на Степана Разина, и Емельяна Пугачева. Более того, там даже на некоего майора была наложена анафема за то, что он где-то там какими-то блудными делами занимался. Это во времена царя Петра. А основание было простое: если он клялся царю в верности, клялся на кресте и Евангелии, а эту клятву он якобы нарушил, значит он есть преступник не только перед царем, но и преступник перед Богом – и поэтому отлучается от церкви.

И церковь отвергла это потому, что уголовные дела или политические дела не имеют ничего общего с вопросами лжеучения и вероучения. А имеют дело, если даже есть и реальные грехи, как например там Разина или Пугачева, то за это есть наказание мирского закона, но не закона церковного. И поэтому такие анафемы были отменены.

Второй пример – это когда в 1971 году поместный собор российской церкви отменил анафемы на старые обряды и тех, кто их придерживается. Потому, что Большой московский собор с участием восточных патриархов 1667 года предал анафеме, причем в постановлении написано, что пусть она будет вечной и незыблемой, и никто ее никогда пусть не отменит и др. Но собор 1971 года отменил ради диалога со старообрядцами и желая их объединить с русской церковью, и видя препятствие для такого диалога в анафеме, они ее отменили.

И тому примеры несправедливых анафем и отлучений в истории церкви, в том числе даже в отношении тех, кто был позже признан святыми. Самый яркий пример – Иоанн Златоуст. И подобные несправедливые запрещения и анафемы рано или поздно признавались всей полнотой церкви недействительными и отвергались.

- Последний вопрос. Вы верите, что Российская церковаь когда, как блудная дочь, придет к Единой Поместной церкви Украины, упадет на колени и попросит прощения за все, что творит над нами. Хотя бы через сто лет?

- Она попросит прощения значительно раньше.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>