Мирослав Маринович, правозащитник, религиовед, участник Группы «Первого декабря»
Сохранить независимость Украины – самая важная задача на данном этапе
12.11.2018 15:25

Мы живем во время огромных изменений в мире и в Украине. От тектонических сдвигов, которые происходят на политической карте, иногда мы теряемся и не знаем, где взять ответы на сотни вопросов. И хочется найти кого-то, кто бы мог на них ответить, и имеет право советовать.

С Мирославом Мариновичем – ученым, правозащитником, религиоведом, членом-основателем Украинской Хельсинкской группы, вице-ректором Украинского католического университета, директором Института религии и общества того же университета, участником Инициативной группы «Первого декабря» – удалось встретиться в Укринформе перед презентацией документального сборника «Слово о свободе и ответственности». И именно об этом был наш разговор: об ответственности политиков и граждан, о рамках свободы в условиях войны, о главных вызовах и задачах для Украины сегодня.

ОБ ОБЪЕДИНЕНИИ ЦЕРКВИ, ВНУТРЕННИХ РАЗНОГЛАСИЯХ И УГРОЗАХ

 - Украина сегодня переживает цивилизационные сдвиги. И первое, о чем я у вас хотела спросить, это – объединение православных церквей и будущий Томос. Сможем ли мы объединиться, или что-то может помешать? Каков ваш прогноз на этот процесс.

- Действительно, происходит эпохальное событие, эпохальное изменение. В религиозном контексте это – событие тысячелетия. 1686 год, когда Киевская митрополия перешла к Московскому патриархату, и теперь – изменение наоборот. Это фантастически. Я мечтал и, в конце концов, многие-многие поколения украинцев мечтали об этом, чтобы наконец дожить до этого момента. Поэтому, я думаю, для большинства украинцев, даже отчасти для православного Московского патриархата, это событие, которое заслуживает самого высокого признания и самой быльшой благодарности, в том числе – нашему Президенту Петру Порошенко, потому что, все-таки, Константинополь реагирует на позицию государства. А поскольку позиция государства была очень четко выражена, то тогда и пали основные барьеры перед тем, чтобы предоставлять Томос. Теперь это огромная ответственность перед нами. Я говорю «нами», потому что в конце концов, мы все христиане Украины, мы все так или иначе болеем за это, хотим, чтобы это реализовалось.

- Нет ли угрозы срыва этого процесса?

Надо сделать все возможное, чтобы внутренние разногласия не помешали созданию Поместной церкви

- У меня очень серьезные опасения, особенно сейчас, усиленные статьей митрополита Макария и интервью на телевидении, что начнутся наши внутриукраинские, внутриправославные разборки. Я очень боюсь, что начнется притязания каких-то там высших должностей – «а если нет - то я не пойду». Я панически этого боюсь, у нас нет гарантий, что этого не произойдет.

Я надеялся, что уже все решено. Но теперь играют амбиции, мелкий шантаж, в то же время аргументированный наиболее патриотично, наиболее справедливо.

Однажды дело уже была похоронено (речь идет о неудачной попытке объединения Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви летом 2015 года – ред.). И не дай Бог, не дай Бог, чтобы это повторилось!

Провал того объединительного процесса очень больно ударит как по Порошенко, так и по патриарху Варфоломею, ведь они пошли очень решительно, фактически, весь свой авторитет положили на это дело.

Если есть возможность через вас, через средства массовой информации, апеллировать к руководству наших православных церквей, к священноначалию, призываю их сделать все возможное, чтобы внутренние разногласия не помешали созданию Единой поместной православной церкви.

- Хочется быть оптимисткой. Все-таки я верю в то, что среди прихожан Московского патриархата много людей, которые не пойдут в храм с надписью «Русская православная церковь», где будут молиться за Кирилла и Путина. Но будут ли иметь смелость перейти священники, ведь на них будет давление очень сильное?

- Знаете, такой переворот, такой переход не может произойти безболезненно. Он будет выходить с потом и кровью, будут какие-то колебания, будут какие-то потери, будут проклинать и т.д., и т.д. Ну, что же, нет совета, через это надо пройти. В конце концов, Галичина проходила свои проблемы, свои конфликты в конце 80-х - начале 90-х годов. Тоже было очень больно, с очень большими эмоциями. Сегодня успокоилось. Так же успокоится и в этом случае, я верю в это.

