Эллина Шнурко-Табакова, председатель ОО «Совет информбезопасности и киберзащиты»
Визит Маккейна в АТО россияне сопровождали разгоном информации о «преступлениях ВСУ»
19.11.2018 09:00 983

Недавно в Украине начал работу новый сервис для анализа и управления информацией – AttackIndex. Он дает возможность эффективнее проводить журналистские расследования, определять уровень информационных угроз, резонанс информкампаний и контролировать ход собственных кампаний и сообщений.

Это событие при всей «моде» на тему гибридных и информационных войн, осталось незамеченным в СМИ, но, если называть вещи своими именами, новый сервис – это первый образец украинского «оружия» в информационной войне.

О том, как новый сервис помогает разглядеть информационные операции, в интервью Укринформу рассказала лидер проекта Index Systems, председатель ОО «Совет информбезопасности и киберзащиты» Эллина Шнурко-Табакова.

- Новый сервис для анализа и управления информацией – AttackIndex позволяет определять уровень информационных угроз и активность информкампаний. Ваш сервис – это следующий шаг после привычного нам мониторинга информации?

- Рынок мониторинга СМИ – это старая тема, еще с начала 90-х он начал развиваться и сейчас является достаточно конкурентным. Есть украинские, российские, американские компании, которые этим занимаются. У истоков мониторинговых компаний в России, например, стояли государственные структуры, даже ФСБ. В европейских странах этим занимались преимущественно коммерческие структуры, которые это делали для потребностей бизнеса. Поэтому этот рынок был достаточно насыщен до начала войны в 2014 году.

Решив, что нужно разобраться с гибридными войнами, в частности, с эскалацией противостояния на Майдане, я создала с партнерами, в частности, с представителями науки, команду исследователей. Особенно важно участие профессора Дмитрия Ландэ, который всю жизнь занимается и прекрасно разбирается в сборе и обработке больших массивов данных.

- Можно ли сказать, что сбор больших объемов информации всегда был заточен на вопросы безопасности?

- Лишь в какой-то степени. Как направление военной разведки, как направление конкурентной разведки в бизнесе – это действительно довольно старая тема. Вопрос сейчас в том, что в мире есть много различного инструментария, и много информации стало попадать в открытые источники. Поэтому обработка больших объемов информации – как для военной разведки, силовых структур, так и для бизнеса – стала в какой-то степени приоритетной, поскольку теперь не нужно читать газеты и выискивать какие-то мысли, а можно искать по ключевым словам, темам, людям. И вот этот инструментарий очень облегчает им работу.

С другой стороны, понятно, что данных становится все больше, и нужно не просто уметь их искать, но и правильно выстраивать доверие к источникам, к информации, уметь ее оценивать и затем правильно использовать.

Мы исследовали период эскалации на Майдане и увидели – сколько дней длились информоперации

Когда мы начали смотреть на присутствие российских модерирующих факторов в эскалации событий на Майдане, то использовали различные виды математического аппарата, позволяющие видеть не только кто и о чем писал, но и понимать, насколько в каждом из процессов участвуют те или иные сайты, те или иные спикеры, и в том числе – присутствуют ли там информационные операции.

- И что выяснилось?

- В материалах, которые мы подготовили, были определены даты, когда совершались информоперации. Мы исследовали период эскалации на Майдане, начиная от избиения студентов и до событий на Грушевского и Институтской, и по аналитической обработке видно – сколько дней такие информоперации продолжались.

- Вы выяснили, кто был инициатором этих информопераций?

- Это следователи должны выяснять. Если мы видим, что разгон информации шел на российских пропагандистских сайтах, что в 99% это начиналось у них, использовалась определенная лексика, а потом это появлялось в украинских СМИ, то мы можем смело говорить, что этот процесс или модерировался, или сопровождался. И вопрос – возникла ли волна потому, что избили детей, мы все вышли и информация быстро волной разошлась; или потому, что накануне 5 дней нас кто-то «накачивал» и мы себе не отдавали отчет в том, что нашими эмоциями пытались управлять?

- Сколько времени ушло на обработку данных по Майдану?

Результат информоперации по дискредитации руководства ВСУ мы увидели под Иловайском

- Первый материал делался вручную больше месяца. Потом было длительное наблюдение о том, как дискредитировалось военное руководство украинской армии.

Дискредитация началась где-то в середине мая 2014 года, и где-то с января 2015 года мы уже начали очень внимательно отслеживать различные запросы, касавшиеся генералов и другого руководства армии. И потом где-то через два месяца, построив множество графиков, математических формул и шаблонов, мы смогли описать процессы, которые происходили в мае 2015 года, и опубликовать полученные выводы.

Понятно, что цель дискредитации – добиться того, чтобы народ перестал доверять армии и ее поддерживать, а некоторые – чтобы даже отказались подчиняться приказам. И мы наблюдали это во время Иловайска. Кто там делал вид, что он умнее и мог сняться с места дислокации и поехать домой, кто не доверял своим командирам.

