Сергей Тихий: "Побеждают только победители". Разделы 2 и 3

Сергей Тихий: "Побеждают только победители". Разделы 2 и 3

73
Ukrinform
Продолжаем публикацию глав книги публицистики Сергея Тихого «Побеждают только победители», готовящейся к печати

Предыдущие публикации: Сергей Тихий: "Побеждают только победители". Пролог и глава 1

Сергей Тихий

«ПОБЕЖДАЮТ ТОЛЬКО ПОБЕДИТЕЛИ»

Книга публицистики

Пролог

Раздел 1. Тревоги пост: Где мы оказались?

Раздел 2. Что мы сами о себе думаем?

И если нам так тяжело дается употребление в войну, осознание того, что она продолжается, что она забирает людей и ресурсы, требует перевернуть всю свою жизнь, перевести его на другие рельсы, то представьте, как все это делать, даже пока не делать, а просто думать о такой возможности, богатей «Европейцы»?

Блог-пост 25.11.2014

Решающая битва этой войны уже не на Востоке гремит. Это и не выборы, которых ждем с тревогой. Главное — что народ сам о себе думает. Если разобраться, это не только про нас, это про любой народ в мире. История, мы это хорошо знаем, не существует без мифа, а миф победоносной нации должен быть победным. Не призываю врать и выдумывать, просто я хочу чтобы мы были настроены на поиск света, а не тьмы. В наших современных терминах — соотношением того, что мы уже привычно называем #победой #предательством, будет решена судьба Украины.

Тот, у кого все всегда плохо, не побеждает, потому что за что ему такому победа?

Анатомия одного заголовка

Уже несколько лет я ношусь с идеей Коллекции (Музея?) заголовков. Мягко говоря, неуместных, в основном. Чем-чем, а этим добром журналисты и редакторы обеспечивают Украину щедро. Я не ленился вылавливать их в Сети и запощувати с комментариями на своей странице, а некоторые мои ФБ-друзья инициативу подхватили. Скажу откровенно: глупства этого оказалось так много, что я уже несколько устал от него, начал терять запал. Но ничто так хорошо не иллюстрирует зарождение и распространение #измены, как анализ некоторых из них. Источник не указываю, и не сомневаюсь, что вы мне поверите: заголовок реальный, мной не выдуман, выловленный в Сети 5 сентября 2018 года: «Почему в Киеве не будет улицы сенатора МакКейна». В тексте сначала говорится о том, что даже предложение Президента о переименовании ул. Ивана Кудри (чекист, который действовал против оуновского подполья, по неподтвержденной версии – причастен к подрыву Крещатика в сентябре 1941 года) не может быть выполнена. Эксперт — известный урбанист Александр Сергиенко — объясняет, что Киевсоветом ранее был утвержден мораторий на наименования столичных топонимов в честь лиц, которые умерли меньше, чем за два года до того. То есть обратите внимание: «наш» заголовок уже начинает сыпаться. Не НИКОГДА не будет в Киеве улицы сенатора МакКейна, а только до 25 августа 2020-го, когда пройдет два года от кончины героя Америки и большого друга Украины. И это не все. Далее эксперт говорит, что в принципе, мораторий то можно и отменить, или приостановить его действие и это будет вполне законно, а сам он однозначно выступает за то, чтобы улица МакКейна в Киеве появилась поскорее. То к чему такой безнадежный заголовок, который, к тому же, не соответствует тексту? А я скажу — здесь возможны только три варианта.

1. Профессиональная непригодность того, кто поставил, или пропустил заголовок. Такие вещи редактор должен чувствовать холкой. Подвариант — редактор недоглядел, «провтыкал», как теперь говорят, по той или иной причине.

2. Редактор погнался за лишним «кликом». Есть позиция (не однозначная, как на меня), что публика живее реагирует на негатив, отрицание. Это возможно, но имеем не тот случай, когда это можно. Такое тоже надо на подсознательном уровне чувствовать.