- Также чувствительной и потенциально опасной является ситуация вокруг лавр – Киево-Печерской, Почаевской, Святогорской. Они могут стать такими себе цитаделями сопротивления, вы видите такую угрозу?

- Да, такая угроза есть. Я читал информацию, что Путин дал указание нашпиговать эти монастыри, лавры так называемыми «зелеными человечками», чтобы не допустить их «захвата». Поэтому сегодня внимание к этим святыням будет приковано огромное. В этом контексте у меня было несколько встреч здесь, в Киеве. Православные понимают угрозы и все вроде бы говорят о том, что они не будут идти силовым путем через захват. Но у нас есть много горячих голов, которые можно легко подкупить, например, какими-то патриотическими лозунгами. А КГБ это умел делать блестяще, и ФСБ не утратил этого умения - под самыми патриотическими лозунгами организовать зондеркоманду, которая пойдет на такие действия. И весь мир воспримет, что это сделала Украина, а Россия защищается. Угроза большая.

- Кто может ей противостоять?

- Государство должно. И, я думаю, что и Аваков, и СБУ это понимают. Разве что, если бы были какие-то внутренние враги, которые бы сознательно хотели не заметить угрозы.

О ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЯХ, ЕВРОПЕЙСКОМ НАЦИОНАЛИЗМЕ И УКРАИНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

- Еще одна проблема, которая подогревается нашим северным соседом, – обострение двусторонних отношений между Украиной и Польшей, Украиной и Венгрией. Нет ли здесь угрозы каких-то центробежных движений? Мы сможем предотвратить сепаратизм?

Национальные эгоизмы европейских народов всегда приводят к столкновению и заканчиваются войной

- Да, здесь целый клубок проблем, и у нас, и в Европе. Это очень хорошо описал на «Украинской правде» Михаил Дубинянский («Между двумя Европами», – ред.). В частности, он писал о том, что украинцы должны были бы заметить такую очень интересную зависимость – мы хотим стать патриотами своего государства, Украины, с такой националистической твердостью, и надеемся, что тогда нам откроется Европа, которая является так же Европой наций. А оказывается, что не открывается, а наоборот закрывается, потому сразу и Венгрия, и Польша начали против нас действовать. Поэтому для нас шансом, едва не единственным, является, собственно, либеральная Европа, Европа, которая действует по принципу положительной, а не нулевой суммы, так, как действуют все эти европейские националисты.

Необходимо отметить, что национальные эгоизмы европейских народов всегда приводят к столкновению и заканчиваются войной. Поэтому я хочу верить, что Европа поиграет снова в нулевую сумму, но на каком-то этапе мы все опомнимся, поймем, что это очень опасно и изменим позицию.

Очень трудно этим народам, нашим соседям, привыкнуть к тому, что украинцы имеют свою идентичность и свою субъектность

Слава Богу, в Украине пока что этот радикализм не вошел в повестку дня, возможно, и благодаря нынешнему руководству государства. С одной стороны, патриотические лозунги действуют, без сомнения, потому что мы в состоянии войны, без них просто немыслимо организовать жизнь государства во время войны, но, с другой стороны, у нас еще не развился радикализм польского или венгерского образца.

- Однако начинаются разговоры об автономии внутри Украины по национальному признаку...

- Думаю, очень трудно этим народам, нашим соседям, привыкнуть к тому, что украинцы имеют свою идентичность и свою субъектность. Они же привыкли к тому, что украинцы – это этническая масса, которой надо управлять. И все эти доминантные народы, которые нас окружали, они нами руководили, и они к этому привыкли. И тут вдруг эта этническая масса начинает проявлять свою идентичность. К этому привыкнуть очень трудно.

И даже нам самим.

О ПРИНЦИПАХ, СИНИЦЕ В РУКЕ, НЕОБХОДИМОСТИ ЖЕРТВЫ И ПРЯМОСТОЯНИИ ЖУРНАЛИСТОВ

- Семь лет назад была принята декларация Группы «Первого декабря». В ней определены 7 принципов, вокруг которых участники Группы призвали объединяться. К сожалению, за этот период некоторые принципы так и остались недосягаемыми. Например, верховенство права и справедливый суд. Вы видите прогресс, позитивное движение вперед в этом направлении?