А вот дезинформация, что у нас якобы все воруют, что все командиры богатые, что они не уважают подчиненных, – шла очень большим потоком. И мы тогда составили топ-50 сайтов, которые этим занимались, и, в частности, украинских спикеров, которые этим злоупотребляли. Они были похожи скорее на информационных киллеров, чем на реальных журналистов.

В этих же материалах при их обработке мы увидели, что есть корреляция между такими информационными «наездами» и военными операциями на Донбассе. Такие информационные всплески отвлекали внимание и повышали недоверие к тому, что происходит во время военной операции.

- Итак, если почувствовал, что начались «информационные наезды», жди обострения на фронте?

- Информационная война не происходит в отрыве от всего. Она связана или с боевыми операциями, или с дипломатическими переговорами. Например, обострение боевого напряжения, дискредитация армии и переговоры в Минске совпали в январе, феврале, марте 2015 года.

Или, например, в 2016 году, когда Маккейн с американскими сенаторами ездили в зону АТО, одновременно на оккупированных территориях занимались разгоном информации о преступлениях украинской армии, которая якобы уничтожает мирное население. И следственный комитет РФ в это же время возбуждал против украинских военнослужащих дела. Именно раздутая информационная кампания служила поводом открыть уголовные дела в РФ. Фактически, у нас есть военные, которые заочно осуждены на российской территории за какие-то якобы преступления.

Отслеживание таких информационных кампаний, систематизация их параметров позволяет лучше понимать планы агрессора, то, каким образом он ведет гибридную войну.

Если мы посмотрим на расследование Cambridge Analytica (английская компания, использующая технологии глубинного анализа данных. - Ред.) о вмешательстве в выборы в США, то это тоже – одна из составляющих гибридной войны.

Просто Украина оказалась на переднем крае испытания всех этих систем. Ведь у нас были и «тролли» и «боты», и партии выкупаются. Вот такую смесь увидели сейчас в Европе и США. Но у нас это еще и сочетается с боевыми действиями.

- На что нацелены эти кампании, где их инициаторы ищут слабину?

Враг постоянно будет раскручивать темы, которые ссорят наиболее консолидированные части общества

- Чтобы получить контроль и победить на выборах, нужно лишь разрушить консолидацию в обществе.

У нас сейчас больше всего доверяют армии и волонтерам и, понятно, что враг будет постоянно заниматься и раскручивать темы, которые ссорят наиболее консолидированные части общества.

- Можете их, эти темы, перечислить?

- Это, например, вакцинация, московский патриархат с Томосом, украинский язык. Темы, которые ловятся в информационном пространстве, в мониторингах.

Яркий пример – скандал с главой ВР Парубием. Он же возник не сразу, когда тот что-то сказал. Сначала промониторили информпространство и через пару дней начали приписывать слова, которых он не говорил – что-то там про Гитлера, про фашистскую Германию. Он этого не говорил, все это возникло на российских сайтах гораздо позже.

То есть это не был естественный информационный взрыв. Они нашли, что кто-то там сказал, исказили и начали разгонять. Это типичный пример, когда вылавливается просто повод. Но бывает, создаются еще и искусственные поводы.

- Когда вы создавали сервис AttackIndex, сколько параметров учитывалось?

То исследование, которое мы делали по украинским генералам в течение трех месяцев, сейчас можно сделать за три минуты

- Чтобы подготовить первый, небольшой доклад, нам надо было построить примерно пять тысяч графиков и найти тот, который действительно заслуживает внимания. К тому же, простой мониторинг не дает понимания: что и как началось, не дает никаких сравнений или анализа.

Поэтому и возникла идея все это автоматизировать. И то исследование, которое мы делали по украинским генералам в течение трех месяцев, сейчас можно сделать за три минуты. Это быстрый скрининг и анализ информпотока по определенным ключевым словам. И здесь уже вопрос к искусству подбирать такие ключевые слова.

- За какой период пользователь может проанализировать нужную информацию с помощью AttackIndeх?

- Базы данных у нас с партнерами очень крупные, охватывают 20 лет. Мало кому нужны данные за такой долгий период, но иногда очень полезно сравнить сегодняшнюю ситуацию с той, которая была 5 лет назад. Мы ищем не во всем интернете, как это делает Google, а лишь в источниках, которым доверяем. Причем система уже делает оценку стабильности процесса и возможного пути развития.

- На украинском рынке есть подобный продукт?

- Нет, мы первые.

- Заинтересованы ли украинские госструктуры в ваших разработках?

- Мы надеемся, что наши разработки пригодятся государству. Силовые ведомства проявляют заинтересованность к продукту. Мы надеемся, что в выборе поставщиков для своих целей силовые ведомства будут в состоянии оценить эти наработки и ту инновационность, которую несет наша система. Это позволит им быть более оперативными и технически независимыми.

Ирина Кожухарь. Киев

Фото предоставлены Эллиной Шнурко-Табаковой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-