Владыка Варсонофий (Рудник), епископ Ужгородский и Закарпатский
На Закарпатье переход общин в ПЦУ будет более медленным, чем в других регионах
29.12.2018 09:00 167

В эксклюзивном интервью корреспонденту Укринформа владыка Варсонофий рассказал, как будет происходить процесс объединения на Закарпатье, какой дефицит священников Православной Церкви Украины (ПЦУ) на сегодня, сколько приходов собираются перейти в поместную церковь в ближайшее время и когда и как найдут общий язык с митрополитами Мукачево-Ужгородской и Хустской епархий бывшего Московского патриархата.

Мы встречаемся с владыкой Варсонофием в Берегово, в Свято-Троицко-Михайловском соборе. Это пока самый большой храм бывшего Киевского патриархата в регионе, ведь в Ужгороде или Мукачево — городах с большим населением и, соответственно, проукраинскими церковными общинами, соборов нет, есть только выделенные земельные участки. И неудивительно, потому что в области позиции Киевского патриархата в целом были не очень сильные – вплоть до последних событий. Среди населения Закарпатья много католиков, греко-католиков, реформатов, а православные общины почти все — под юрисдикцией МП. В области есть две православные епархии МП — Мукачево-Ужгородская, которой руководит митрополит Феодор (считается более проукраински настроенным), и Хустская, владыку которой – Марка – считают более твердым в позиции единения с Россией.

Епископ Варсонофий — самый молодой владыка теперь Православной Церкви Украины, на Закарпатье он служит четыре года. Открытый, с проукраинской позицией, неконфликтный. В публичных выступлениях постоянно призывает к единству и уверяет, что путь, в конце концов, только один — объединиться и совместно служить Богу, в том числе и на Закарпатье. Это произойдет, но нужно время, подчеркивает владыка Варсонофий в разговоре, процесс, по его словам, ускорится с официальным получением Томоса. «Людям нужна бумажка», – говорит он. После Рождества на Закарпатье ожидают активизации перехода общин под юрисдикцию ПЦУ. В последнее время об этом объявил только один приход — в селе под Ужгородом.

- Я так поняла (со слов председателя местной громады), что этот храм, в котором мы с вами сейчас разговариваем, теперь можно считать наибольшим в области, собственно, собором, не так ли? Раньше он подчинялся КП, сейчас – ПЦУ. Скажите, Ваше преосвященство, сколько на Закарпатье храмов у ПЦУ вообще? Ведь раньше вы отмечали, что в области насчитывается 70 общин Поместной церкви?

- Первое, что нужно выделить, — это то, что мы говорим сейчас о приходах, которые имеют юридическую регистрацию. Эти 70 — это зарегистрированные официально, юридически, религиозные общины. Если акцентировать внимание именно на количестве храмов — это уже вопрос другой, потому что общины и религиозный центр, то есть храм, — разные вещи. Что касается храмов, то конечно, их гораздо меньше, примерно 24 в области.

- Это во всех городах и селах Закарпатья, я правильно понимаю?

- Да, это с городами и селами. Конечно, этого мало, потому что количество верующих постоянно растет, и потребности в строительстве сакральных сооружений — храмов или часовен — тоже растут каждый год. В разных селах, где сейчас регистрируются общины уже ПЦУ, они хотят иметь свой центр, где могли бы совершать требы, богослужения, те или иные таинства. Поэтому потребность есть, и мы будем стараться эти вопросы решать. Хотя вы понимаете, что на сегодня все упирается в финансы. Общины в затруднительных положениях. Поэтому надеяться на то, что община своими силами полностью может построить храм, — сейчас это нереально.

- Монашеского центра Поместной церкви нет на Закарпатье, не так ли?

- Нет. Дело в том, что когда создавать монастырь, должно быть 5-10 монахов, которые его будут содержать. Поставить монастырь можно хоть завтра — но нужны монахи. Если их два или три, это не монастырь, а профанация. Поэтому наша позиция такая, что лучше качественный приход мирской, чем профанация монастыря.