3. Редактор сознательно нагнетает #предательство, потому что в его СМИ задана такая установка. Мол, в Украине все всегда не так, как надо, как планировалось, предлагалось! Вспомним здесь известный анекдот лозунг врачей-урологов: «Все дерьмо, кроме мочи!»

В том, что же там было на самом деле, разбираться не будем. Просто мне хотелось показать откуда и как — с сотнями и тысячами таких, в частности, заголовков — поднимается волна уныния, от которой, иногда, становится трудно дышать. Кончать с этим надо. На всех уровнях, а прежде всего, на личном. У нас есть проблемы, как и у всех, тем более, в такое время, но не только из них состоит наша жизнь и не только ими определяются перспективы Украины.

Не надо утопий, но создай себе позитивный настрой

Когда изменится отношение к Украине в мире? Когда нас будут уважать и искать с нами союза? Здесь все просто:

1. Когда сборная Украины по футболу станет чемпионом мира. Или, по крайней мере, когда украинский клуб победит в Лиге чемпионов.

2. Когда украинскому писателю дадут Нобелевскую премию.

3. То же касается и украинского ученого.

4. Когда картины украинского художника войдут в Тор-3 на аукционе «Сотбис», а украинская песня еженедельно будет попадать в Топ-5 мирового рейтинга.

5. Когда «медицинский туризм» в Украину станет популярным, а средняя продолжительность жизни украинцев достигнет 80 лет.

6. Когда система ресторанов украинской кухни, скажем, под брендом «Сало», или «Борщ», или «Вареники», или какое их сочетание, вроде «СалоБорВа», — будет разветвленная в 20-30 странах Европы и мира.

7. Когда зимние горнолыжные курорты Карпат сравняются по посещаемости хотя бы с польскими, а впоследствии — с австрийскими, швейцарскими и итальянскими.

8. Когда до украинских вузов массово ринутся европейцы.

И скажите, неужели хотя бы один из перечисленных пунктов — такой уж недосягаемый? Единственное, чего нам для этого не хватает — немного терпения и много денег. Или, в зависимости от объема вашего оптимизма, наоборот — немного денег и много терпения. Этот список, который составлен в совершенно произвольной последовательности, можно продолжать, хоть с конца, хоть с начала, но обратите внимание: в него сознательно не включено ничего, что было бы связано с политикой или экономикой. С культурой это связано, прежде всего, и с социальной структурой.

Кто от кого устал?

Что еще сказать о #предательство? Они (наши партнеры и союзники) от нас устали. А мы от них — разве нет?

Запад от Украины устал, она ему надоела со своими вечными проблемами и бессмертной коррупцией. Нет, конечно, Россия поступила некрасиво с Крымом, но она признавать этого не хочет, то что теперь вечно быть с ней в конфронтации? А Донбасс — не наша война, а ваша.

А мы, в Украине, очень устали от власти. Ну, не такая она, как надо, хоть плачь!

А россияне как от нас устали? Четыреста лет говорят: «Русские вы, что вам не нравится, чем плохо быть русским? Ну, малоросом...», а в ответ: «Нет, мы украинцы»...

А еще такую мы имеем претензию к Западу. Это в 2014-м нежелания осложнять отношения с Россией, давить на нее можно было прикрывать разговорами о внезапности агрессии, а следовательно, — растерянностью, страхом и нежеланием «связываться». А в 2018-м это все уже не «играет». То, что с Россией имеют дело, пытаются вести взаимовыгодный бизнес, приглашают — в прямом смысле — кремлевскую гориллу к танцу — это уже предательство основополагающих принципов демократии, пособничество ее смертному врагу. Это не вызывает нашу «усталость»?

А если вспомнить этот футбол, чемпионат мира, в России! Как будто люди одурели. Хотя нет, «с ума посходили» не то слово. А главное, что наша боль, наши жертвы их совершенно не интересуют, у них по расписанию футбольный праздник. Как же мы устали от их безразличия к нам!