- Да, верховенство права. Особых сдвигов в этом плане и в этой сфере я не вижу. Сдвиги будут тогда, когда заработают суды, новые суды, которые сейчас формируются.

Нужно дождаться, когда нормально заработает судебная система, когда люди почувствуют, что есть арбитр. А пока люди знают, что от судьи можно откупиться (просто все зависит от цены), пока будет существовать такое сознание, – вы не убедите людей, что надо жить по закону, потому что милая, своя, близкая синица в руке всегда будет привлекательнее непонятно какого журавля в небе.

- А что вы скажете об еще одном принципе декларации: личное посвящение и жертвенность политиков ради общественного блага?

Если люди не хотят платить даже малую жертву, они впоследствии будут платить большую

- Здесь хочется много сказать. Между двумя нашими революциями, между Помаранчевой и Достоинства, одни молодые люди здесь, в Киеве, во время моего выступления мне сказали так: «Вот вы говорите о необходимости жертв, жертвенности. Господин Мирослав, это примета вашего времени, того давнего прошлого, диссидентского. Сегодня мир живет по другим правилам, по другим законам: надо лишь правильно оформить грант, получить деньги и делать то, что ты хочешь делать. Вот и все. Никакой жертвы не нужно». Но прошло несколько лет, и мы заплатили жертвой Небесной Сотни за наше будущее, за наш демократический путь развития. Итак, жертва нужна.

Моя жизнь показывает: мы должны осознавать ту зависимость, что за все надо платить. Через жертву строятся новые вещи – это Иисус сказал. Это в фильме «Страсти Христовы» Гибсона прекрасно показано: когда Иисус несет крест, в этот момент, когда он идет на смерть, когда все будто рушится, – через жертву он строит новое. Это закон этого мира.

Нам в обществе что важно понять? Если люди не хотят платить даже малую жертву, они впоследствии будут платить большую жертву, кто-то обязательно заплатит, кто-то отдаст свои жизни. Так, может, лучше вместо того, чтобы позже идти на большую жертву, давайте сейчас пожертвуем чем-то малым – какой-то прибавкой к зарплате или даже всей зарплатой, может, пойдем на другую работу, но давайте жить честно, жить так, как говорит закон Божий, и тогда мы не будем рубить сук, на котором сидим.

Потому что сейчас я украл на 5 гривен и радуюсь, что я умный и обогатился, но в действительности у общества, у всех я украл на 10 гривен и мы все обеднели от того, что кто-то ведет себя неправильно.

Лучше станет, когда придет это понимание. А оно придет тогда, когда люди не будут жить атомарной жизнью, проблемы ближнего должны быть нашими проблемами. Здесь моральные вещи вступают в действие, то, что люди не хотят признавать. Сегодня для многих людей жить честно – это быть лузером, терять свои жизненные шансы. Но мы должны понять, что наоборот, когда мы живем нечестно, то рубим сук для всего общества, - оно все падает! Вот это и есть мандат инициативной группы «Первое декабря».

- Но почему у нас, у многих украинских граждан, есть какое-то странное нежелание платить? Мы не хотим платить реальную цену за газ, мы не хотим платить реальную цену за социальные услуги, мы хотим беспошлинно завозить в страну «евробляхи», мы не хотим брать на себя ответственность ни за что, однако - мы хотим получать все бесплатно и на европейском уровне. Люди не понимают, что для того, чтобы жить, как в Европе, надо вести себя, как в Европе: платить большие налоги, придерживаться всех правил. Как это переломить?

- К сожалению, в Украине действует правило, сформулированное просто гениально: суровость наших законов нейтрализуется необязательностью их исполнения. Я очень люблю это очень точное, хоть и очень обидное определение. Мы не достигнем того, о чем вы говорите, если не воспитаем молодое поколение в логике верховенства права. Это очень трудная работа – надо ломать действительно глубинные стереотипы. Но без этого мы ничего не сделаем.

Однажды в электричке был свидетелем такой ситуации: едет группа студентов, конечно же, без билетов, едут, веселятся красиво, приходит контролер и начинает с ними конфликт – «Где ваши билеты? Платите или выходите!». Как реагируют люди вокруг? Они набрасываются на контролера и говорят: «Да чего ты прицепился к этим молодым людям, ты что, не знаешь, что у них денег нет?!». В Германии такая ситуация немыслима, потому что там есть логика верховенства права – ты, если у тебя нет денег на билет, идешь пешком. По-другому не бывает. А у нас искривленная, очень вредная логика.

