Цифры призыва вызывают волнение, но есть варианты для решения проблемы

Цифры призыва вызывают волнение, но есть варианты для решения проблемы

Аналитика
668
Ukrinform
Говорите, срыв осеннего призыва? Виноваты в этом, оказывается, не только юноши, избегающие службы, но и военкоматы, государство, СМИ и «общественное мнение»

План осенней призывной кампании в ряды Вооруженных сил Украины выполнен чуть больше чем на половину. «В армию призвали около 5 тысяч юношей. А необходимо - более 9 тысяч», - информируют в Министерстве обороны. При этом в ведомстве верят: еще не все потеряно, ведь позади только треть отведенного срока призыва (в этот раз его продлили с двух до трех месяцев). А проблемы с набором, связанные, в частности, с тем, что 70% юношей так и не явились по повесткам в военкоматы, были и во время прошлогодней осенней призывной кампании. Но в результате тогда план призыва удалось выполнить. Правда, на службу призвали только чуть меньше 12 с половиной тысяч юношей. Нынешняя же задача – почти 18 тысяч. Ведь, кроме 9 тысяч призывников для Вооруженных сил, еще 6500 «штыков» должны пополнить ряды Национальной гвардии, 1550 - Госпогранслужбы, 900 - Государственной специализированной службы транспорта. Ситуация с призывом в этих ведомств тоже плачевная.

Поэтому в некоторых регионах, в частности в Киеве уже кричат криком: выполнение планов призывной кампании под угрозой. По словам военного комиссара столицы Сергея Клявлина, призыв в городе - на грани срыва: уровень выполнения поставленных задач не дотянул и до 40%. Глава столичного военкомата при этом констатировал: «Весной таких проблем практически не было, а сейчас мы на грани срыва». В военкомат является только 8% (примерно каждый 12-й) призывников, которым вручили повестки. И далеко не всех из них отправляют в учебные центры и воинские части: кого-то «отбраковывают» медицинские комиссии, кто-то приносит документы, подтверждающие право на отсрочку или на освобождение от службы. Причиной низкой явки Сергей Клявлин назвал общее негативное отношение к службе в Вооруженных силах, ослабление патриотических настроений, распространение в СМИ негативной информации о службе в армии и низкий уровень доверия к военкоматам.

Есть ли шанс изменить такие тенденции? Или, может, что-то не так с самой системой призыва в Украине и менять надо именно ее?

Палка о двух концах: призывники боятся ООС, но и не хотят служить «на ферме»

По мнению руководителя Украинского милитарного центра Тараса Чмута, главная причина перманентных проблем с призывом на срочную службу - восприятие ее большинством наших соотечественников как, по-сути, потерянного для «нормальной» жизни периода. При этом в стране фактически ничего не делают для того, чтобы убедить призывников и их родных в противоположном.

«Государство не занимается популяризацией военной службы. Соответствующие кампании, если и проходят, то проводятся хаотично, несистемно. Как это было в свое время с продвижением армейской службы по контракту, - говорит военный эксперт, - Что же касается службы по призыву, то для изменения устоявшегося впечатления о ней вообще фактически ничего не сделали. «Неинтересна» эта тема и большинству СМИ».

Как объяснил эксперт, срочники в подавляющем большинстве попадают в части, где фактически не занимаются боевой подготовкой. А в большей степени выполняют хозяйственно-охранные функции. То есть охраняют территорию, убирают ее, работают в подсобных хозяйствах. И лишь иногда участвуют в каких-то учениях. Оправдывают это так: поскольку срочников к Операции Объединенных сил не привлекают, тщательно готовить их к боевым действиям нет смысла. Куда выгоднее использовать таких военных в качестве дешевой рабочей силы для «латания» тех или иных «дыр».

«Поэтому и не удивительно, что сегодня молодые люди воспринимают срочную службу как своеобразную систему репресий. Логика и мотивация службы в армии широкой общественности непонятна, - отмечает другой эксперт, заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружений Михаил Самусь, - И одними лишь «косметическими» изменениями ситуацию не изменишь. Как по мне, необходимо полностью менять не только систему призыва, но и подход к функционированию украинских Вооруженных сил, переводя их на профессиональные рельсы. Для этого надо четко разделить профессиональную компоненту (до 200 тысяч военнослужащих, специалистов высокого уровня, которые будут служить не меньше трех лет) и мобилизационный резерв, для формирования которого надо наладить систему массового прохождения базовой военной подготовки».

Михайло Самусь
Михаил Самусь

Существует несколько вариантов достижения этой цели. Предлагают, к примеру, организовать призыв на непродолжительный период (два-три месяца) в рамках подготовки и функционирования территориальных войск.

«Фактически, такую подготовку должно пройти все население Украины – возможно, и женщины, как это сделали в Израиле. При этом представители профессиональных Вооруженных сил должны активно приобщаться к этому процессу. Они не только будут передавать опыт, но и мониторить личный состав – с тем, чтобы предложить лучшим переходить на профессиональную службу», - говорит Михаил Самусь.

Он также предлагает мотивировать людей к прохождению базовой военной подготовки, предоставляя им определенные льготы и преференции. В комплексе с активной разъяснительной работой это должно изменить отношение общества к гражданскому долгу по защите Родины. Ведь к этому будет привлечено максимально большое количество людей, которых будут готовить по территориальному принципу, недалеко от дома. И при этом не будет присущего нынешней системе призыва разделения на «черных» и «белых» – простых граждан и «мажоров», тех, кто «откосил» от армии, и кто не сумел.

Но это – пока лишь перспектива, которая требует широкого общественного обсуждения и соответствующих законодательных изменений.