Европа устала от санкций? А мы повторяем: отказ от них, восстановление экономического сотрудничества с Россией на фоне того, что она совершила и совершает — это разве не преступление? Ну, здесь все в точном соответствии с классика марксизма: «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на применение, при 20% он становится оживленным, 50% — положительно готов сломать себе голову, при 100% он пренебрегает всеми человеческими законами, а 300% — нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Впрочем теперь это называется «вашими национальными интересами». Ну тогда позвольте и нам не забыть о собственных. Не волнуйтесь, мы их аккуратно «не забудем».

А еще мы устали от унижения. За то, чтобы ратифицировать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, правительство Нидерландов требовал принятия отдельной декларации, что это все ничего не будет значить — ни первого шага к вступлению, собственно, к Европейскому Союзу, ни претензий на дополнительную денежную помощь. Если перевести все это с языка международных соглашений на обычную человеческую, то это означает унижение и ничего больше. Многие из нас сейчас ездит по Европам безвізу, стараясь не вспоминать о скучном и уже непристойное волокиту с предоставлением Украине безвизового режима — когда «благую весть» об этом, как будто колбасу на веревке, живодеры дают проглотить голодной собаке, а потом извлекают из желудка...

Международная следственная комиссия признала причастность России к катастрофе МН-17: смертоносный «Бук» был доставлен в поле под Снєжним с территории России и туда же на следующий день отправлен обратно. Но для нас ударение здесь стоял на том, что непосредственное участие РФ в войне против Украины доказана на официальном уровне! А том — какого черта Россия в Минске и до сих пор выступает как посредник, если она агрессор, непосредственная сторона конфликта? И чего стоят все эти Минск-1 и Минск-2, какие еще изменения в Конституции заставляет нас внести агрессор? Требуем нового формата переговоров! Но нет, практически никто в мире не уделил достаточного внимания этому, как на нас, очень важным обстоятельствам. Вы, как пишут аналитики, не сомневаетесь в том, что Россия сама напала на Украину? Так где же последствия этой уверенности? Коротко говоря, мы очень уже устали от ваших политико-экономических маневров с «безальтернативным Минском» и санкциями, кроткими, словно кетчуп.

А не бред ли это вообще, рассчитывать, что точечные экономические санкции способны заставить диктаторов уступать? Для них — и для Путина, и для иранских мракобесов, и для северокорейского Ына два-три миллиона населения — это не потери. Верхушке ничего не угрожает, ее хлеб и масло не интересуют, потому что икры им хватит при любых обстоятельствах.

Проигрывать надо быстро, а побеждать можно и долго

Кто-то, конечно, скажет: и не смешит нас этими «украинскими» претензиями к Западу, их даже не услышат — и это еще будет для Украины лучше. Что же, и это реальность, к которой надо отнестись спокойно и прагматично, по возможности. Ее надо принять и сразу — поблагодарить, потому что она — мобилизует. И это главный вывод, который надо сделать из этого перечня «взаимной усталости».

Запад поддерживает нас, и мы за это искренне благодарны. Мы понимаем, что мечты о экономику агрессора, которая вот-вот свалится в пике и до Кремля ворвется разъяренная толпа голодных россиян, а Путина буквально завтра тюкне по голове «трубкой» какой-нибудь мятежник «из своих бояр» — как говорят, долго можно ждать. Зато, с нефтью по 70-80 долларов/баррель Россия способна бесконечно долго отравлять жизнь Украине на Донбассе, давить на Азовском море, вести ничем не ограниченную информационную войну в мире и на наших просторах. Россия не знает, что делать с «ДНР/ЛНВ»? Что за глупости? Прекрасно знает! Это ее оружие — рычаг, которым она будет расшатывать ситуацию в Украине, как минимум до президентских выборов. А не получится по их в марте-апреле 2019-го — хитатимуть еще полгода, до конца октября, до парламентских выборов. А будет опять что-то не то — то продолжат.