Но уже подрастает новое поколение. Оно уже меняется. Я вижу это по тем новым бизнесменам, нашим предпринимателям, которые сплачиваются вокруг Украинского католического университета. У них логика совершенно другая, они даже горды тем, что платят налоги. Я знаю таких бизнесменов, знаю их чувство гордости за себя, за государство, за то, что они элемент чего-то нового.

И сегодня должна быть огромная задача для школ – объяснять детям с детства значение, цену каждого блага, которое они имеют: цену бесплатного проезда в транспорте, бесплатного обучения, цену различных льгот. Это должно быть в учебниках – интересное, нарисованное простенькими понятными схемками. Чтобы дети приучались к государственнической логике.

- И в этом огромная ответственность образовательных учреждений и государства. Я так же считаю, что гуманитарное должно превалировать над экономическим, что необходимо радикально увеличивать выделение средств на гуманитарные, научные, образовательные программы. Потому что те страны, которые так сделали, сейчас лидируют в мире – это США и Китай...

- В свое время Япония так сделала.

- За время этого правительства значительно увеличилось выделение средств на реформирование образования, на развитие украинского кинематографа. Но чтобы еще вы посоветовали сделать в этом направлении?

- Я думаю, самое важное - создавать центры успешности новой жизни. В данном случае я ссылаюсь на опыт Украинского католического университета, который, по крайней мере у нас на Львовщине, а хотя, я думаю, что не только на Львовщине, но и в Украине в целом, стал сигналом, что, оказывается, можно не брать взятки и быть успешным университетом. Сегодня, когда люди приезжают, смотрят на атмосферу, на характер отношений между студентами, преподавателями и т.д. – это все впечатляет. И о таких примерах надо рассказывать людям.

- И здесь большую роль должны играть журналисты.

Прямостояние журналиста является одной из опор государства

- Именно. Мне вспоминается один фантастический момент, когда журналисты стали центральными людьми во всей Украине. Это был бунт «5 канала» перед Помаранчевой революцией. Для меня это было откровение! Я смотрел на этот экран, я смотрел на тех прекрасных людей, на их светлую уверенность, на их готовность бороться за какую-то правду, за справедливость. Я любил тех людей. Тот эффект, который был тогда реализован, был фантастическим.

Говорят, что второй раз в одну реку не войдешь, очевидно, должны быть какие-то новые формы, но прямостояние журналиста является одной из опор государства, это правда.

Думаю, не может журналист полагаться только на свои финансовые интересы. В мое время люди ради того, чтобы выжить, шли на взаимопонимание с властью. Я бунтовал – я пошел в лагеря. Жалею ли я сегодня? Да я благодарен Богу, потому что у меня совесть чиста из-за этого. Я благодарен Богу, что я сделал тогда правильный выбор. Да, это было нелегко. То есть, когда я говорю, что это надо сделать, я никому не обещаю, что будет легко. Но вы понимаете, чистая совесть - это огромная основа человеческой жизни!

- Чистая душа очень много значит в нашей жизни. Господин Мирослав, наши коллеги и наши друзья – я говорю о Сенцове, о Балухе, об Асееве, о нашем Романе Сущенко – сейчас в плену в РФ. И многих из них осудили и отправили в лагеря. Вы много лет были политзаключенным и протестовали даже там. Скажите, как им выжить? Как им сохранить себя? Что бы вы могли им посоветовать?

То, что добро может проиграть какие-то сражения, но выиграет войну, - для меня несомненно

- Могу лишь поделиться своим секретом. Я это сейчас формулирую таким образом: все то, что построено на лжи, на ненависти и насилии, распадется. Рано или поздно распадется. Даже если оно будет очень успешным – как был Советский Союз. Самолеты, спутники летали, завоевывали другие миры, имели вроде бы огромный успех – в один миг распалось. Так же распадется путинская конструкция. Просто в это надо верить, верить, что такой степени ложь, такой степени ненависть, которую они разжигают во всем мире, и та успешная агрессия, успешная безнравственность, которой они завоевывают мир, оно все завалится.