ВРЕМЯ ЦЕРКВЕЙ, ЗАСТРОЕННЫХ ОБОРОННЫМИ СТЕНАМИ, ПРОШЛО

- Парадоксальная ситуация, согласитесь, — это я по поводу этого храма в Берегово: у нас есть город, в последнее время скандально известный как центр венгерского меньшинства, то есть, понимаем, что подавляющее большинство населения здесь – венгры, то есть протестанты или католики, и именно здесь — центральный храм украинской церкви на Закарпатье. В то же время есть Мукачево или, скажем, Ужгород — крупнейшие города в области, и там нет соборов ПЦУ, только небольшие церкви. Парадокс, не так ли?

- В некоторой степени — да. Но я бы отметил, что я на кафедре всего четыре года, и за это время нам, слава Богу, удалось получить земельный участок в городе Мукачево, в микрорайоне Росвигово, и сейчас уже и в Ужгороде — под строительство кафедрального собора. Более того, проект собора в Ужгороде уже готов, мы его заказали в Киеве, делал его довольно известный архитектор. Этот собор будет возведен в честь иконы Богородицы Пантанасса или Всецарицы, и будет более сакральным в том смысле, что в нем мы будем почитать память всех наших погибших закарпатских воинов. Сам храм задуман в виде свечи, и внутри его структура - довольно интересная: на стенах будут высечены имена, годы рождения и смерти всех наших военнослужащих-закарпатцев. Это тот храм, который я хочу оставить после себя.

- Это ваша идея?

- Да, моя непосредственно. Потому что все знают, что я капеллан 128 отдельной горно-штурмовой бригады, и я уже похоронил, к сожалению, не одного нашего воина. Это моя дань нашим защитникам Отечества, сам я не могу брать оружие в руки и становиться на защиту Родины, я — монах, а вот такой памятник, который прославил бы их подвиг на века, могу построить. Знаете, человек не вечен, а храм останется, и следующие поколения будут помнить, что они своей жизнью защитили наше будущее.

Теперь что касается Мукачево...

- Там, кстати, был в свое время построен первый храм Киевского патриархата в области, правда? Со скандалами, поджогами и провокациями...

- Да, один из первых храмов КП — это был храм на Ивана Франко, он построен в виде ротонды, имеет круглую форму. Второй храм - более известный, Успения Богородицы, он расположен ближе к центру Мукачево, там, фактически, наша главная община. Но у нас есть земельный участок в этом городе — 50 соток, он достаточно большой, по договоренности с местными жителями микрорайона мы решили, что часть той земли отдадим для обустройства детской площадки.

- Возле церкви?

- Да, чтобы дети, которые будут каждый день там играть, видели храм и таким образом какая-то духовность в их сердце будет зарождаться с детства. Они будут спрашивать у мамы, мол, а что это? И будут туда заходить из любопытства. И еще одно — надо что-то отдать и общине, не только взять землю, поставить храм и огородить стенами. Время церквей, застроенных оборонными стенами, прошло. Я один из самых молодых архиереев украинской церкви в стране, и поэтому в чем-то мыслю наперед. Церковь должна быть открытой, как можно больше привлекать к себе людей, потому что духовная война с дьяволом не закончилась, она продолжается, и не народ должен идти в церковь, а церковь должна идти в народ. Это наше задание, на которое нас призвал Господь, и если мы, монахи, священники, не будем этого делать, то это будет показывать, что мы забыли Божьи заповеди. А когда мы будем идти в народ, будем помогать, тогда церковь будет церковью.

ЧИСЛО СТОРОННИКОВ УКРАИНСКОЙ ЦЕРКВИ НА ЗАКАРПАТЬЕ РАСТЕТ ЕЖЕГОДНО ПРИМЕРНО НА 30%

- Вы называли 7 общин, которые сейчас подчиняются на Закарпатье Поместной церкви. Можете ли назвать хотя бы приблизительное количество верующих ПЦУ в области? Мы знаем, что народ здесь богобоязненный, церковный. Но интересно, какая же часть его отдана именно украинской церкви?

- Приблизительное количество я вам сейчас называть не буду, чтобы не дезинформировать. Точно скажу, что это число каждый год растет на 30 %. Я считаю это знаете как? По количеству корзин на Пасху. В Ужгороде четыре года назад, когда я пришел на Закарпатье, я освящал сотню корзин. В этом году их было больше 500.