И получится, в конце концов, что на Западе хотят, чтобы все было демократически, экономически целесообразно, «красиво», в общем, а трудно будет — Украине, а будет балансировать на грани — Украине придется. От которого они, видите ли, устали...

Ну что же, вам придется потерпеть. Мы же вас терпим! Лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Хотелось бы ответить примерно так.

Пятый год войны. И мы имеем право на победу, что бы о нас думали. Но главное — то, что мы думаем и знаем о себе. От войны устали все. И нам, именно таким как мы есть, со всеми нашими проблемами, неурядицами и недостатками, остается только одно — побеждать. Потому что когда столько наших полегло и столько нашей земли лежит в руинах, когда столько уже сказано врагом о нас и нами — о врага, когда столько всего стало нам понятным в прошлом, столько увидено, сквозь время, в будущем... Ради чего все это было, неужели чтобы проиграть? Нет, это я хочу повторить: проигрывать надо быстро, а побеждать можно и долго. Чтобы устать от того, даже. А затем, когда придет время, еще сильнее радоваться победе.

Не уставать, не уставать, не уставать... Другой путь? А нет его!

РАЗДЕЛ 3. Или может быть две истории в Украины?

Самое важное: такие масштабные преступления, как например война, развязанная Россией против Украины на украинской земле, еще никому и никогда не удавалось ни скрыть навсегда, ни возразить навечно. Наступит день и шлюзы откроются. Везде.

Блог-пост 13.02.2015

Не коррупция и не заядлый до умопомрачения вечный враг — самые первые наши проблемы. Есть и более глубокие и трудные в преодолении. Например, неопределенность, дефицит единства относительно собственной истории. Сейчас это — одна из главных угроз для Украины и одновременно — мощный в ближайшем будущем ресурс. Единство в принципиальном — это гарантия победы страны и нации. А в Украине в разгаре Битва за историю — реальную, не искаженную, написанную беспристрастными людьми, ее ход и итоги, будут решать очень много.

«Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй»... Когда-то мы увлекались музыкой Киева, родного нашего города, которая лилась со страниц булгаковской «Белой гвардии», не очень-то и вникая и не понимая, кто с кем и за что воюет на окраинах «Города», который в декабре 1918-го накрыло снежной «шапкой белого генерала». Благородные белые офицеры собирались дать отпор «бандам Петлюры», но так и не дали, а верх взяли, как всегда, «красные».

А сейчас, в 2018-м, на пятом году войны с Россией за реальную независимость, мы не забыли, что это — от 1 января до 31 декабря — юбилейный год? Века назад независимая Украина прожила все 12 месяцев в разных ипостасях: от УНР — через Гетманат — до возвращения УНР под руководством Директории. Что мы знаем о тот год «великий и страшный», как он сказывается на нашем настоящем? Мы и выросли в этой неопределенности. Уже почти 30 лет в украинских школах изучают другую историю, и только сейчас она начала проступать в нашей повседневности, как тайные чернила на листе бумаги, языков, затонувший материк, медленно поднимается из-под темной воды. Но давление, влияние последовательной и хорошо спланированной работы российско-советской пропагандистской машины был настолько длительным и мощным, что настоящая история Родины и до сих пор в сознании миллионов не стала чем-то естественным для украинца. Речь идет не столько конкретные знания, сколько о подсознательное, о том, что само собой понятно и не подлежит сомнению. Благодаря тотальному воздействию всего русского — литературы, кинематографа, а прежде всего — взгляду на прошлое, — у нас до сих пор «немирно сосуществуют как бы две истории. И это опасно.

Стратегическое направление советско-российской версии истории того периода — это доведение якобы украинской несостоятельности в государственном строительстве. Мол, все эти «освободительные соревнования 1918 – 1921 гг.» были этакой кровавой опереткой, от начала надуманными и нелепыми попытками непригодных людей «проклятых националистов». Десятилетия массированной пропаганды не прошли бесследно — у многих современных украинцев этот стереотип присутствует, пусть и на уровне подсознания.