Будет ли при этом гарантия, что они выживут, - нет. В мое время не выжили Валерий Марченко, Олекса Тихий, Василий Стус и т.д., и т.д., целый ряд людей. Но я видел Олексу Тихого в последние дни перед тем, как он уже умер, как его повели на операцию, на которой он и погиб. Я помню три дня замечательных разговоров с ним – ни слова раскаяния, ни слова разочарования – «ах, я загубил свою жизнь, ах, я мог бы быть сейчас там...» – ничего подобного! Глаза его светились, он говорил о Нагорной проповеди Христа! Понимаете, это такие удивительные человеческие вещи, это то богатство, которое не дается, которое вы не купите за гривни, то, что поймал этот человек, как он светло ушел из этой жизни.

У меня нет гарантий жизненного успеха, потому что не все проживут мою жизнь. Но считаю, что я очень успешный человек: я и там прошел 10 лет (лагерей), и реализовался здесь. Я доволен своей жизнью, слава Богу. Не у всех так будет. Но то, что добро может проиграть какие-то сражения, но выиграет войну, – для меня несомненно.

- Я боюсь, что когда Россия-империя будет рушиться, то захочет похоронить под своими обломками как можно больше...

Люди должны понять, что этот переход от Хохляндии к Украине надо пройти, что нельзя возвращаться к Хохляндии!

- «Польща впала, та й нас задавила», – говорил Шевченко. Так может быть и с Россией. Но я снова буду говорить о человеческом духе. Вспомните Помаранчевую революцию. Как Майдан иронизировал над Путиным. Каким он плюгавым выглядел. Они там бегали, несмотря на границу, все – патриарх Кирилл, Путин. И что они только не делали – ничем нельзя было повлиять на тот Майдан, Майдан стоял стойко – потому что наш дух был сильным.

Как только удается этот дух ослабить и разбить наше единство, разбить нашу взаимоподдержку, – все, мы начинаем быть слабыми и из нас хотят веревки вить. Вот это проблема. Если бы люди поняли, что этот переход от Хохляндии к Украине надо пройти, что нельзя возвращаться к Хохляндии! Нельзя возвращаться к разочарованиям, к тому упадку, потому что это как раз и есть готовый пластилин для путинской забавы.

- Но даже внутри страны нас постоянно побуждают к возврату «в объятия старшего брата» - собственно, к этой Хохляндии... Я снова о средствах массовой информации, о прокремлевских телеканалах и их влиянии на большую долю аудитории – «Интер», «Ньюзван», «112-й». Как нам поступить здесь? Мне кажется, государство должно сильнее противостоять этой пропаганде, быть смелее в своих действиях.

- Да, должно быть. В этом может быть полезен опыт Израиля. Это демократия, но которая имеет в некоторых местах обоснованные ограничения свободы.

В то же время, я считаю, что все равно ничего у них не выйдет. Давайте вспомним Советский Союз. У него были абсолютно все, без единого исключения, каналы информации в своем распоряжении. Все было перекрыто. А что на нас действовало? Самиздат. Радио «Свобода». Я не говорю, что сейчас надо перефотографировать какие-то статьи – другое время. Но принцип должен быть тот же. Правдивую информацию всегда можно получить и распространить. Тем более в условиях нынешнего технологического развития.

О ВЫБОРАХ, ПРОВОКАЦИЯХ И СОХРАНЕНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ

- Приближаются выборы – и Президента, и Верховной Рады. По вашему мнению, какая самая большая угроза на этих выборах для Украины?

- Понятно, что Россия будет платить бешеные деньги, чтобы взбудоражить наши эмоции. И самая большая угроза, собственно, в нас, в украинцах, - если мы поддадимся на эти провокации. А провокации будут означать расшатывание, так, как это делает Россия по всему миру. При чем она делает это без какой-то определенной цели, - допустим, обеспечить выигрыш того или иного кандидата. Нет. Цель одна – разрушать все, что можно. Расшатывайте доверие, расшатывайте надежду, в ушах людей должна звучать мысль: все плохие, все они не такие, всех надо гнать прочь... Мы уже знаем эту риторику тотального неприятия власти. А украинцы очень чувствительны к этому. Россия это хорошо знает, думаю, уже и в российских учебниках это записано: что «малороссов» легче всего подловить, спровоцировать именно на то, чтобы они выступили против своего руководства.