Сейчас на Закарпатье люди в ожидании 6 января. Все, у кого мы спрашиваем об ориентации на будущее, говорят, что сначала пусть дадут Томос в руки, потом будем говорить. Всем нужна эта бумажка, хотя она - лишь формальность, потому что процесс завершен, но все ее хотят. После Рождества — следовательно — разговор будет конкретнее. Однозначно, что тот процесс, который начался уже в Украине, достаточно быстрыми темпами перекинется сюда, на Закарпатье.

- Считаете ли вы, что на Закарпатье этот переход, это движение к объединению будет происходить, скажем, немного медленнее, чем в других регионах?

- Да, он будет происходить не то что немного медленнее, а ощутимо медленнее — потому что так сложилось исторически. Я имею в виду то, что Киевский патриархат здесь был довольно в малом количестве до последнего времени, и вопрос донесения до людей какой-то идеи украинизации православной церкви был на минимальном уровне. Это было в свое время не выгодно ни власти на местах, ни тем конфессиям, которые долгое время были здесь доминирующими. Но, видите ли, Господь так сделал, что все постепенно меняется, Православная Церковь Украины на Закарпатье сегодня имеет голос — и к нему прислушиваются. Я радуюсь, что нас начали понимать и поддерживать. И это хороший результат моей деятельности последних четырех лет, на протяжении которых я здесь молюсь и работаю. Надеюсь, что дальше мы будем развиваться быстрее, с помощью Божьей и власти.

- Власти?

- Да, дело духовности — это дело власти, которая должна быть со всеми.

ОБЩИНА ГЛАВНАЯ В ВОПРОСЕ ПЕРЕХОДА, А НЕ СВЯЩЕННИК

- Ваше преосвященство, рассматриваете ли возможность поочередного служения в храмах бывшего МП? В селах на Закарпатье это, кстати, распространенная практика.

- Я не против такой практики, поочередное богослужение практикуют во многих областях. Это, в конце концов, процесс, который нас объединяет. Мы верим в одного Бога, который просил, чтобы мы все жили в мире. То, что мы разобщены конфессионально — временно, я думаю, что история и Господь поможет объединиться. Еще год назад никто в Украине не верил, что у нас будет своя церковь. Это был нонсенс. Сегодня мы ее имеем. Поэтому если общины смогут договориться — я только за поочередное служение. В дела общины я не могу вмешиваться, и это я сказал каждому нашему священнику.

- Такой нюанс: если община решает изменить юрисдикцию, а священник не хочет переходить?

- Община главная в этом вопросе.

- То есть, вы находите им нового священника?

- Да, это такой же вопрос, как в свое время, в 2015-м году, возник в Пилипце, в Межгорском районе, где община, 90% села, захотела перейти в КП, а священник отказался, поэтому мы дали туда другого священника, он по сей день там служит.

- Хватает ли на Закарпатье таких священников? Сейчас, наверное, вам нужны харизматичные пастыри. Хватает ли их? Это должны быть люди определенного пошиба, на которых можно равняться.

- Равняться все мы должны, знаете, на Христа. Иоанн Златоуст говорил, что если вы пришли в храм искать святых, – ошибаетесь, потому что святой только Господь, а тот, кто приходит в храм покаяться, вот это справедливо. Я радуюсь от того, что Господь мне дал такую епархию, в которой каждый священник харизматичный человек, на каждом священнике моем держится епархия, как на столбе. Я благодарен каждому, потому что их усилия очень большие, потому что до этого момента, как не крути, им много доставалось.

- Эти все разговоры о “неблагодатной церкви” вы сейчас имеете в виду?

- Мы это все помним, но не будем вспоминать и обижаться на тех, кто это говорил и делал. Поэтому священникам только честь и хвала за их труды. Конечно, мне сейчас не хватает священников на Закарпатье. Потребность — как минимум десять человек. Но это вообще по стране такая ситуация, потому что молодежь не особо стремится получать священнический сан.

ГЛАВНЫЙ АРГУМЕНТ ДЛЯ ВЕРУЮЩИХ — ЭТО СВОЯ ЦЕРКОВЬ

- Как вы будете работать с людьми из местностей на Закарпатье, где довольно сильны «скрепы» Московского патриархата — речь о Хустщине, Тячивщине, в частности, кроме того, что там сильная церковная, скажем так, пропаганда, там до последнего времени люди ездили на заработки в Россию, там стабильно голосуют за партии вроде нынешнего “Оппоблока”...