Как преодолевается такой дуализм?

Есть пример. Вот за что сражались и погибли герои Крут? После десятилетий замалчивания нам начали закидывать, что то были напрасные жертвы, преступление «буржуазно-националистической Центральной Рады». И только сейчас, кажется, наиболее точно удалось сформулировать значение боя под Крутами. Ролик Украинского кризисного медиа-центра, снятый к 98-й годовщине боя, в 2016-м, суммируется слоганом — «Они боролись, чтобы мы победили», — и он замыкает цепочку: ничего не было напрасным.

История из-под темной воды, или Прогулка Киевом, которого киевляне не знают

Что нам известно о свою столицу из того, какой она была рівно100 лет назад? УНР, Гетманат, Директория — где все это происходило, кипело спорами, осявалося достижениями, копирсалося в проблемах — неужели ничего не осталось? Винниченко, Петлюра, Скоропадский, несколько официальных Правительств, министерства след от них остался на улицах Киева? Много десятков лет здесь все было плотно занято «коммунизмом и коммунистами» — улицы имени вождей и организаций — Маркса, Ленина, Свердлова, Коминтерна; памятники организаторам, вдохновителям и исполнителям Голодомора, террора и русификации — Косиору, Петровскому, Чубарю, Чекистам... Разве же все эти недавние названия воспринимались нами как имена убийц? Ну называется и называется. Вот это и значит — в'їстися в подсознание.

А сейчас как, по декоммунизации, когда улицам вернули старые названия, а памятники преступникам принесли и новые еще не поставили — так и остались в Киеве эти «пеньки»... И что, всплывает правда, как забытая Атлантида, из-под темной воды забвения? Попробую пройтись по центральным улицам родного Киева — города «вакантных» постаментов — пролететь на «машине времени»...

Улица Богдана Хмельницкого, 11. Сейчас здесь, в помещении бывшего лицея Галагана «для одаренных сирот», работает Национальный музей литературы Украины. А в советское время здесь была школа № 92, экспериментальная, украинско-английский, в которой много кто учился, в том числе автор этих строк. А еще здесь что-то было?

Да, было. В 1918-м — Генеральное Секретарство военных дел УНР, министерство обороны, по-нашему. Здесь работал Генеральный секретарь (министр) по военным делам Симон Петлюра.

Я здесь буду цитировать статью историка Александра Кучерука (ее можно найти в Сети) о Правительства УНР, кто их возглавлял, кто руководил ведомствами, где они были расположены, кто там бывал и какие воспоминания оставил...

«Будущий генерал, а в то время еще подполковник, В. Петров впервые посетил Генеральное секретарство военных дел в январе 1918 г., в ходе подавления большевистского восстания в Киеве. Он вспоминал:

«Военный Секретариат имел очень своеобразный вид: временные деревляні перегородки в комнатах, что делали их пригодными к новых функций, скамейки из садов в почекальнях, а главное полное боєве поготівля целого учреждения. На лестнице сейчас же за дверью скорострел уже с готовой лентой и обслугой у него, второй скорострел такой же готовый к немедленному бою в самой приемной комнате Военного Секретаря, очевидно потому, что из окна этой комнаты очень хороший обстрел Фундуклеевской улице. Все чиновники вооружены. (...) Даже некоторые из немногих барышень машинисток имели револьверы при поясах».