Я хотел бы, чтобы мы были осмотрительны, чтобы мы не верили утопично, что кто-то из нынешних кандидатов идеален и сегодня надо заменить не идеального Порошенко. Я говорю это не потому, что обожаю Порошенко, обожаю его действия - потому что он сделал ошибки, и я об этом говорил публично.

Есть независимость, и она имеет значительно большее значение, чем идеальная или неидеальная власть

Такого обожания нет.

Сейчас кандидаты предлагают себя на президентский пост, но я не чувствую, какие за ними стоят команды, откуда они берут деньги на президентскую кампанию, что именно они предлагают сделать. Например, я мечтаю услышать от какого-то кандидата: «Вот Президент Порошенко прекрасно сделал то, и то, и то. А тут он ошибся. Я предлагаю заменить это вот такой, такой моделью». Все, тогда я четко все понимаю, я тогда доверяю этому человеку, потому что он признал, что уже есть достижения, но при этом он хочет исправить то, что не работает, или работает слабо.

Я еще раз говорю: да, Президент Порошенко заслуживает нормальной цивилизованной критики, ему стоило прислушаться ко многим звучавшим советам. Но при этом он не враг Украины, чтобы вот так абсолютно, на 100%, критиковать каждый его шаг, ничего не объясняя при этом, а только говоря: «Это плохо, потому что это плохо».

Я ездил по разным странам, и я не встретил ни одной, где бы были довольны своими руководителями. Всегда к власти есть претензии. Я к этому привык, это нормально, это признак демократии – если есть свобода критики. Следовательно, власть не идеальна и у нас тоже. С другой стороны, есть независимость, и она имеет значительно большее значение, чем идеальная или неидеальная власть.

Сохранить независимость страны - это самая важная задача на данном этапе. И если из-за стремления к идеальному руководителю я подставлю под угрозу независимость, – то я буду делать неправильно. На данном этапе для меня важно не найти идеального Президента, а удержать независимость, не дать России уничтожить Украину. И в этом Президент Порошенко доказал свою эффективность - пока государство сохранено.

Один мой приятель, американец, сказал колоссальную фразу: «Вы, украинцы, хотите перепрыгнуть через большую реку одним прыжком. Так не получится – каждая большая дорога имеет маленькие шаги и их всех надо пройти».

Люди, давайте спокойно выиграем эти выборы, обеспечим дальнейшее существование государства, а придет спокойствие - будем выбирать лучшего Президента. Все должно быть сделано поочередно. И мы, украинцы, должны научиться логике государственного народа. Не логике малоросса, которым манипулируют как угодно, а логике государственного народа.

- Кто нас может научить сегодня?

- Только опыт. Вспомните, каким был главный лозунг Помаранчевой революции – «Ющенко! Ющенко!». Однако «Порошенко! Порошенко!» уже не кричали. За последние годы мы многому научились. Потому и 100-процентного патернализма уже не было. Поэтому – шаг за шагом.

- Как вы думаете, какой кандидат сможет победить на предстоящих выборах? Я не о фамилии...

- Тот, который будет завоевать не выборы, а сердца. Потому что сегодня существует такая проблема – отсутствие правды, искренности. У меня уже было несколько встреч с теми новыми людьми. Человек начинает со мной говорить – а в глазах у него политтехнологические конструкции, потому что в одном месте ему посоветовали говорить то, а в другом месте – то. А мне не нужны эти конструкции! Ты мне скажи правдивое слово так, чтобы я ахнул. Чтобы я сказал: «Вау! Вот это и есть такая правда, ради которой я готов жертвовать чем-то». И тогда все – ты завоюешь мое сердце. И даже если ты не выиграешь на выборах в этом году, то я буду помнить тебя. И если ты будешь дальше так же чисто и справедливо говорить – на следующих выборах я за тебя обязательно проголосую. Вот что необходимо. А у нас этого нет, у нас везде политтехнологические разработки: какие-то проекты, какие-то выдумки, какие-то бигборды. И люди теряются – кого выбрать? Потому что они видят, что все это искусственное. А украинцы особенно это чувствуют. Необходимо другое. Дай мне эту пронзительную правду, чтобы я заплакал...

Марина Сингаевская. Киев
Фото – Юлии Овсянниковой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-