- Первое, что хочу сказать: мы никому не будем навязывать мнение, что кто-то хуже, а кто-то лучше. Мы дадим людям возможность понять, где истина, и дадим возможность выбирать самим. Сейчас не годы коммунистической власти, которая когда-то что-то не разрешала или разрешала. Сейчас каждый человек должен прийти в храм — католический, православный, греко-католический или реформатский — и выбрать для себя место, которое ему по сердцу. Мы в Поместной церкви пропагандируем идею нашу, национальную, украинскую. Мы пропагандируем православие, которое прославляет Бога на родном украинском языке. То христианство, о котором говорил апостол Павел в своих посланиях, что лучше сказать одно слово на родном языке, чем тысячу на чужом. Если люди выбирают, учитывая сказанное, Украинскую поместную православную церковь — пожалуйста, наши двери открыты. Если выбирают русскую — это их право, каждый ищет свою дорогу к Богу.

- То есть, ваш главный аргумент для закарпатских верующих — это своя церковь?

- Однозначно. Если мы уважаем свое государство, которое нам дал Господь, то как написано в апостольских правилах, каждый народ должен знать своего первого епископа. То есть каждое независимое государство должно иметь свою независимую церковь. Наше государство и церковь это выполнила, теперь вопрос за общинами.

ДИАЛОГА НЕТ, НА ЭТО НУЖНО ВРЕМЯ

- На вашей совместной пресс-конференции я у вас спрашивала, ведется ли сейчас какой-то диалог с вашими коллегами из бывшего Московского патриархата, вы ответили, что его нет на официальном уровне, но он в некоторой степени существует на человеческом уровне, то есть, здороваетесь при встречи, не обсуждая при этом церковных, конфессиональных дел. Изменилось ли что-то за неделю — в лучшую сторону? Ну, ведь когда-то этот диалог стоит таки начинать?

- К сожалению, ничего не изменилось. Я думаю, что им нужно время для этого, обдумать все, взвесить, помолиться, и в конце концов, Господь направит. Убежден, что в этой ситуации мы найдем выход. Я человек, который не любит конфликтов ужасно, привык решать дела с миром, поэтому верю, что все в конечном итоге решится мирно. Но на это нужно время. Возможно, и вероятно что так, дела немного сдвинутся после 6 января с предоставлением Томоса. Я обращался через СМИ к митрополитам относительно единства и участия в Соборе, и владыку Феодора до последнего ждали на Соборе, но я никакого ответа не получил. И повторюсь, год назад еще никто не верил, что в Украине будет своя церковь православная. Сейчас не верят, что будет диалог. А он будет, потому что нам нечего делить. У каждого — свой объем работы. Если Господь дал митрополиту Феодору одну из крупнейших епархий в Украине, мне — одну из самых маленьких, то это не значит, что у нас разные объемы работы. Он одинаковый. Знаете какой? Спасение человеческих душ. Только на него возложен крест немного тяжелее — потому что у него их больше, а на меня чуть легче, но дело одно. В конце веков мы встретимся возле Христа и отчитаемся: он — за своих вверенных, я — за своих.

- Что касается другого владыки, Марка, предстоятеля Хустской епархии, он более экспрессивный, какие у вас отношения с ним?

- Я с ним встречался только раз в жизни — во время перехода под юрисдикцию КП прихода в Пилипце.

- Зная тот случай, могу представить обстоятельства и формат встречи (переход прихода происходил со скандалом, драками, титушками - авт.)...

- Но мы действительно больше не встречались нигде. Хотя я верю, что и с ним найдем общий язык. Он же тоже священнослужитель, я верю, что Господь и его уразумит. Потому что нечему нас разъединять.

- Пока речь шла об одной общине, которая приняла решение после Собора перейти под юрисдикцию Поместной церкви на Закарпатье. Появились ли в течение последних недель новые общины, где проявляют желание сменить юрисдикцию?

- Есть минимум пять таких общин, мы держим это в тайне, потому что есть некоторое давление, возможны провокации. Люди ждут до 6 числа, и мы ждем. Дальше все пойдет быстрее.

Татьяна Когутич, Ужгород-Берегово
Фото Сергея Гудака

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-