К сожалению, с армией в УНР складывалось не столь благополучно, как с вооружением военного Секретарства. И здесь, кажется, чуть ли не ключевая причина тогдашней поражения. Они слишком увлекались внешним — вышиванками и коллективным пением песен. Здесь что-то похоже на детскую игру: когда это военное ведомство, то все здесь должны быть вооружении, включая секретаршами, пулеметы — тут же — пристреляны. А военное ведомство должно в первую очередь заботиться резервами, вооружением, обучением командиров и подготовкой населения, координацией общества с военными. А они... Вот только представьте себе: «автомат» (пулеметы. — Авт.) в министерстве, «ожиданий» (приемные. — Авт.) с садовыми скамейками и вооруженными до зубов секретаршами... кстати, я пишу на компьютере эти слова, которые давно не употребляются, беру их в кавычки, а программа-редактор их не подчеркивает — значит есть они и до сих пор в украинском языке!

Чем не история из-под темной воды?

Идем дальше. Вверх по улице Терещенковской, пересекая бульвар, подходим к дому напротив роскошного Шевченковского парка, который во времена УНР назывался Николаевским. Бывший особняк сахарозаводчика и мецената Терещенко. Здесь на базе его коллекции давно работает Музей русского искусства. А в 1918-м это было Генеральный Секретариат международных дел.

«Н.Суровцева, которая работала руководителем общего отдела секретариата, писала:

«Министерству уделили дом Терещенко, на Терещенковской улице, 9, напротив Николаевского сквера. [...] Я сидела в небольшом кабинете (бывшем будуаре женщины Терещенко), хорошей комнате с гобеленами, белым мраморным камином и широкими дверьми, что вели к бывшей спальни, а затем к кабинету министра. (...) Первым Генеральным секретарем международных дел был.Шульгин (1889 — 1960)».

Получается, что именно с этим, как теперь бы сказали, офисом, в январе 1918-го держала связь украинская делегация на переговорах в Брест-Литовске. «Брестский мир» — это поворотный пункт украинской истории... Трагический, хотя и долгожданный. Представьте себе: три стороны. Германия, которая де-факто выиграла войну у России, Россия (большевистская), соответственно, ее проиграла, и впервые в истории независимая Украина, которой на момент начала переговоров де-юре вообще не существовало. Германии нужны ресурсы, хлеб для продолжения Мировой войны на Западе. Для Москвы главное — выйти из войны любой ценой, но при этом ничего материального победителям не дать, потому что у самих нет. И Украина, с которой впервые в истории сели за стол межгосударственных переговоров, и это само по себе — победа. Очень точно эта незаурядная ситуация показана в трисерійному фильме Игоря Кобрина «Апельсиновая долька», 2004 г. Не знаю, когда он был размещен на YouTube, но когда я зашел туда 19 июля 2018 года, счетчик указывал, что его посмотрели 3606 человек... Это очень мало, капля в море. А жаль.

Мы говорили с автором фильма, режиссером Игорем Кобриным. Я защищал тогдашних украинских дипломатов-первопроходцев: а что им было делать, ради того, чтобы ничего не быть должными, не соглашаться на безотлагательное провозглашение государственной независимости, на котором настаивали немцы? Игорь Дмитриевич отрицает: «Самой большой ошибкой тогдашних украинских дипломатов было то, что они не уяснили для себя главную опасность. В политике нет друзей, есть союзники, этого наши не понимали. Они не понимали, что все, кто сопротивляется красным, являются временными, но союзниками. То есть, на переговоры с белыми надо было идти сразу».

Это была трагедия, пао — как не пойдешь — все равно в проигрыше! Но одновременно — признание де-юре государственной независимости Украины — это, пусть при тех обстоятельствах символическая, но все же победа!

... Это и есть — история из-под темной воды.