Стимулировать к службе: «пряником»...

Задача на ближайший период – изменить отношение граждан к призыву. Юноши должны гордиться тем, что служат своей стране, защищая ее – пусть и в тылу. Сделать это, по мнению военного эксперта Тараса Чмута, можно не только с помощью ненавязчивой и креативной кампании в СМИ и соцсетях, а и изменив работу отечественных военкоматов:

«Иногда складывается впечатление, что в период между призывами деятельность этих структур вообще замирает. Вместо того, чтобы агитировать молодежь (а это можно делать, привлекая военных, героев-ветеранов, которые фактически являются представителями этого же молодого поколения или на несколько лет старше будущих призывников), они, по сути, превратились в таких себе «врагов», которые силой «затягивают» юношей в свои сети», - констатирует Тарас Чмут. И продолжает:

«Конечно же, это касается не всех. Все больше военкоматов - особенно тех, которые возглавили боевые офицеры, прошедшие АТО и ООС - выстраивают свою работу по-другому. Офицеры посещают учебные заведения, заинтересовывают молодежь, информируя юношей и о трудностях военной службы, и о ее выгодах. Говорят о том, что в современной армии нет ничего страшного. И что отслужив государству, можно получить новые навыки, которые пригодятся в «гражданской» жизни, проверить и проявить себя», - говорит эксперт.

Тарас Чмут // Фото: Апостроф
Тарас Чмут // Фото: Апостроф

Также необходимо пересмотреть размеры денежного возмещения для срочников. Сейчас они составляют, в среднем, 200 гривен в месяц. Это мало даже для того, чтобы военнослужащему хорошо отдохнуть в увольнение в выходные, не говоря уже о том, что человек в 20-27 лет может иметь какие-то обязанности относительно финансовой помощи своим родным и близким. Поэтому, по мнению Тараса Чмута, надо или увеличить ежемесячные выплаты, или предусмотреть большие размеры возмещения для срочников после завершения службы. Ведь сохранение советских норм при выплатах также отпугивает потенциальных военнослужащих.

«К сожалению, пока что финансовый фактор сказывается и на контрактной службе. Много контрактников, которые пришли в армию на волне «постмайданного подъема», уходят со службы, отказываясь продлевать соглашения на последующие сроки. Недостаток кадров приходится компенсировать за счет срочников. Поэтому задачи по призыву в этом году были существенно увеличены», - говорит Тарас Чмут. Согласен с этим и Михаил Самусь. Он считает обманчивой картину относительно постоянного улучшения имиджа службы по контракту, которую «рисуют» некоторые высокопоставленные чиновники:

«Прирост профессионалов в Вооруженных силах Украины фактически нулевой. Если в начале года несколько тысяч украинцев подписывают контракты, то в конце года оказывается, что почти такое же количество людей уволилось из армии. И здесь тоже нужна мотивация. В первую очередь, финансовая», - считает военный эксперт.

... И не забывать о кнуте

Заместитель начальника Генштаба ВСУ (2006-2010 гг.) Игорь Романенко отмечает необходимость утвердить на законодательном уровне механизмы влияния военных комиссариатов на мужчин во время призывных и мобилизационных кампаний. Эксперт напоминает, что сегодня, согласно законодательству, каждый человек призывного возраста, который еще не служил в армии, в течение десятидневного срока после объявления об очередном призыве должен добровольно прийти в военкомат. Но приходят от силы несколько сотен человек на всю страну. Остальные же или ждут повесток, или делают все возможное и невозможное, чтобы такие повестки не получить. Причем наказание за эти действия довольно символическое...

За нарушение призывниками правил военного учета, неявку на вызов в военкомат без уважительных причин или несвоевременное предоставление в учетный орган сведений, а также нарушение порядка прохождения учебных сборов, предусмотрен штраф - от пяти до семи необлагаемых минимумов доходов граждан (85-119 гривен), а при повторном в течение года нарушении - штраф 170-255 гривен. Правда, за злостное уклонение от военной службы предусмотрено гораздо более суровое наказание: лишение свободы сроком до трех лет. И в большинстве случаев дело заканчивается условным сроком! Например, ежегодно в Украине открывают примерно полторы тысячи уголовных производств за уклонение от прохождения военной службы. И только в каждом десятом случае принимают судебные решения – об уплате штрафов и условном заключении. Реальные сроки получают только дезертиры, которые сбежали с оружием и совершили другие преступления.

Ігор Романенко
Игорь Романенко

«Более того, работникам военкоматов еще надо хорошенько «побегать», чтобы доказать факт умышленного уклонения, - говорит генерал-лейтенант Игорь Романенко, - в то же время не секрет, что для сотен тысяч наших соотечественников заработки за рубежом - не только источник заработка, но и способ уклониться от службы в армии. Немало юношей привыкли на время призыва или скрываться у родственников или просто никому не открывать двери своих квартир. Пока единого алгоритма действий в таких случаях законодатель не предусмотрел. Все – на усмотрение и под ответственность работников военкоматов, которые, по сути, не имеют надлежащих рычагов влияния на ситуацию», - отмечает Игорь Романенко.

С одной стороны, он осуждает пресловутые «облавы» на призывников, которыми запомнилась прошлогодняя призывная кампания - в частности, в Киеве и Львове. А с другой - понимает коллег, которым сложно из-за отсутствия государственного подхода в этой сфере:

«Странно. Но получается, что, согласно спискам, у нас сотни и сотни тысяч призывников, которых «хватит» на добрый десяток призывных кампаний. Де-факто же имеем ситуацию, когда планы призыва едва выполняются или не выполняются вообще – вот как сейчас», - заключает военный эксперт.

Владислав Обух. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-