Возвращаюсь на бульвар Шевченко и направляюсь мимо бывшие Первая и Вторая киевские гимназии (там тоже работали различные Генеральные Секретарства УНР), с памятником Грушевскому между ними, мимо Владимирский собор спускаюсь к площади Победы. На углу бульвара и улицы Михаила Коцюбинского пустует (никак не отремонтируют, или с собственностью не разберутся, или ждут пока сам развалится, чтобы построить на его месте нечто «циклопический») некогда красивый особняк, с мавританскими мотивами в архитектуре. Он тоже принадлежал Терещенко, здесь в 1918-м, и за УНР, и при Гетьманаті Скоропадского работало Генеральное Секретарство путей. И поскольку я якобы провожу сам себе экскурсию по нынешних музеях, в помещениях которых 100 лет назад работали ключевые ведомства «первой» (УНР) и второй (Гетманат) независимой Украины, то я бы очень хотел и даже предлагаю, чтобы здесь был создан Музей. Какой? Гражданской войны в Украине — чтобы не забывали. Помещения — именно то, что нужно, место расположения — еще лучше. Почему? Сейчас расскажу.

13 ноября 1918 года. Гражданская война

11 ноября 1918 года было подписано перемирие в Кемп'єнському лесу. Мировую войну закончено. Германия, которая копала яму другим, поддерживая псевдомарксистський деструктив в той же российской империи, сама в ней оказалась, тоже нарвавшись на революцию, она и страны Оси войну проиграли, рейхсвер оставляет Украину, а гетман Скоропадский остается без поддержки немецких штыков. И только при условии федерации с Россией (белой, правда, после свержения большевизма) победители в войне — Франция, Британия, США, для которых Украина была географическим «чудом» нонсенсом (кажется, некоторые там и до сих пор по «традиции» не до конца понимает, откуда она взялась и чего хочет), соглашались поддержать Украинскую Державу Скоропадского. Гетман не выдержал давления обстоятельств и пророссийского лобби в собственном окружении, он вынужден взять курс на «федерацию неизвестно с кем», тем самым подписав приговор своему Государству.

А 12 ноября, просидев 4 месяца в гетманской тюрьме, на свободу выходит Симон Петлюра. И уже 13 ноября, на собрании, которые состоялись в помещении Генерального Секретарства путей (здесь работал один из организаторов), Петлюра становится Главным атаманом в только что созданной Директории УНР. Именно здесь Скоропадскому было провозглашено войну, то есть принято решение о его вооруженное устранения. Это и была украинская Гражданская война. За Петлюрой и Винниченко уже стояла реальная армия, в те два-три месяца зимы 1918-1919 гг. — это была мощная сила, невозможна без реальной народной поддержки. Десятки тысяч воинов, опытные командиры — не с «барской кости», а те, кого сделала военными Мировая война... Гетманата не было чего противопоставить Директории, Скоропадского со всех сторон окружала измена. Пятая колонна чувствовала себя напуганной, она снова была готова принять любую власть, чтобы она обеспечивала порядок и защиту от большевиков.

Гетманат упал, будто сам собой, как УНР за семь с половиной месяцев до того.

14 декабря 1918 года. Второе пришествие УНР

Я стою на углу Владимирской и Софийской улиц. Софийский Майдан, здесь многое происходило, что потом определило ход истории. Сохранился двухэтажный дом с балконом, с которого 100 лет назад, 22 января 1918 года Михаил Грушевский под давлением немцев, которым надо было подписывать Брестский мир с официально признанным правительством, провозглашал независимость Украины. Здание в ужасном состоянии, ведь ее нынешних владельцев ничего, кроме денег, не интересует. И я уже по инерции спрашиваю всех — и людей, и власть: почему здесь до сих пор нет Музея? Нам надо спасти то, что еще можно отстоять, вернуть в собственность государства, реставрировать, отстроить. И доски памятные установить: здесь во времена УНР, Гетманата было то-то и то-то — а то ни одной нет не только на тех домах, о которых здесь шла речь, а и вообще на всю украинскую столицу. Вот тогда и поднимется история, хотя бы так, чтобы ее было видно, из-под темной воды забвения. Донесена до потомков реальная история, это тоже, так же как своя Поместная Церковь — вопрос государственной безопасности.

А в декабре 1918-го Софийской улицей на древний Софийский Майдан, с Думской площади (Майдана нынешнего) поднимался победоносное войско Петлюры. Эпическое картина того, как это происходило, тоже описал Михаил Булгаков в «Белой гвардии». Это стоит увидеть глазами, скажем так, истинного несимпатика независимой Украины.

«... то не бурые, мутные реки текут по старым улицам — то сила Петлюры несметная на площадь старой Софии идет на парад. (...)

В синих жупанах, в смушковых, лихо заломленных шапках с синими верхами, шли галичане. Два двуцветных прапора, наклоненных меж обнаженными шашками, плыли следом за густым трубным оркестром, а за флагами, мерно давя хрустальный снег, молодецки гремели ряды, одетые в добротное, хоть немецкое сукно. За первым батальоном валили черные в длинных халатах, опоясанных ремнями, и в тазах на головах, и коричневая расти штыков колючей тучей лезла на парад.

Несчитанной силой шли серые обшарпанные полки сечевых стрельцов. Шли курени гайдамаков, пешим, курень за куренем, и, высоко танцуя в просветах батальонов, ехали в седлах бравые полковые, куренные и ротные командиры. Удалые марши, победные, ревущие, выли золотом в цветной реке.

За первым строем, облегченной рысью, мелко прыгая в седлах, покатили конные полки. Ослепительно резнули глаза восхищенного народа мятые, заломленные папахи с синими, зелеными и красными шлыками с золотыми кисточками.(...)

Бо старшины з нами,
С нами, как с братьями! —
...разливаясь, на рыси пели и прыгали лихих гайдамаки, и трепались цветные оселедцы.
(...)

Гремели страшные тяжкие колеса, тарахтели ящики, за десятью конными куренями шла лентами бесконечная артиллерия. Везли тупые, толстые мортиры, катились тонкие гаубицы; сидела прислуга на ящиках, веселая, кормленая, победная, чинно и мирно ехали ездовые. Шли, напрягаясь, вытягиваясь, шестидюймовые, сытые кони, крепкие, крутокрупые, и крестьянские, привычные к работе, похожие на беременных блох, лошади. Легко громыхала конно-горная легкая, и пушечки подпрыгивали, окруженные бравыми всадниками.

— Эх... эх... вот тебе и пятнадцать тысяч... Что же это наврали нам. Пятнадцать... бандит... разложение... Господи, не сочтешь. Еще батарея... еще, еще...»

...И еще. Куда же делась эта мощная победная сила, всего за полтора месяца, когда Киев заняли большевики, в котором воздухе она растаяла, растворилась? Я не провожу параллелей с нашими нынешними парадами, когда по Крещатику идет возрожденная чуть ли не с нуля украинская армия, но остается вопрос, на который пока нет ответа, царапиной на душе.

Мы приближаемся к самому важному и ответственнее. Ну, хорошо, проявилась реальная история, насколько сейчас это возможно. И что теперь? За коммунистов ее заливали дегтем, все в ней было плохое, нелепое, карикатурное. А теперь — говорю я себе — как не впасть в другую крайность, где помыслы и поступки сине-желтых Героев, которым, конечно, Слава (!), всегда кристально чистые и честные, а враги — куда же без них — красные и белые и красно-белые — густо залеплены черным, и полутонов не розрізниш?

Одна и та же история, точнее, ее подача, вполне уместно, может быть разная, несмотря на обстоятельства. Это факт, которого не следует стесняться. Скажем, для торжественных собраний она одна, для разговора с друзьями — другая, а для размышлений, формирования важных выводов, духовной подпитки — третья, более требовательна к фактам, трезвая, способная смотреть в глаза иногда неудобной правде.

Словом, эту новопосталу историю из-под темной воды — настоящую, не придуманную — надо всего лишь снова не забрехати.

(Далее будет)

Сергей Тихий
Автор работает в Укринформе. Переписка с ним – или по адресу stykhy@gmail.com или в Facebook

Предыдущие публикации: Сергей Тихий: "Побеждают только победители". Пролог и глава 1

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-